Прогноз для России хуже, чем «в среднем по планете»

54

Подходит к концу третий квартал. Как завершит этот год мировая экономика и что ее ждет в следующем году?

Эксперты не видят оснований для паники, но снижают прогнозы роста глобального ВВП, а также развивающихся экономик, в том числе российской. Индустриально развитые страны могут рассчитывать на более благополучный сценарий.

У каждого свои перспективы. Минэкономразвития РФ понизил прогноз роста ВВП страны в текущем году c 2,4% до 1,8%, а в 2014-м — с 3,7% до диапазона 2,8–3,2%. Китай, вторая по величине экономика планеты, после двух кварталов замедленного роста показывает признаки ускорения, и кредитно-финансовые институты повышают свои прогнозы в отношении КНР: так, Credit Suisse увеличил прогнозируемый рост китайского ВВП в 2013 году с 7,4% до 7,6%.

Индийская экономика, напротив, растет все слабее: во втором квартале этого года аналитики ожидали роста ВВП Индии на 4,8% в годовом исчислении, а он вырос на 4,4%. Только за август этого года индийская рупия обесценилась на 8,1%. Еще одна ключевая развивающаяся экономика — бразильская — тоже катится под горку: ведущие банки мира снизили прогнозы ее роста в 2013 году до 2% или даже 1,6%.

Совершенно другая картина наблюдается в индустриально развитой части мира. Считаные месяцы назад, к примеру, британская экономика балансировала на грани нового витка рецессии, а сейчас прогнозы ее роста повышаются. Статистическое управление Великобритании скорректировало рост ВВП во втором квартале с 0,6% до 0,7% — не ахти какой, но все-таки рост. PricewaterhouseCoopers прогнозирует рост ВВП страны в текущем году на 1,3%.

Экономика Японии выросла во втором квартале на 2,6% (в годовом исчислении), что ощутимо ниже 3,8% роста ВВП в первом квартале, но все равно хорошо.

ВВП Германии увеличился во втором квартале на 0,7%, что превысило ожидания экономистов (0,6%). ВВП Франции вырос на 0,5% — против 0,2%, которых ожидали экономисты, опрошенные агентством Reuters. В Евросоюзе в целом и в зоне евро в частности был отмечен рост ВВП на 0,3% по сравнению с предыдущим кварталом.

Ну и, наконец, самая большая экономика планеты — американская — повышает темпы роста, перечеркивая мрачные прогнозы. Ей регулярно сулят крах, меняя только его причины, — то это разорительные войны, то печатание избыточного количества денег, то дороговизна нефти. Нефтяная тема оживилась в последнее время благодаря обстановке вокруг Сирии — она, по мнению авторов апокалиптических предсказаний, чревата «общеближневосточным» нефтяным кризисом, который больно ударит по Западу, в том числе и США. Ой ли?

Нефть дорожает из-за Сирии, которая ни при чем

На этапе подготовки военной акции против Сирии администрация Обамы попыталась просчитать ее последствия не только в военно-политическом, но и в экономическом плане. В частности, как сообщала газета The Washington Times, правительство очень серьезно отнеслось к угрозам т.н. сирийской электронной армии подвергнуть хакерским атакам американские сайты не только СМИ (что уже неоднократно имело место), но и более серьезных организаций, от которых зависит жизнеобеспечение американского общества. К войне готовились и сирийские хакеры, и стремящиеся их нейтрализовать американские спецслужбы.

По сообщению агентства Reuters, официальные представители правительства США также беседовали с экспертами в области энергетики — их интересовала динамика развития нефтяного рынка в зависимости от событий на Ближнем Востоке.

В преддверии удара по Сирии цены на нефть поднялись по обе стороны Атлантики — хотя Сирия никогда не была одним из главных экспортеров нефти, а с 2011 года (когда против этой страны были введены международные санкции) ее нефтяной экспорт вообще прекратился. Трейдеры предвидят возможность нарушения поставок «черного золота» с Ближнего Востока: это может произойти в том случае, если в войну ввяжется основной союзник режима Асада — Иран, который может перекрыть Ормузский пролив, главную нефтяную артерию Ближнего Востока. На это, естественно, последовал бы военный ответ США и их союзников, и — прощай танкерное судоходство. По крайней мере до тех пор, пока не осядет пыль после взрывов.

Но оптово-нефтяная конъюнктура, связанная с Ближним Востоком, мало отразилась (и едва ли может сильно отразиться в будущем) на рознично-бензиновой ситуации в Америке. США уже достигли такой степени самообеспечения нефтью (в первую очередь благодаря стремительно растущей сланцевой нефтегазодобыче), что еще немного — и неспокойный Ближний Восток вместе с воинственной Венесуэлой будут «отдыхать»: через считаные годы США будут полностью удовлетворять свои потребности в нефти без импорта.

Цены на бензоколонках если и выросли, то совсем немного, причем после длительного снижения. У администрации Обамы нет оснований беспокоиться и думать об использовании запасов стратегического нефтяного резерва (СНР). Последний раз к СНР (в нем хранится 700 млн баррелей нефти) правительство США прибегало в 2011 году, когда т.н. «арабская весна» стала причиной сокращения поставок нефти с Ближнего Востока и подорожания нефтепродуктов в Америке. С тех пор, однако, Америка вышла на более высокий уровень самообеспечения — на сегодня он составляет порядка 87% от всей потребляемой нефти.

Аналитики допускают, что из-за военной акции в Сирии (в случае если она выплеснется на другие ближневосточные страны) цены на нефть могут подскочить до 125–130 долларов за баррель, но применительно к Америке это больше проявление биржевой нервозности, чем отражение экономических реалий. Биржа нервничает из-за уже имеющего место сокращения поставок нефти из нестабильной Ливии, но в нефтяном импорте США ливийская нефть никогда не составляла даже одного процента. Это просто «арахис», как говорят американцы, или «семечки» по-нашему, т.е. абсолютная мелочь. Но, когда биржевики начинают кто психовать, а кто спекулировать на волне психоза, любая мелочь — лыко в строку. «Рынки толкает вверх непредсказуемость того, что предпримут Соединенные Штаты и что произойдет после этого», — говорит Чарльз Эбинджер, который возглавляет энергетический сектор в Институте Брукингса.

Цены на нефть поднялись и в Европе, но находящееся в Париже Международное энергетическое агентство не видит никаких оснований для беспокойства и тем более для использования чьих-либо правительственных нефтяных резервов. Как бы в подтверждение этой позиции в последний торговый день августа цены на нефть упали, а «военная паника» на бирже уступила место спокойной оценке экономических реалий, которые ни у кого не должны вызывать паники — скорее даже наоборот.

Америка шагает впереди

Недавно министерство торговли США скорректировало оценку роста валового внутреннего продукта страны — во втором квартале первоначально предполагалось, что ВВП вырос на 1,7% в годовом исчислении, а теперь минторг дает цифру 2,5%. Аналитики ожидали коррекции в бóльшую сторону, но чуть поменьше — 2,2% (такую цифру вывело агентство Bloomberg, опросив 79 экономистов). Эта статистика моментально повлияла на биржу — доллар вырос, нефть подешевела.

2,5% роста — это уже хорошо, хотя и недостаточно хорошо: рынок труда придет в норму лишь при 4–5 процентах роста ВВП, причем хотя бы пару лет кряду. А пока безработица остается на чрезмерно высоком уровне — 7,3% трудоспособного населения (причем эта статистика не учитывает значительного количества ушедших из нее — тех, кто отчаялся вообще найти работу, и тех, кто смирился с частичной занятостью в виде неполной рабочей недели, и т.п.). И темпы создания рабочих мест отстают от желаемых параметров: нужно ежемесячно создавать много месяцев подряд по 200–250 тысяч новых рабочих мест, а в августе этого года их было создано лишь 169 000, июльскую цифру скорректировали с 162 000 до 104 000, а июньскую – с 188 000 до 172 000.

Все, однако, познается в сравнении: в 28 странах Евросоюза июльский средний показатель безработицы — 11% (год назад было на полпроцента меньше), а в 17 странах зоны евро — 12,1% (год назад — 11,5%). Нынешний показатель безработицы в США — 7,4% — гораздо лучше, чем 8,2% в июле прошлого года. И уж, конечно, на фоне европейских цифр — это просто красота. И даже 16-процентная молодежная безработица в Америке — это не 24-процентная в Европе, хотя американские экономисты по этому поводу бьют тревогу.

Экономику США, как констатируют эксперты, не сумели сбить с траектории роста такие тормозящие факторы, как свирепая прошлогодняя засуха, разрушительный ураган «Сэнди» и бюджетные битвы в Вашингтоне, из-за которых госсектор «положил зубы на полку». Американский потребитель, несмотря на жизненные тяготы, продолжает потреблять (а на его потреблении держатся две трети экономики США); рынок недвижимости, с которого начиналась Великая рецессия 2008–2009 годов, медленно, но верно выздоравливает; нефтегазовый бум не только служит ускорителем экономики, но и дает деньги госсектору для осуществления крупномасштабных инфраструктурных проектов. Так, правящие в Техасе республиканцы, которые традиционно не жалуют государственные программы и проекты, посчитали возможным выделить $7 млрд на строительство систем водоснабжения, портов, железных и автомобильных дорог и прочей инфраструктуры. В техасскую казну поступает столько нефтедолларов в виде налогов, что на все хватит.

Почему сердится Путин

Как ни крути, а получается: что хорошо для Америки, плохо для России. Нам бы побольше кризисов на Ближнем Востоке, чтобы нефть стремилась вверх, и поменьше сланцевой нефтегазодобычи в Штатах и других странах. А тут — на тебе: добыча сланцевой нефти в США выросла за прошлый год на 14%. Американская «сланцевая революция» сбивает цены на углеводородное сырье на мировом рынке, и неудивительно, что другие страны идут по стопам Америки (что плохо для России).

Одни, как Эстония, работают с горючими сланцами уже давно (маленькая балтийская республика сегодня полностью удовлетворяет за счет них свои энергетические потребности), другие стали энтузиастами сланцевой добычи лишь в последнее время: Румыния, Польша, Болгария, Венгрия тоже хотят избавиться от энергозависимости от России. В Великобритании вовсю идут дебаты о том, чтобы разрешить американские методы сланцевой добычи — гидроразрыв пласта в сочетании с наклонным бурением...

Журналист делового еженедельника BusinessWeek Брайан Бремнер именно энергетической ситуацией объясняет внешнюю политику России, которая при Путине-2 достигла новых высот антиамериканизма (Бремнер даже дал своей статье такой заголовок: «Почему Путин ведет себя так безумно?»). От поддержки Башара Асада, применяющего химического оружие против своих граждан, до предоставления убежища беглому разглашателю секретов спецслужб Сноудену — все нелогичные действия Москвы продиктованы одной, но пламенной страстью Путина: насолить ненавистным Штатам.

«Удивительная метаморфоза Америки, вновь превратившейся в энергетическую сверхдержаву, — пишет Бремнер, — осложняет жизнь для российского нефтяного государства» и «подрывает основу власти Путина». «Возникновение динамичного, глобального и не нуждающегося в трубопроводах рынка сжиженного природного газа, — продолжает журналист, — представляет собой прямую угрозу интересам России в Европе, которой «Газпром»... поставляет примерно 25% всего потребляемого ею газа». Как тут не рассердиться?

Анализируя энергетическую ситуацию России, Бремнер отмечает, что РФ пока еще остается первым в мире производителем нефти и вторым (после США) — газа, но при нынешних темпах добычи углеводородных запасов хватит на 20 лет. Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), который оценил ресурсы России в сравнении с другими странами, указывает в своем исследовании: Саудовской Аравии ее запасов хватит еще на 70 лет, Объединенным Арабским Эмиратам — на 90 лет. У России, правда, есть еще не освоенные резервы в Арктике и прочих труднодоступных районах, но для освоения этих месторождений потребуются огромные капиталовложения. Которые на данный момент как-то не особо просматриваются в свете бюджетных трудностей, о которых говорят российские руководители.

До 2008 года экономика России росла в среднем на 7% в год, и вот тогда-то была, но осталась неиспользованной возможность за счет высоких бюджетных доходов диверсифицировать экономику. ЕБРР с сожалением констатирует, что вместо этого увеличилась нефтегазовая зависимость России: если в середине 90-х нефть и газ составляли менее 50% экспорта РФ, то в конце 2012 года — примерно 70%. Нефтегазпром дает половину доходной части бюджета и обеспечивает 17% ВВП страны, отмечает ЕБРР. Одна компания «Газпром» — это 14% суммарной рыночной капитализации (т.е. стоимости акций) всех российских компаний, котирующихся на бирже. Это ли не дисбаланс?

...Аналитическая служба журнала The Economist предсказывает, что глобальный ВВП в этом году увеличится на 2,9%. В 2012-м он вырос на 3%, в 2011-м — на 3,8%, в 2010-м — на 5,1%. Тенденция плохая. Возврата рецессии пока, очевидно, не будет, но не будет и возврата к нормальному росту.