Из-за бюджетного кризиса столица США может пойти по стопам Детройта

19

Белый дом отклонил предложение республиканцев о выборочном финансировании государственных учреждений.

И заявил, что президент Обама наложит вето на какие-либо законопроекты, предполагающие финансирование лишь отдельных госучреждений, назвав подобные инициативы «несерьезными» и «разрозненными»... Финансирование американских госучреждений было приостановлено после того, как Конгрессу не удалось согласовать законопроект о бюджете на новый финансовый год.

На этот раз все серьезно – не так, как бывало в 60-е и 70-е годы, когда неспособность федеральных законодателей договориться друг с другом считалась чем-то легко и быстро преодолимым. В ту далекую пору ни один госслужащий Америки даже не думал прекращать работу из-за отсутствия вовремя утвержденного Конгрессом бюджета (в США федеральный бюджетный год длится с 1 октября по 30 сентября). Ну, не утвердили, и ладно – утвердят через неделю. Ни один государственный начальник не спускал своим подчиненным «указивки» о том, как вести себя после закрытия федерального правительства – оно не закрывалось, с бюджетом или без.

Как к этому пришли

Новая эпоха началась в 1980 году, когда генпрокурор (он же министр юстиции) США Бенджамин Сивилетти издал «юридическое мнение», в котором говорилось о противозаконном характере работы чиновников при отсутствии утвержденного бюджета. Минюст нашел некое законоположение, рассказывает профессор юрфака Балтиморского университета Чарльз Тифер, «которое гласит, что если ведомство продолжает работать при отсутствии денег, то его служащие по своим действиям приравниваются к нелегальным волонтерам». А в Америке нелегально работать на общественных, безвозмездных началах никому не дозволено.

После «юридического мнения» Сивилетти задержки с бюджетом стали более короткими, чем прежде: сознавая свою ответственность, капитолийские законодатели не задерживали утверждение бюджета на очередной финансовый год более, чем на три дня. Новая и весьма неприятная эра наступила в 1995 году: федеральное правительство было «закрыто» с 14 по 19 ноября, а затем с 16 декабря 1995-го по 6 января 1996 года. Причиной «закрытия» правительства стал идеологический фанатизм республиканцев под предводительством спикера Палаты представителей Ньюта Гингрича. Требуя от президента-демократа Клинтона резкого сокращения расходов на медицину, образование и охрану окружающей среды, они поставили ему ультиматум: не будет требуемых сокращений – не будет госбюджета. Клинтон не уступил, и образовался законодательно-финансовый тупик.

Правительство, лишенное бюджета по милости враждебного Конгресса (обе его палаты в то время находились под контролем республиканцев), было вынуждено отправить большинство госслужащих в неоплачиваемые отпуска и прикрыть «несущественные» службы, сохранив функциональность наиболее жизненно важных ведомств и программ.

Бюджетный шантаж в действии

Сегодня история повторяется: в Белом доме – президент-демократ, еще более ненавистный радикально настроенным республиканцам, чем Клинтон; одна из двух палат Конгресса – Палата представителей – контролируется республиканцами; вдобавок среди конгрессменов есть несколько десятков непримиримых фанатиков, готовых «сражаться до последней капли крови» за достижение поставленной цели, невзирая на последствия для себя и страны.

Какую же цель поставили эти люди, которых не может усмирить (и вынужден действовать в угоду им, поскольку они радикализуют всю партийную фракцию республиканцев) даже спикер Палаты представителей Джон Бейнер? Цель заключается в том, чтобы не допустить осуществления на практике главных положений Закона о защите прав пациентов и доступном здравоохранении, который был принят в 2010 году. С 1 января 2014 года закон вступит в силу не частично, как до сих пор, а во всей полноте: он обяжет всех американцев иметь медицинскую страховку – за свои деньги или с помощью государства, в зависимости от материального положения – и введет налоговые штрафы за отсутствие медстраховки. США – единственная развитая страна, где нет всеобщего государственного медицинского страхования; около 50 млн. человек вообще не застрахованы и, по сути, лишены доступа к медицине ввиду ее дороговизны.

Фанатиков не останавливает даже то, что закон (а не «билль», как они его твердолобо продолжают именовать) был подтвержден Верховным Судом США, где они пытались найти управу на «социалиста» Обаму. Раз за разом республиканцы выносят в Конгрессе на голосование отмену закона, и раз за разом это не проходит. Теперь они взяли в заложники госбюджет и всю страну.

Кто от этого пострадает?

Чем чревато «закрытие» правительства на практике? Можно посмотреть на последствия «закрытия» в 1995 – 1996 годах. В докладе исследовательской службы Конгресса США на эту тему, подготовленном в 2010 году, говорится, что «закрытие» отразилось на всех отраслях экономики. Были остановлены более 20% федеральных контрактов с частными фирмами-подрядчиками, которые недосчитались $3,7 млрд. из федерального бюджета. Было сокращено медицинское и социальное обслуживание ветеранов войны. Центр контроля за инфекционными заболеваниями прекратил мониторинг этих самых заболеваний, который должен осуществляться на постоянной основе. Национальный институт здоровья остановил прием новых пациентов. На 609 объектах были остановлены работы по ликвидации токсического заражения окружающей среды. Были закрыты для публики 368 национальных парков, в которые не смогли прийти 7 млн. посетителей. В каждый из 28 дней «закрытия» правительства оставались необработанными по 200.000 заявок американцев на загранпаспорта и до 30.000 заявок иностранцев на въездные визы в США. Большие убытки понесли гражданская авиация и туризм.

Прошло почти 18 лет, и Вашингтон готовится снова считать убытки. И даже не столько Вашингтон как синоним Америки, сколько Вашингтон-город, столица США. Он находится в Федеральном округе Колумбия, который «сам по себе» – не входит ни в один из 50 штатов и решающим образом зависит от федеральных бюджетных ассигнований. Еще немного, говорят вашингтонские городские политики, и столица США покатится в ту яму для банкротов, где находится бывшая «столица автопрома» город Детройт.

Они забыли спросить у китайцев

Но и у федералов начались печальные денечки. С 1 октября отправлены в неоплачиваемые отпуска 800.000 (из 2 млн.) госслужащих. Закрыты государственные музеи и национальные парки, большинство госучреждений. Десятки тысяч пограничников, таможенников, тюремных охранников, авиадиспетчеров и других, чью работу «приостановить» нельзя, работают, но без зарплаты – потом, когда деньги появятся, им заплатят задним числом. В отношении военнослужащих в последний момент был принят Конгрессом и подписан президентом Обамой закон, согласно которому они будут получать зарплату, невзирая на «закрытие» правительства. А вот гражданские служащие Пентагона будут ждать появления денег.

...В какой-то момент республиканцы, скорее всего, дрогнут: в будущем году, как-никак, промежуточные выборы, и обозленные избиратели могут выписать им волчий билет в их медвежьи углы, из которых они прибыли в Вашингтон «творить законы». Они уже минимизируют свои ультиматумы: сперва требовали отмены ассигнований («дефинансирование») для Закона о доступном здравоохранении, потом стали говорить о задержке на год его основных положений, далее перешли к отмене государственной медицины для самих себя и президента Обамы со товарищи впридачу... Так ведь можно и до мышей дойти – лабораторных, на которых тоже нужны деньги.

Но главное – впереди: пройдет еще полмесяца, и федеральное правительство исчерпает лимит кредитных заимствований, установленный тем же Конгрессом в размере $16,7 трлн. («долговой потолок»). Будут ли «творцы законов» вновь творить бюджетный шантаж? Похоже, что будут – они такие, принципиальные.

И все равно: они играют в игру, где для них не может быть выигрыша. Не дай Бог, Китай, Япония и другие зарубежные кредиторы начнут продавать хоть малую толику из своих триллионных запасов американских долговых обязательств – тут жди обвала биржи с последствиями для реальной экономики. И для затеявших все это политических авантюристов.