Финансирование ФЦП «Безопасность дорожного движения-2013–2020» урезали втрое

51

На дорожную безопасность у нас существует три основные точки зрения.

Первая — депутатская: чем больше денег, тем безопаснее. Вторая — полицейская: нам все равно, сколько потратить. Третья — экспертная: безопасность зависит не от денег, а от неравноправия. Жаль, что все они никоим образом не коррелируют между собой…

Все три позиции пересеклись в начале этой недели на отпевании ФЦП «Повышение безопасности дорожного движения» в правительстве страны. Этой программой нам морочат голову с 2006 года. В первый раз на нее выделили 48 миллиардов рублей и за эти деньги создали госструктуру по реализации самой себя — Федеральное казенное учреждение «Дирекция по управлению федеральной целевой программой «Повышение безопасности дорожного движения в 2006–2012 годах». Тогда ГАИ сама себе заказала эту программу, сама себе поручила ее исполнить и сама за собой обязалась приглядеть. Официально провозглашенных результатов ФЦП не достигла (трупов на дороге оказалось больше запланированного), но была признана исполненной, после чего на персонал дирекции пролился дождь наград и поощрений, а программу продлили до 2020 года, посулив исполнителям 100 миллиардов рублей. Но в понедельник всех позвали в Белый дом и сообщили, что хоть вся дирекция бесценна для страны, ей выдадут лишь 32,4 миллиарда рублей.

Впервые публично объявившийся гендиректор ФЦП ГИБДД Андрей Погребняк все равно остался доволен и сообщил, что ему и этих денег хватит и на них он усилит пропаганду и профилактику.

Депутат Вячеслав Лысаков остался недоволен: «Если мы сегодня сэкономим на ФЦП 15–20 миллиардов рублей, в дальнейшем в годы ее действия мы можем потерять в два-три раза больше». Поскольку сокращение средств не позволит усеять страну видеокамерами, вздох Лысакова выглядит двусмысленно: комплексы видеофиксации, аннулировавшие для водителей правовую основу страны — презумпцию невиновности, — не имеют отношения к безопасности и отвечают только за пополнение бюджета. На упущенные 20 миллиардов их можно было бы красиво расставить по стране и хорошо заработать, даже не колыхнув статистику смертности.

Единственный, кто на отпевании ФЦП всерьез говорил о безопасности на дорогах, — приглашенный эксперт Михаил Блинкин, глава Института экономики транспорта и транспортной политики при Высшей школе экономики. Как и прежде, главный недостаток программы — неравенство на дороге. «У нас в административном регламенте ГИБДД полторы страницы мелким текстом, кого нельзя останавливать сотрудникам ДПС… На одной конференции коллега из Германии посмеивался, что у них канцлер Меркель на дороге имеет меньше прав, чем в России второй помощник прокурора района. Вот эту проблему надо решать, с этого все начинается. Когда здесь начнутся шаги, тогда и безопасность на дорогах повысится». Но Блинкина осадили, поведав, что это вопрос политический и не ГИБДД на него замахиваться.

Официальные певчие номер отрабатывали стандартно. Глава МВД Владимир Колокольцев пообещал справиться с водителями «усилением форм и методов контроля». Примечательно, что водителей полиция намерена дрессировать и впредь, а пешеходов лишь заботливо переводить через дорогу за ручку, отдав им статистическую (треть ДТП — по их вине) роль невинных жертв аварий. А еще полиция в очередной раз навалится на автошколы и опять усилит за ними контроль.

Единственное рациональное зерно во всей ФЦП — мелькнувшие в тексте трассовые пункты экстренной помощи, оставшиеся без подробностей.

Руководил отпеванием бессмысленной, но затратной ФЦП Дмитрий Медведев. Он поведал, что программа очень нужна и «касается каждого гражданина». Учитывая, что финансируется целевая программа на деньги из нашего кармана, он не лукавил.