У России могут отобрать $100 млрд в пользу акционеров ЮКОСа

93

В конце недели чуть ли не главной темой информационного пространства стал двухдневный визит Михаила Ходорковского в Израиль.

Там он встречался с бывшими акционерами разгромленного российской властью ЮКОСА: Леонидом Невзлиным, Владимиром Дубовым и Михаилом Брудно. Многие СМИ поспешили назвать эти переговоры провальными – дескать, бывший узник не захотел бороться за возвращение активов. Однако в интервью одному из израильских каналов Невзлин заявил, что Ходорковский приезжал к нему гости не поводу акций ЮКОСа. Он просто отдал моральный долг людям, которые все последние десять лет его искренне поддерживали. Другое дело, что за деньги ЮКОСа продолжает сражаться сам Невзлин. В июне Гаагский арбитраж должен вынести решение по иску Group MENATEP к России на астрономическую сумму в $100 млрд.

Михаил Ходорковский, по словам Леонида Невзлина, приезжал в Израиль вместе с дочерью Настей и сыном Павлом. Что уже говорит о личном, а не деловом характере поездки. Невзлин в интервью специально подчеркнул, что они оба всегда отличались жестким характером и не были склонны к особым сантиментам. Всю жизнь здоровались только за руку. А тут.. Бросились друг к другу в объятия. А потом долго говорили: о семьях, здоровье, учебе детей. На самом деле это и есть главное в жизни. Это даже олигархи понимают. Кстати, того же Невзлина несмотря на превратности судьбы (он, как известно, заочно приговорен Мосгорсудом к пожизненному заключению за организацию пяти убийств) к бывшим миллиардерам, как некоторых (того же Полонского), не отнесешь. Его состояние оценивается минимум в $1млрд.

Сколько именно денег у Ходорковского практически никто не знает. И Невзлин тоже. Он считает, что в приличном кругу об этом не говорят. Но они есть. И не мало. Ему достались вырученные за счет продажи части зарубежных активов ЮКОСа наверняка приличные средства. А вот акциями самого бывшего ЮКОСа Ходорковский не владеет вообще. По словам Невзлина, то, что ему принадлежало (почти 60%), Ходорковский передал другим акционерам. Механизм сделки Невзлин раскрывать не стал, но заявил, что теперь он – крупнейший бенефициар бывшей нефтяной компании (до четверти акций). А еще остаются неудовлетворенными российскими судами до 55 тыс. иностранных акционеров и топ-менеждеров.

Но эта история уже не близка Ходорковскому. На первой после освобождения пресс-конференции 24 декабря в Берлине он прямо заявил, что ни бизнес, ни политика его не интересуют. Он собирается заниматься общественной деятельностью, в частности, судьбой заключенных. Все. Никакого ЮКОСа.

Хотя Невзлин признался, что они обсуждали роль в разгроме ЮКОСа Романа Абрамовича. Невзлин давно считает, что она велика. Представители Абрамовича, естественно, все отрицают. А Ходорковский пока собирает информацию.

Кроме того, Ходорковский объяснил Невзлину, что, когда его отпускали, то никаких условий, вроде прекращения судебных исков против российского правительства, никто не ставил.

Так что же, Владимир Путин и Игорь Сечин (которого многие считают заказчиком дела ЮКОСа) могут теперь спать спокойно? Это как сказать.

Проясним юридические аспекты противостояния акционеров бывшего ЮКОСа и российского правительства.

Исков к последнему было много на протяжении последних почти десяти лет. Но все американские и британские суды (например, суд Хьюстона) в конечном итоге отказались их принимать, обосновав это неподсудностью им российского правительства.

Ходорковский и Платон Лебедев подавали и личные иски в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге. Но тоже без особого успеха.

Однако у жалобы в ЕСПЧ акционеров ЮКОСа, принятой к рассмотрению 30 января 2009 года, судьба была более успешной. В сентябре 2011 года ЕСПЧ частично удовлетворил иск акционеров, признав, что у адвокатов ЮКОСа было недостаточно времени на подготовку к процессу, а налоги за 2000-2001 года были начислены не верно. Но в остальном ЮКОС проиграл. Политической и дискриминационной составляющей суд не нашел. Более того, ЕСПЧ признал, что компания Ходорковоского нарушала налоговые законы России.

В результате истцы не получили и запрошенную ими компенсацию в $98 млрд. Впрочем, ЕСПЧ обещал к теме компенсации вернуться позже. Видимо, российские власти поступили правильно, наняв команду из 20 зарубежных адвокатов во главе с британским королевским адвокатом Майклом Свэйстоном.

Удачнее акционеры ЮКОСа выступили против «Роснефти», которой, как известно и достались по дешевке основные активы нефтяной компании Ходорковского. В июне 2010 года Высший суд Нидерландов постановил выплатить Group MENATEP $418 млн из средств государственной нефтекомпании. А это уже опасный для России прецедент.

Наконец, 3 февраля 2005 года ряд компаний, связанных с крупнейшими бывшими акционерами ЮКОСа и прежде всего Group MENATEP подали иск в Постоянный третейский суд в Гааге по арбитражному регламенту комиссии ООН по международному торговому праву (ЮНСИТРАЛ). Российское правительство обвингили в экспроприации инвестиций, что противоречит вошедшей в силу в 1998 году Энергетической хартии.

Решения гаагского арбитража придется выполнять неукоснительно. Тем более, что Россия подписала и ратифицировала Нью-Йоркскую конвенцию о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений.

Гаагский арбитраж сначала принял иск еще в октябре 2009 года, а затем в январе 2010-ого стал рассматривать его по-существу. Туда даже в качестве свидетелей вызвали Невзлина и Владимира Дубова. По словам Невзлина, в июне должно быть вынесено окончательное решение. Только вот в чью пользу?

Истцы требуют все тех же $98 млрд. Или, как признался Невзлин, хотя бы какой-нибудь заметной суммы. Её потом будут накапливать за счет арестов и продаж российской госсобственности за рубежом.

В Москве надеются повторить успех в ЕСПЧ. Однако не удалось же российской стороне воспрепятствовать принятию иска. Для этого даже вышли из Договора Энергетической хартии. Но не помогло.

Но при любом раскладе имиджу России нанесет делом ЮКОСа непоправимый ущерб. Иностранные инвестиции не идут, а российские капиталы бегут в офшоры. Рост ВВП почти остановился.