Пострадает ли экономика от напряженной политической ситуации в Турции?

573

Когда один из высокопоставленных турецких бизнесменов публично раскритиковал центральный банк страны за провал в попытке стабилизировать скачущий курс турецкой лиры, он, скорее всего, целился в правительство. Последнему, судя по всему, пока не удаётся сохранить репутацию эффективного финансового регулятора.

«Монетарная политика ведёт к убыткам компаний, которые совершили сделки, доверившись центральному банку», — выразил всеобщее недовольство Мехмет Бюйюкекши, руководитель Ассамблеи экспортёров Турции (зонтичной организации, объединяющей более 52 тыс. предприятий).

Назначенный премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом начальник центрального банка Эрдем Башчы целенаправленно проводит низкоприбыльную политику, тесно связанную с устремлением правящей Партии справедливости и развития (ПСР) сделать из Турции индустриальную державу. Критика Бюйюкекши показывает, что турки, чьи реальные доходы за 11 лет правления ПСР выросли почти на 50%, начинают терять доверие к экономическому курсу партии.

Падение лиры до рекордно низкого уровня стало серьёзной проблемой для компаний с высокими выплатами по внешним займам, взятым ими в благоприятные для бизнеса времена. Строительство, развитию которого правительство всячески способствовало, сегодня переживает не лучшие времена.

Причина всех этих неурядиц — разразившийся в прошлом месяце коррупционный скандал, в центре которого оказались государственные проекты. Он привёл к отставке трёх министров, чьи сыновья были среди десятков задержанных. Скандал вызвал недоверие к правительству, которое виновно в экономических проблемах Турции. До недавнего времени ПСР гордилась своими экономическими успехами и верила в их поддержку со стороны граждан. Внезапное ухудшение экономического положения стало серьёзным ударом для Турции в момент её наибольшей политической нестабильности за последнее десятилетие. К тому же это случилось как раз перед местными и национальными выборами, которые должны состояться в 2014 и 2015 гг.

Проблемы есть, кризиса нет

Крах инвестиционной политики, ставший причиной падения экономик соседних арабских стран (после опасных потрясений 2011 г.), Турции, по всей видимости, не грозит. Даже сейчас, когда лира упала на 17% по отношению к доллару США, интерес к турецким компаниям остаётся значительным. Согласно данным Thomson Reuters, рынок слияний и поглощения Турции составил в 2013 г. 15,7 млрд долл., что на 9% ниже по сравнению с высоким уровнем 2012 г., но на 66% выше, если сравнивать с 2011 г. Чистые валютные запасы центрального банка, равные приблизительно 40 млрд долл., являются незначительными по сравнению с потребностью во внешнем финансировании Турции в этом году, которую Barclay’s оценивает в 217 млрд долл. Из них 164 млрд назревающего долга плюс 53 млрд долл. дефицита в сфере торговли и услуг. Но внешнее финансирование может осуществляться, пока турецкие заёмщики сохраняют доступ к международным рынкам капитала. До сих пор не было никаких признаков того, что они его потеряют.

Турецкие банки, на долю которых приходятся почти две трети внешнего долга (со сроком погашения в этом году), по-прежнему строят большие планы относительно облигаций в иностранной валюте. В частности, на прошлой неделе Akbank установил глобальную среднесрочную программу в 3 млрд долл.

Падение лиры может открыть путь к резкому всплеску инфляции. В декабре она была на уровне 7,4%. Как ожидается, рост налогов на автомобили, алкоголь, табак и мобильные телефоны за месяц может увеличить её на один процентный пункт.