ЦБ Турции пошел на рекордное повышение ставок для спасения лиры

457

Центральный банк Турции резко повысил все основные процентные ставки на чрезвычайном заседании Совета монетарной политики (СМП), прошедшем вчера поздно вечером.

Центробанк повысил ставку кредитования с 7,75 до 12 процентов, ставки на сделки РЕПО сроком на одну неделю с 4,5 до 10 процентов, ставку «овернайт» с 3,5 до 8 процентов. Все эти меры оказались более резкими, чем прогнозировали экономисты.

Курс национальной валюты незамедлительно отреагировал на решение, которое было опубликовано в 02:25 по местному времени, и стабилизировался на уровне 2,18 лиры за доллар, в то время как всего день назад он составлял 2,39 лиры.

Решение столь значительно поднять ставки идет вразрез с позицией премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана по этому вопросу. Премьер был против резкого повышения ставок в надежде сохранить высокие темпы экономического роста до ближайших выборов, называя сторонников ужесточения валютной политики «процентным лобби».

«Я хотел, чтоб вы знали, что сегодня я, как и прежде, против повышения процентных ставок», — заявил Эрдоган непосредственно перед началом заседания СМП. Однако премьер не преминул отметить, что он не имеет права вмешиваться в дела Центробанка и ответственность полностью лежит именно на них. Политика турецкого Центробанка в первую очередь направлена на сдерживание падения национальной валюты для сохранения доверия инвесторов, которое пошатнулось в результате недавнего коррупционного скандала и последних решений ФРС США.

До последнего времени Центробанк не решался на открытое повышение ставок, предпочитая поддерживать лиру, «сжигая» валютные резервы и повышая ставки лишь по некоторым позициям, однако теперь от этой позиции полностью отказались.

В заявлении говорится, что Центробанк не откажется от жесткой монетарной политики до тех пор, пока инфляционный прогноз не начнет демонстрировать конкретный прогресс.

Западные экономисты назвали агрессивные меры, принятые турецким Центробанком, смелым решением, которое восстанавливает доверие к системе и ограничивает вторичные эффекты на соседних рынках.