В падении рубля обвинили Центробанк

42

Рубль получил неожиданную передышку. 27 января ЦБ провел масштабную валютную интервенцию в $1,14 млрд (хотя ранее заявлял вообще об отказе от такого инструмента).

В результате два дня подряд рубль понемногу дорожал: сегодня официальный курсы таковы – 47,22 руб./евро (+27 копеек с 27 января) и 34,56 рубля за доллар (+14 копеек). Правда, излишнее радоваться не стоит. Стоимость бивалютной корзины превысила 41 рубль. В ближайшее время рубль продолжит слабеть. В целом, это на руку правительству.

Многие представители экономических ведомств именно на ЦБ возлагают вину за обвал рубля. Российский регулятор слишком смело приступил к реализации двух рискованных экспериментов — тотальной прополке банков с сомнительной репутацией, а также отказу в поддержке курсообразования и прекращению плановых валютных интервенций. Утратив доверие к банкам, клиенты стали перекладывать рублевые счета в наличную валюту. Когда рубль без поддержки ЦБ покатился вниз, ажиотаж усилился — россияне выстроились в очередь к обменникам и скупили все свободные доллары и евро.

Свободно плавающая валюта, конечно, является характерным признаком развитой экономики. Однако комбинация с чересчур активной чисткой банков стала роковой ошибкой, которая привела к влету стоимости основных мировых валют на нашем рынке. В результате, ЦБ, скорее всего, с подачи руководства страны увеличил интервенции: в понедельник продал более $1,1 млрд, и к среде немного отыграл падение.

Чиновники уверены, что нестабильное состояние рубля не станет причиной значительного роста инфляции в России. По оценке министра экономического развития Алексея Улюкаева, рост цен на потребительские товары в России по итогам года не превысит 5%. Свой прогноз министр делает, исходя из «динамики денежной массы, тарифов, рост которых будет в 2-2,5 раза меньше, чем прежде, а также динамики продовольственных цен».

Более того, глава Минэкономразвития полагает, что никакой стагфляции (отсутствие роста экономики и одновременно высокие темпы инфляции) в России не было и нет. «У нас понятные перспективы по инфляции – она будет снижаться. Риски экономического роста более актуальны, чем риски по инфляции», — отмечает Улюкаев.

Действительно, слабый рубль полезен правительству — государство сможет расплатиться по своим социальным обязательствам, которые оно пока не в состоянии исполнить, а также застрахуется от падения цен на нефть.

Вместе с этим, в экономических ведомствах не отрицают, что снижение курса национальной валюты на 1% обычно приводит к образованию 0,3% инфляции (курс рубля с начала года упал на 6%, это означает 1,8% инфляции). Если российская валюта продолжит падать, по итогам 2014 года уровень инфляции будет бить все рекорды.

Стоит отметить, что планы по поводу подъема российской экономики и рубля, разрабатываемые в Минэкономразвития, вчера на «правительственном часе» в Совете Федерации раскритиковала спикер Валентина Матвиенко. Выслушав доклад и ответы на вопросы сенаторов Алексея Улюкаева, она раздраженно бросила: «Где действенные оперативные меры? Устали слушать ритуальные слова об улучшении бизнес-климата. Где системные меры по повышению темпов роста ВВП? Вы же за это отвечаете. В разных аудиториях мне задают тревожные вопросы о будущем страны, её экономике и валюте. Нужен точный диагноз и действенный рецепт. Нужна внятная программа. И мы тогда её поддержим».

Вчера, впрочем, оперативных мер от Минэкономразвития спикер СФ не дождалась. Как и в предыдущие лет десять-пятнадцать новый глава ведомства вслед за своими предшественниками предложил 4 традиционных стимулирующих инструмента: снять инфраструктурные ограничения (построить за счет средств ФНБ ЦКАД и модернизировать Транссиб), поддержать несырьевой экспорт (пока все усилия показали свою бесплодность), подставить плечо среднему и малому бизнесу (здесь Улюкаев надеется на средства крупного капитала), а также расширить круг проектов в рамках государственно-частного партнерства, например, привлечь инвесторов в ЖКХ.