Сценарий преждевременного снижения ставки отослал лиру на рекордно низкий уровень

116

Турецкая лира ослабла до уровня 2,4188 по отношению к доллару США, что является самым низким показателем за всё время. Это произошло в четверг, на фоне ожиданий снижения процентных ставок со стороны Центрального банка по итогам внеочередного заседания Комитета по монетарной политике (РРК), которое состоится в начале следующей недели.

В четверг лира продолжила своё пятидневное падение, потеряв до 1,4% по отношению к доллару США. Недавний рост курса доллара США по отношению к лире начался 27 января, после того как глава Центрального банка Турции Эрдем Башчи дал понять о снижении ставки с 4 февраля, за день до публикации отчёта с официальными показателями инфляции за январь. Основной фондовый индекс Стамбульской фондовой биржи (BIST) упал на 1,42% до 89,062 пунктов, ухудшаясь на фоне более широкого индекса развивающихся рынков, который снизился более чем на 1% в среду. Доходность 10-летних гособлигаций выросла с 6,99% в среду до 7,07%.

Потери лиры после комментариев Башчи означают отсутствие уверенности в низкой инфляции и значительном снижении дефицита текущего счёта. Высокий уровень внешнего долга Турции и перспектива высоких ставок Федеральной резервной системы (ФРС) в текущем году также наносят большие удары по лире, как ранее предупреждали наблюдатели. Лира также пострадала от оптимистичной точки зрения ФРС на экономику США и её сигнала о том, что ФРС сохранит курс на повышение процентных ставок в этом году. Вследствие этого лира была ослаблена с 2,3780 в среду вечером до приближающегося к рекордно низкому уровню в 2,4140. Она оставалась на отметке 2,4045 к концу четверга.

Во вторник Башчи заявил, что банк может провести досрочное заседание по денежно-кредитной политике на следующей неделе и обсудить вопрос о снижении процентной ставки, если инфляция продолжит резкое падение. В четверг Центральный банк открыл недельный аукцион РЕПО с фиксированной ставкой в объёме 16 млрд лир (6,7 млрд долларов США), о чём свидетельствуют данные банка. Из-за оказываемого со стороны правительства давления в целях снижения цен перед июньскими парламентскими выборами, Башчи заявил, что банк может начать действовать ещё до 4 февраля, если данные за день до этого покажут замедление инфляции за январь более чем на один процентный пункт. После его комментариев лира ослабла до 2,36 по отношению к доллару, изменив ранее достигнутый на вторник уровень. Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу присоединился к другим политикам, требовавшим заблаговременного сокращения процентной ставки Центральным банком в среду, что еще больше усилило давление, уже давно оказываемое на банк. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, являющийся неистовым сторонником более низких ставок, во вторник продолжил нагнетать давление, вновь утверждая, что высокие процентные ставки вызывают высокую инфляцию. «Посмотрите на развитые страны мира. Там нет политики в отношении ставок, подобной нашей. В Японии процентные ставки низкие и инфляция очень низкая. Если мы хотим инвестиций, то мы должны добиться этого», — сказал он.

По опросу Reuters, проведённому в среду, все 15 экономистов, участвовавших в исследовании, сказали, что они ожидают проведения Центробанком внеочередного заседания после обнародования данных по инфляции 3 февраля. Они ждут от банка сокращения своей основной процентной ставки на 50–75 базисных пунктов.

«Если соотношение доллар/лира пробьёт уровень сопротивления выше 2,37, то это открывает, как мы думаем, пространство для движения к 2,41, особенно если Центральный банк смягчит (свою) позицию по ликвидности или срежет верхнюю границу коридора процентных ставок также на следующей неделе», — говорится в заявлении Эркина Ишыка, являющегося стратегом в TEB-BNP Paribas.

В четверг Bloomberg процитировал базирующегося в Лондоне валютного стратега и аналитика Deutsche Bank AG Хенрика Гулберга, который заявил, что «есть подозрение в том, что Центральный банк находится под большим политическим давлением в целях сокращения процентных ставок... Это никогда не приводило ни к чему хорошему, если политики бывали замечены в чрезмерном влиянии на денежно-кредитную политику».