Китай первый и по экспорту студентов

64

А зарплата пакистанского профессора в семь раз больше, чем у пакистанского министра. Россия на сегодняшний день утеряла даже те скромные позиции в международных рейтингах вузов, что имела прежде.

Почему это произошло, «МК» пытался понять и осмыслить на международной конференции по глобальному образованию Going Global, организованной Британским советом в Лондоне.

Центральная идея 6-й конференции Going Global проста и понятна: глобализация коснулась не только банков с фондовыми рынками, но и образования. Отныне оно определяет будущее мира и место в нем каждой отдельной страны. Те, кто этого не понимает, пролетают. Равно как и те, кому нечем ответить на вызов.

«Прости, студент, что мы ничему тебя не выучили!»

Не стоит думать, что высшее образование за рубежом не знает проблем. Их полно. Стоимость обучения повсеместно растет. Сектор бесплатного образования в Европе, не говоря о США, сжимается. В вузах дефицит инноваций: во многих местах, по словам представителя Фонда Кауффмана (США) Бена Вилдански, «и сегодня учат, как 50 лет назад. Студенты злоупотребляют работой и вылетают из вузов задолго до получения диплома. А сами дипломы ничего не стоят: на многих было бы уместнее писать не присуждаемую степень, а что-то вроде: „Прости, студент, что мы так ничему тебя и не выучили“. И как итог — 36% специалистов с высшим образованием работают на должностях, не требующих такового».

— Привлечь к финансированию образования частный бизнес невозможно, — продолжил скорбный список один из руководителей британского агентства по финансированию профобразования Джофф Расселл. — Именно предприниматель как никто заинтересован в подготовке качественных кадров. Но социальную ответственность ощущает минимум компаний. А остальные лишь жалуются на тяжелые времена и не хотят давать деньги.

Все это очень напоминает Россию. Но есть существенное отличие. Образование для нашего государства является приоритетом лишь на бумаге. Отсюда и соответствующий уровень поддержки. Взять хотя бы исследовательские университеты, созданием которых так гордятся российские чиновники.

Исследовательские университеты — это вузы, где не только учат студентов, но и ведут активную исследовательскую деятельность. Поэтому в Европе и в США к ним предъявляются особые требования. Как рассказал директор Центра международного высшего образования колледжа Бостона (США) Филипп Альтбах, «Студентов отбирают самых сильных. Преподавателей — самых успешных, что подтверждается адекватными зарплатами. А чтобы получить максимальную отдачу, государство, не полагаясь на частный бизнес, обеспечивает пусть и не прямые, но существенные инвестиции в их научные разработки. Все понимают: роль исследовательских университетов в современном мире чрезвычайно важна».

Да что там богатые американцы с европейцами! Активную господдержку высшему образованию оказывают и бедные страны. По крайней мере те, что решили покончить с отсталостью. В Пакистане, например, недавняя вузовская реформа принесла столь обильные плоды, что ее называют «молчаливой революцией». Научно-образовательный сектор страны растет как на дрожжах. Об «утечке мозгов» забыли и думать, а каждый «возвратившийся в страну после учебы за рубежом имеет гарантированную работу или получает грант до $ 100 тыс. на научные исследования, — рассказал профессор химического института (факультета) университета Карачи Атта-ур-Рахман. — Профессорская зарплата сейчас составляет $7 тыс. в месяц — это в 7 раз выше, чем у министра».

И это — не пустая накачка средств: «Роль высшего образования в экономике принципиально изменилась. Это уже не только традиционные знания и исследования, но также инновации и предпринимательство», — разъяснил суть происходящего председатель госкомиссии по высшему образованию Джавад Лашхари. А чтобы облегчить этот переход, правительство Пакистана строит мосты между университетом и производством — Бюро по инновациям, исследованиям и их коммерциализации. Десяток таких бюро уже работает. Еще десять откроется в ближайшее время.

О Китае нечего и говорить. Эта страна самым активным, чтобы не сказать агрессивным, образом вписывается в процесс глобализации. В секторе высшего образования, по данным Минобразования КНР, китайцы — первые в мире экспортеры студентов и вторые по импорту образования. Всего за границей отучились 1,8 млн. человек. И практически все вернулись работать домой. «Главный принцип Китая — учиться за рубежом и возвращаться домой, чтобы получить хорошую работу. Ведь лучшая жизнь — это лучшее образование», — разъяснил директор Ассоциации профессионального образования Китая Чжоу Ан Минь. Как такой подход сказался на экономике страны, известно всем.

«Звездный путь» глобализации

Увы! В области высшего образования Россия выглядит более чем скромно. И теперь уже не только на фоне США или Великобритании, но и Пакистана с Китаем. Последний мировой рейтинг вузов — тому свидетельство.

Правда, представляя нашу страну на Going Global, ректор Уральского федерального университета Виктор Кокшаров и проректор Новосибирского госуниверситета Сергей Нетесов говорили об амбициозных планах российских университетов, а рейтинговые неудачи объясняли скорее филологическими причинами: нет, дескать, у наших вузов англоязычных сайтов, а у профессоров — публикаций на английском, хотя на русском их завались. Отсюда и низкие баллы.

Частично это так. Однако основные причины наших неудач в другом. Как войти в мировую Топ-100 вузу, где преподаватели получают меньше школьного учителя? Или исследовательскому университету, в разработки которого не вкладывается ни частный бизнес, ни государство, и, чтобы уцелеть, он вынужден набирать студентов-троечников, и слыхом не слыхавших ни о каких бюро по связям с производством. Да и вообще в России слишком много людей с высшим образованием, не устают повторять власти. И думать надо не о поддержке, а о сокращении вузов...

Тем временем мир следует своим путем: «Положительная сторона глобализации очевидна: студенты адаптируются в британскую систему ценностей и культуры. И когда они уедут домой, то увезут с собой часть Британии», — заявил на закрытии Форума Going Global британский актер Патрик Стюарт, более известный как капитан «Стар-трека» Жан-Люк Пикар. Вот такая глобализация.