Кто победит в российско-украинской газовой войне?

31

Переговоры глав России и Украины 17 декабря затянулись до полуночи. Все ждут: даст ли Москва Киеву $15 млрд в кредит.

Без этих денег Украине грозит чуть ли не дефолт по всем ее гособязательствам. Но краеугольный камень наших взаимоотношений — это газовый вопрос. И от его решения, причем только в пользу Москвы, теперь и зависит экономический курс Киева. Иными словами, может быть, соседям и снизят цены на газ без вступления в Таможенный союз. Но при условии передачи контроля над украинской газотранспортной системой «Газпрому».

Газовая война с Украиной тянется перманентно уже с начала 1990-х годов. В те времена украинцы о ценах не спорили. Они были вполне подъемными для их экономики и ненамного превышали внутрироссийские. Однако Киев постоянно срывал платежи. Время от времени долги реструктуризировали. И не всегда в пользу российской стороны, так как зачастую Киев платил не «живыми» деньгами, а разного рода облигациями, которые было не так-то просто обналичить. Так что украинская металлургия, химия и ЖКХ фактически существовали на российские средства.

В 2000-х все изменилось. «Газпром» требовал возвращения долгов во все более жесткой форме. Приходилось использовать и тяжелую артиллерию — Владимира Путина. Дело дошло до январского кризиса 2009 года, когда Россия прекратила за неуплату поставки газа на Украину, а там в отместку перекрыли транзит в Европу. А там выдался весьма морозный январь. На Киев надавил Брюссель. В результате тогдашний украинский премьер Юлия Тимошенко одобрила фактически кабальное для Киева соглашение с «Газпромом», за что, собственно, и получила 8 лет тюрьмы.

Итак, «Нафтогаз» Украины должен ежегодно закупать у «Газпрома» 54 млрд кубических метров газа. При этом 33,5 млрд кубов из них в обязательном порядке (принцип «бери или плати»). То есть газа можно купить совсем немного, но заплатить в валюте именно минимум за 33,5 млрд кубов. Цена при этом астрономическая (см. таблицу 1) — существенно выше цен для европейских стран, которые находятся дальше от российских месторождений. Так, например, средняя цена поставок в Европу в этом году составила $385 за одну тысячу кубов, в остальные страны СНГ — $254. Белоруссии — скидка: не более $167 за тысячу кубов.

Киев, правда, получил от президента Дмитрия Медведева скидку в $100 с тысячи кубов в 2011 году (см. таблицу 1). Тогда на встрече в Харькове нам обещали не трогать Черноморский флот в Севастополе, так как в 2017 году заканчивается договор об аренде.

Но потом цены опять рванули вверх. Украинцы попытались снизить закупки газа (см. таблицу 1). Но в ответ «Газпром» выставил счет в $7 млрд за невыбранный газ. Впрочем, до международных судов дело почему-то не дошло.

Одно из объяснений — через Украину транзитом идет до половины российского экспорта газа (120 млрд кубов в год). И даже строительство «Северного» и «Южного» потоков до конца не решают проблему доставки российского топлива до основных его потребителей. Особенно ценны естественные газохранилища на Западной Украине. Там можно аккумулировать до 30 млрд кубов газа до его выгодной продажи.

Поэтому «Газпром» всегда настаивал на контроле над газотранспортной системой Украины. Другое дело, что эта система по украинскому законодательству не может быть приватизирована и продана иностранным инвесторам. Но в свое время Москва предлагала выход из этой тупиковой ситуации — создание международного (Украина — Россия — Германия — Италия) газотранспортного консорциума. Если бы эта идея прошла, то тогда бы все украинские трубы были бы реконструированы на немецко-итальянские деньги, а Киев больше бы не смог произвольно останавливать транзит.

Но этого не произошло. Вероятно, что кредит на $15 млрд Москва даст только под реинкарнацию этой идеи (или что-то подобное). Во всяком случае, когда «Газпром» выкупил сети «Белтрансгаза», белорусы стали получать самый дешевый газ в СНГ.