Как долго продлится укрепление рубля?

271

Все-таки напрасно мы порой называем наш рубль «деревянным». Он — удивительный. Ну какая еще денежная единица вызывает восторги аналитиков при любых курсовых виражах?

Осенью она стремительно падала по отношению к резервным валютам, и мы радовались, что теперь расчищены пути для импортозамещения, что в бюджет хлынут средства, «выпадающие» вследствие снижения цен на нефть. Сейчас рубль не столь стремительно — но достаточно уверенно — набирает вес, что опять дает повод для гордости. Правда, больше эмоциональной. Еще бы: национальная валюта «укрепляется»!

А если отбросить эмоции и включить холодный анализ с экономических позиций? Об осенних событиях написано немало, да и не очень-то они должны нас волновать. Все-таки дело прошлое. Интереснее понять, что же происходит сейчас, и попытаться ответить на волнующие всех вопросы: почему, как долго, до каких пределов, как отразится на экономике и на наших карманах?

В последнее время курс рубля было принято связывать с ценами на нефть, периодами массовых выплат то налогов, то кредитов. Отчасти правильно. Но такой подход совершенно не объясняет, почему же нефтяные цены колеблются вокруг практически стационарного значения $55–60 за баррель, да еще с туманными прогнозами, а нацвалюта стала укрепляться. В середине января за доллар просили около 65 рублей, в феврале — около 62, в марте — 61, а в начале апреля — и вовсе 57–58.

Дело в том, что в основе курсовых соотношений лежит паритет покупательной силы (ППС). Он зависит от уровня цен в каждой стране, общей эффективности производства и ряда других нелюбимых монетаристами факторов. Но именно они в совокупности и определяют реальные курсовые соотношения валют. Под давлением конъюнктуры текущие котировки отклоняются, но в тенденции все равно тяготеют именно к якорю ППС. Приняв это обстоятельство во внимание, нетрудно догадаться, что в настоящее время рубль, сильно недооцененный в результате осенних катаклизмов, пытается занять то место, которое диктуется фундаментальными экономическими реалиями.

Но почему сейчас? Во-первых, улеглись ажиотажные страсти, которые определяли повышенный спрос на зарубежную валюту в IV квартале 2014 года. Во-вторых, как это ни покажется странным, наш хозяйственный механизм стал в большей степени подчиняться экономическим законам, отвязавшись от фатальной зависимости от нефти, а также вследствие минимального вмешательства регулирующих органов. Тот редкий случай, когда пассивность и созерцательность сыграли позитивную роль, дав экономике возможность самой приспособиться к новым реалиям.

C причинами роста курса нацвалюты более или менее понятно. Но насколько тенденция устойчива и на какие значения ориентироваться? С оговоркой — «если не произойдет чрезвычайных событий», правомерно говорить об отметках в 50 и даже 45 рублей за доллар в ближайший месяц-два. Цифры подсказаны графиком динамики изменения котировок пары валют с середины 2013 года, когда начала формироваться тенденция оздоровления нашей валюты после длительного периода застоя. Тренд, рассчитанный на основе этих данных (правда, без учета конъюнктурного осеннего «хвостика»), пересекает ось именно в районе этих значений.

С прогнозом устойчивости тенденции дело обстоит сложнее. Для поддержания положительной динамики одной созерцательности экономических властей недостаточно. Требуются решительные стимулирующие меры и прежде всего в области денежно-кредитной сферы. Реальный сектор экономики, а вместе с ним и все остальные сферы, в условиях «дорогих денег» вряд ли способны продемонстрировать чудеса прогресса. Конечно, можно вспомнить о различных субсидиях, дотациях, компенсациях. Но зачем такие сложности, когда можно все устроить попроще и понадежнее — дать предприятиям доступ к кредитным ресурсам напрямую, снизив «ключевую ставку».

И, конечно, несмотря на определенную «отвязку» не отменена зависимость рубля от цены на нефть. А этот показатель, который в значительной степени формируется картелем ОПЕК, прогнозируется крайне сложно, поскольку находится под влиянием политических факторов. Тем не менее драматические сюжеты вряд ли реалистичны, ведь в основе в конечном итоге все равно лежат экономические соображения. А они достаточно устойчивы.

Вообще для функционирования экономического механизма важна устойчивость. Он болезненно реагирует на резкие изменения, в том числе и курсов валют. Причем как в ту, так и в другую сторону. Поэтому по-настоящему нас должна радовать стабильная национальная денежная единица, находящаяся на экономически обусловленном уровне. Хочется надеяться, что именно это мы сейчас и наблюдаем.

Михаил БЕЛЯЕВ, главный экономист Института фондового рынка и управления