Власть считает падение курса рубля до уровня 2009 года своим достижением

97

Рубль рухнул ночью. В «самую длинную ночь в году — со Дня чекиста на Старый Новый год».

И продолжает падать.

Менее чем за месяц курс доллара прибавил больше полутора рублей, евро — больше двух, а с конца октября — соответственно 2,5 и 3,3 рубля.

При этом курс евро побил рекорд, установленный 5 февраля 2009 года, в разгар мирового кризиса, — которого сегодня не наблюдается.

Даже цена на нефть, в отличие от событий пятилетней давности, остается исключительно комфортной для России, — а рубль катится вниз, «звеня и подпрыгивая», как у Паустовского.

И что с того, что в процентном отношении бивалютная корзина (на фоне воспоминаний о 1998 и 2008—2009 годах) подорожала не так уж и страшно — за 3 месяца на 7,2%, за месяц — на 5,0%? Каждый взгляд на меняющиеся показатели курсов бесчисленных «обменок» наглядно разъясняет: время (чуть не написал «эпоха») стабильности рубля заканчивается.

Надо отдать должное: официальная пропаганда объясняет ситуацию честно и ясно. Падение рубля — результат не диверсий спекулянтов вроде Сороса, не поползновений «кровавой мировой закулисы» и даже не удешевления экспортного сырья (кроме нефти и газа, оно дешевеет со II квартала 2011 года).

И «козни Госдепа», как ни странно, здесь тоже ни при чем: редчайший случай!

Рубль упал (подстегнув инфляцию и обесценив сбережения граждан, придавив людей и корпорации с валютными долгами) потому, что Банк России сознательно перестал выполнять свои обязанности по поддержанию его стабильности.

Ну, что тут удивляться? — рубль, оказывается, похож на перепраздновавшего забулдыгу: стоит отпустить, как он немедленно падает.

Власть, если верить официальным сообщениям в СМИ, считает свой отказ от поддержания стабильности рубля, — а значит, и его падение, — достижением. Мол, «отпущенный» рубль по своему качеству — просто потому, что его никто больше не поддерживает, — приближается к ведущим мировым валютам.

Радуйтесь, граждане: мы в элитном мировом клубе!

Ну, если и не совсем в этом клубе, то зато ведем себя в точности так, как ведут себя его члены, — не интересуясь требуемыми для этого ресурсами и ценой, которую за это надо платить.

Вам это ничего не напоминает?

Точно так же в конце 80-х и начале 90-х годов «либералы», еще только примерявшие свои кошельки на советское наследство, использовали для оправдания почти любой корыстной разрушительной глупости железный аргумент: «Как во всем цивилизованном мире!».

Потом, правда, выяснялось, что как раз в цивилизованном мире все устроено совсем не так, «не по Чубайсу, а по уму», — но бывало уже поздно: реформаторы собирали свою жатву и бодро шагали дальше.

Порой думается, что если бы фашисты в 41-м кричали не о «комиссарах и жидах», а о «возвращении в мировое сообщество», «демократических нормах» и «рыночных стандартах», — мы бы просто не родились. Нас бы не было — как не будет детей, которые должны были родиться у поколения, выкошенного либеральными реформами 90-х и «тучных» (для некоторых) нулевых.

И не надо думать, что бред о «мировом опыте», который якобы диктует почти любые меры по разрушению России (вроде введения плоской шкалы подоходного налога, которая, как потом оказалось, не применяется почти нигде) — инструмент давнего прошлого.

Ведь только что, менее полутора лет назад, Россию втащили в ВТО — на заведомо кабальных, по сути колониальных условиях, под развеселые крики: «Весь мир уже там, мы должны быть как все!».

Сегодня подсчитываем колоссальные и растущие убытки, констатируем разрушение целых отраслей машиностроения и сельского хозяйства, мгновенную смену бурного инвестиционного роста инвестиционным спадом, общее ухудшение конъюнктуры — и даже президент на Валдайском форуме говорит о ВТО именно как об источнике проблем, а не многократно обещанных благ.

Как там говорил незабвенный Виктор Степанович Черномырдин — «отродясь такого не было, и вот опять»?

Плотное зажмуривание глаз, затыкание ушей и последовательное разрушение страны под лозунгом «будем подражать богатым и станем такими же!» производит впечатление не просто вредительства. И даже не просто уничтожения России ради наживы глобального бизнеса. Это производит впечатление глубокого внутреннего холопства правящей, а по сути владеющей Россией тусовки. Состояния души, при котором человек чувствует себя придатком хозяина, действия и интересы которого не обсуждаются, а являются образцом морали и источником истины в последней инстанции. И служение этому хозяину — смысл жизни, а подражание ему во всем, даже в заведомо странном, а то и вредном, — практически «дело чести, доблести и геройства».

Хозяин либерального клана — глобальный бизнес. Все, что соответствует его интересам, — естественный и единственно возможный закон природы. А кто смеет усомниться в святости единственного достойного подражания образца — тот не просто чужой, тот кровный, смертный враг, который должен быть изгнан отовсюду и в идеале — растерзан.

Как некогда писал Некрасов:

Люди холопского звания —

Сущие псы иногда…

И все это понятно, но вот только мы-то тут при чем?

Ведь за безумие правящей тусовки расплачивается отнюдь не она, а мы!

Ведь ясно же, что первый зампред Банка России госпожа Юдаева, подробно рассказывающая, как будут в 2014 году влиять на курс рубля политика Федеральной резервной системы США и Европейского банка, но, похоже, даже не подозревающая, что главным фактором этого курса должна быть все-таки политика соруководимого ею Банка России, ответит за последствия своей замечательной стратегии не больше, чем находившийся на той же должности Алексашенко — за дефолт 1998 года. А может, еще будет, как уехавший в США Алексашенко, подавать в суд на тех, кто посмеет напомнить ей про ее деятельность.

Ведь ясно же, что нынешние реформаторы, пребывающие в блаженной уверенности в собственной непогрешимости, а главное — безнаказанности, вновь, как и в прошлые годы, выльют завариваемую ими кашу социально-экономической катастрофы на головы народа России. После чего респектабельно изобразят негодование и будут в фешенебельных странах наслаждаться своими дивидендами с этой катастрофы, — как Кириенко, отправившийся (когда чудом пережившая дефолт страна корчилась в агонии кризиса) отдохнуть от трудов праведных в Австралию, на Барьерный риф.

Конечно, отказ государства от контроля за стабильностью валютного рынка может быть и обманом — «хорошей миной при плохой игре». Ведь экономика рушится под нарастающим грузом безнаказанных коррупции и произвола монополий, не говоря о порождаемой ими неадекватности управленцев. При сохранении прежних тенденций спад ВВП начнется уже в этом году — и начнет нарастать стремительно, причем даже при дорогой нефти.

Взрывной рост богатств чинуш и спекулянтов маскирует обеднение значительной части нашего общества. Люди массово теряют даже простую надежду: жизнь на глазах становится все беднее и безысходнее.

Это проявляется в падении спроса и незначительности привычного новогоднего «бума», на который в один голос жалуются торговые сети, в затоваривании автомобильного рынка, в появлении значимого социального слоя, берущего кредиты для выплаты ранее взятых кредитов, а уже не для покупки новых вещей.

Наконец, даже официальная статистика фиксирует начало спада предоставляемых населению России платных услуг, так как именно на них люди начинают экономить в первую очередь.

При невозможности развития отток капитала будет велик, но сокращение чистых текущих доходов страны (в 2,2 раза в 2013 году) уже не компенсирует его. Это начнет размывать международные резервы (их рост на 30 млрд долл. в 2012 году уже сменился сокращением более чем на 22 млрд), которые будут дополнительно сжиматься из-за воровства. Трудно иначе толковать абсолютно одинаковую стоимость столь разных проектов, как строительство ЦКАДа и модернизация БАМа на другом конце страны.

В этих условиях единственный способ хотя бы продлить экономическую агонию системы — это ослабление рубля.

Его действенность низка (в отличие от конца 90-х, в России нет ни простаивающих мощностей, ни квалифицированной рабсилы), — но других инструментов у не смеющего даже помыслить о своем развитии государства попросту нет.

И этот инструмент страшен, ибо распахивает для спекулянтов новые возможности (чиновники, похоже, ради них и стараются) и уже зримо грозит нам новой дестабилизацией.

Единственная альтернатива катастрофе (невозможной, впрочем, в этом году) — переход от разграбления советского наследства к модернизации, к созиданию России. Но для этого надо думать не об иностранных хозяевах и своих деньгах, а о своем народе.

И как бы неприлично это ни звучало — меньше воровать.

Михаил Делягин, Московский Комсомолец