Депутаты заодно с терроризмом решили уничтожить интернет-торговлю

77

Госдума вместе с силовиками решили заодно с терроризмом на корню зарубить и интернет-торговлю.

В феврале депутаты собираются рассмотреть так называемые антитеррористические поправки, которые до минимума ограничивают объемы электронных платежей не персонифицированными (анонимными) пользователями, а таковых в России от 20 до 30 млн человек. Если поправки примут, то для того, чтобы оплатить через Интернет товары или услуги дороже одной тысячи рублей, человеку придется лично прийти в офис компании и зарегистрироваться, предъявив паспорт.

О серьезности намерений принять данные поправки говорит тот факт, что их инициировали депутаты от всех четырех фракций Госдумы. Народные избранники не скрывают, что сделано это не просто по итогам консультаций с силовиками, а с их прямой подачи. Страна должна знать своих героев, поэтому все инициаторы законодательных новаций достойны пофамильного перечисления. Это глава Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая («Единая Россия», бывший работник прокуратуры), два зампреда этого же комитета Олег Денисенко (КПРФ, бывший боец подразделения ФСБ «Альфа»), Андрей Луговой (ЛДПР, экс-сотрудник ФСБ), зампред Комитета по информационной политике Леонид Левин («Справедливая Россия», специалист по связям с общественностью).

Как всегда, подобные ограничительные меры подаются под святым флагом борьбы с терроризмом — и время их обнародования выбирается не случайно. На этот раз — после двух страшных предновогодних терактов в Волгограде, в ходе которых погибло 34 человека.

Впрочем, можно уверенно констатировать, что предлагаемые меры никакого отношения к финансированию терроризма не имеют, а скорее лежат в области ныне модного государственного тренда, ужесточающего финансовую политику в целом: от банковской зачистки до деофшоризации. По крайней мере силовики, расследовавшие и доведшие до суда не один теракт, ни разу не приводили примеров, когда бандиты получали деньги посредством электронных платежей. Да это практически невозможно, поскольку сейчас по действующим правилам анонимно электронный кошелек можно пополнить на 40 тысяч рублей в месяц, а разовый платеж не должен превышать 15 тысяч. Очевидно, для организации серьезного теракта таких сумм явно недостаточно.

Итак, что же конкретно предлагают депутаты? По их версии, общая сумма средств, переводимых с одного платежа, не должна превышать одну тысячу рублей в один календарный день и 15 тысяч рублей в течение месяца. При этом нельзя будет перечислить с международных трансграничных переводов деньги, в случае если оператор электронных денежных средств не проведет идентификацию клиента. Также предлагается запретить использование не персонифицированных анонимных электронных средств платежа, выданных за пределами России, либо иностранными финансовыми организациями. При этом председатель Комитета по безопасности и противодействию коррупции Госдумы депутат Ирина Яровая подчеркивает, что ограничения не коснутся открытых персонифицированных платежей граждан.

Сборы на благотворительность упадут

Глава ассоциации «Электронные деньги» Виктор Достов считает, что данные меры серьезно ударят по интересам людей. «В ЦБ зарегистрировано более 70 операторов электронных денег, — говорит он. — По экспертным оценкам, ежегодный объем электронных платежей составляет около 300 млрд руб., а количество пользователей более 30 млн человек. Большинство из них формально не персонифицированы в соответствии с теми правилами, которые существуют в стране. Как известно, 115-ФЗ (закон «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». — «МК») и некоторые положения ЦБ предусматривают идентификацию исключительно по паспорту. А клиенты компаний, которые предоставляют услуги электронных платежей, идентифицируют себя, как правило, в упрощенном порядке по телефонам, электронным или кредитным картам. Зачастую их платежи хоть и превышают 1 тыс. рублей, но все равно незначительны — и они не хотят тратить время на походы в офис и заполнение необходимых бумаг. Кстати, из общего объема платежей в 300 млрд 70% составляют переводы персонифицированных пользователей, хотя их, как вы уже поняли, меньшинство».

Прежде чем что-либо предпринимать, Виктор Достов хочет детально изучить поправки. «В ближайшее время мы собираемся связаться с депутатами Госдумы, чтобы выработать единую позицию, а возможно, сделать свои предложения в законодательство и нормативную базу, — поясняет он. — Действующие ограничения и без того жесткие, и пока непонятно, почему решили ограничить ежедневный платеж одной тысячей рублей. Представьте, вы утром оплатите 500 рублей за телефон, а вечером уже не сможете купить билет в кино. Кроме того, мы давно обсуждаем с регуляторами вопрос упрощения процедуры идентификации. В соответствии с мировой практикой необходимо ввести в закон методы удаленной идентификации, расширить возможности идентификации через агентов и в целом привести эту процедуру в соответствие с международными практиками и требованиями».

Кстати, Ирина Яровая не совсем точна, когда говорит, что новые поправки полностью соответствуют международным стандартам. Нигде в мире не существует суточных ограничений переводов на такую мизерную сумму, как тысяча рублей. Кроме того, и в Европе, и в США идентификация клиента возможна удаленно по телефону или кредитной карте.

Если говорить о статистике, то, по данным международной исследовательской группы TNS, электронными деньгами пользуются больше трети жителей крупных городов России — 36%. При этом, например, средний чек в электронных деньгах за ЖКХ составляет 1700 рублей, за вещи — 1300 рублей, за авиабилеты — 8000 рублей. Все они входят в десятку самых популярных платежей, совершаемых с помощью электронных денег. Если говорить о благотворительных переводах, то средний размер пожертвований с помощью, например, «Яндекс.Денег» составляет 400 рублей, но при этом 30% таких платежей превышает 1000 рублей. По иронии судьбы одной из последних больших благотворительных акций Яндекса стал сбор средств для пострадавших от терактов в Волгограде. Теперь если поправки будут приняты, то как минимум треть платежей на благотворительность не будет превышать одной тысячи, а значит, доходы от таких акций упадут.

Пресс-секретарь «Яндекс.Денег» Надежда Кияткина уверена, что подобные нововведения ничего хорошего не сулят. «Большое количество социально востребованных платежей делается на сумму больше тысячи рублей. Исчезнет возможность быстро, удобно и с минимальной комиссией купить билеты в кино и на поезд, книги, оплатить штрафы ГИБДД и ЖКХ, совершить множество других привычных операций. Банки столкнутся с невозможностью погашения кредитов через терминалы, транспорт — со сложностями в электронной оплате проезда. Скажется это и на благотворительности. Ведь переводы электронными деньгами — один из самых удобных и быстрых способов сбора денег. Одним словом, предлагаемые изменения создадут проблемы законопослушным гражданам, навредят отрасли и фундаментальным интересам государства (замедлится экономический рост и переход к безналичным расчетам). При этом они не решат проблему финансирования терроризма», — подытожила Кияткина.

Вместе с онлайн-платежами рухнет интернет-торговля

Но это еще не весь букет проблем. Как полагает глава PayPal в России Владимир Малюгин, применение столь жестких ограничений грозит снизить уровень покупок в Интернете российскими покупателями онлайн-магазинов в нашей стране и за рубежом. «Мы поддерживаем борьбу с терроризмом, однако предлагаемые шаги скорее нанесут вред развитию интернет-торговли и онлайн-платежам», — утверждает Малюгин.

Пока суд да дело, акции одной из крупнейших российских платежных систем, которая управляет сетью из 167 тыс. терминалов с 15 млн электронными кошельками, рухнули на неделе на бирже NASDAQ на 20%. В связи с этим пресс-секретарь этой компании Юлия Мансурова надеется, что это только первая редакция законопроекта и он будет дорабатываться. «Мы считаем, что нужно обеспечить и подготовить на законодательном уровне возможность различных способов удаленной и упрощенной идентификации в зависимости от категории платежных продуктов.

Почему, например, SIM-карта, приобретаемая при предъявлении паспорта, и номер мобильного телефона, на который у нас регистрируются электронные кошельки, не могут обеспечить идентификацию? То же касается банковской карты, если она, конечно, привязана к аккаунту кошелька клиента».

Тенденция последних двух лет такова, что теперь не только мелкие и средние предприниматели, но и крупные сети, занимающиеся розничной торговлей, представлены в Глобальной сети и используют ее в качестве канала продаж. То есть большинство крупнейших ритейлеров страны вышли, что называется, из офлайна в онлайн. По данным аналитического агентства DATA Insight, в 2012 году 22 млн россиян совершили покупки в онлайне. При этом самый активный прирост новых покупателей, плюс 30%, произошел за счет жителей регионов.

По прогнозам Morgan Stanley Research, в России в 2016 году объем рынка интернет-торговли достигнет 465,5 млрд рублей, что делает этот сегмент привлекательным не только для российских, но и западных продавцов. В 2013 году россияне совершили почти 10 млн покупок в зарубежных интернет-магазинах.

Действительно, как справедливо заметил известный блогер Антон Носик, почему положить 1000 рублей на телефон или заказать на них пиццу через Интернет — нормальная транзакция, а те же «деяния» на сумму в 1001 рубль — уже содействие мировому терроризму?! Какое отношение имеют электронные платежи на сумму более тысячи рублей к финансированию терактов на территории России — не понятно. В законопроекте это не объясняется.