Россия — слишком щедрая душа, или еще раз о зарплатах топ-менеджеров

67

Нет, не зря все-таки говорят, что Россия — страна, где возможны любые чудеса. Как вам, например, такая ситуация: хозяин большого дома ходит в костюме, усеянном заплатками, разъезжает на авто марки «Москвич» и вот уже третий год погашает в банке кредит на покупку электрического чайника.

А тем временем слуги этого хозяина соревнуются в роскоши. У кого-то годовой зарплаты хватает на покупку личного самолета, у кого-то — яхты, еще у кого-то — виллы на острове с пальмами.

Думаете, такого не бывает? Бывает, еще как бывает. Но лишь в том случае, если «хозяин» — это народ Российской Федерации, а «слуги» — главные начальники предприятий, этой самой Федерацией созданных.

Журнал «Форбс» обнародовал рейтинг самых высокооплачиваемых топ-менеджеров России. Совокупный доход этих 25 человек составляет 325 миллионов долларов в год. Но больше всего поражает то, что обладатели первых пяти позиций в списке — боссы корпораций, которые в той или иной мере связаны с государством.

Давайте устроим беглую «пробежку» по этой «ярмарке богатства».

Лидер рейтинга — бывший многолетний глава путинского секретариата и бывший же вице-премьер по топливному комплексу Игорь Сечин. Ныне этот обладатель уважительного прозвища «Игорь Иванович настоящий» возглавляет корпорацию «Роснефть».

Материнской компанией «Роснефти», в свою очередь, является Федеральное агентство по управлению государственным имуществом — иными словами, родное государство. И надо сказать, что родина относится к Игорю Ивановичу с поистине материнской заботой. Зарплата в 50 миллионов долларов в год — это довольно щедро, вам не кажется?

Вторая строчка рейтинга — глава банка ВТБ Андрей Костин. Свыше 60% акций этого банка опять же принадлежат российскому государству. Можно сказать, что Костин — почти «бюджетник». Но «бюджетник» какой-то особенный. Зарплата в 35 миллионов долларов в год — это все же несколько больше, чем получают обычные российские бюджетники.

Идем дальше. Руководитель нашего «национального достояния» — шеф «Газпрома» Алексей Миллер — официально получает 25 миллионов долларов в год. Шеф «Газпромбанка» — 15 миллионов. Руководитель «Сбербанка» Герман Греф — тоже 15 миллионов. Правда, неплохо для руководителя банка, который обслуживает в том числе самые малоимущие слои населения?

Я далек от того, чтобы испытывать к вышеперечисленным персонажам чувство пролетарской ненависти. Напротив, я их в каком-то смысле очень уважаю. Заполучить в этом жестоком мире столь высокие зарплаты — безусловное достижение. О котором мечтает каждый или почти каждый, но которого добиваются лишь очень немногие.

Но если перестать радоваться за Сечина, Костина, Грефа и иже с ними, то ситуация начинает выглядеть совсем не благостной. В современной России — очевидный перекос доходов в сторону начальства. И если Кремль в обозримом будущем не озаботится этой проблемой, ни к чему хорошему это не приведет.

Собственно, самые дальновидные деятели во власти прекрасно отдают себе в этом отчет. По моим наблюдениям, больше всего в руководстве России опасаются именно социального взрыва, а вовсе не Акунина с Навальным.

Я опять же понимаю, что полностью решить проблему социального неравенства невозможно даже теоретически. Социальное неравенство — составная часть капитализма (да и социализма — в эпоху СССР оно тоже имело место). Только вот модели капитализма могут быть разными.

Например, несколько лет назад я читал статью о ситуации в крупнейшей японской авиакомпании. Дела у авиалиний в Стране восходящего солнца в тот момент шли неважно. Расходы на сотрудников сокращались. И генеральный директор компании всячески показывал, что разделяет боль своих подчиненных. Этот человек вел подчеркнуто скромный образ жизни. Обедал вместе со всеми в столовой для рядовых сотрудников. Получал заниженную, по меркам российских топ-менеджеров, зарплату.

Разумеется, внедрить у нас нормы японской трудовой этики невозможно. Чтобы их соблюдать, надо родиться японцем. Но кое-какие уроки из чужого опыта российская элита может и должна извлечь.

Покойный экс-министр финансов Александр Лившиц любил повторять: «Делиться надо!» Российская элита, конечно, делится с прочим населением РФ. Но делает она это по принципу: себе рубль, остальным — полкопейки. Вряд ли такое соотношение можно назвать справедливым или устойчивым.

Михаил Ростовский, Московский Комсомолец