В 2012 году число 100-балльников по информатике подскочило в 10 раз

92

В четверг завершилась сдача «основной волны» Единого госэкзамена. Выпускники могут выдохнуть, а для их наставников всех уровней наступило время подводить итоги ЕГЭ и делать выводы.

Первые итоги уже есть, но выводы, на которые они наталкивают, не слишком утешительны. Избежать многочисленных нарушений не помогли широко разрекламированные меры безопасности, а уровень знаний истории по сравнению с прошлым годом снизился.

По общественной значимости ЕГЭ в нашей стране сопоставим разве что с ежегодной «битвой за урожай» советских времен. Да и по результатам тоже. Просто сейчас в «закрома Родины» попадают не мифические тонны зерна, а абитуриенты-отличники, делающие по нескольку десятков ошибок на одну страницу текста. А потому одной из главных задач вверенной ему отрасли новый министр образования и науки Дмитрий Ливанов считает обеспечение объективности оценок Единого госэкзамена: «Для нас важно, чтобы общество повышало уровень доверия результатам ЕГЭ. Это сейчас ключевой вопрос», — отмечает он.

Чтобы решить его, глава Минобрнауки предлагает подключить к надзору за чистотой процедуры сдачи Единых госэкзаменов вузовских представителей: «Вузы в первую очередь заинтересованы в объективности оценок ЕГЭ. Ведь совсем не в их интересах, чтобы выпускники школы навсегда оставляли родные места, поступив по завышенным оценкам в столичные вузы», — уточнил он «МК». Другая идея — ставка на проведение Единых госэкзаменов не в школах или вузах, а на базе независимых экзаменационных центров (апробация этой методики, по словам Ливанова, будет продолжаться). Между тем первые итоги сдачи основной волны ЕГЭ 2012 года свидетельствуют: «проклятый вопрос» отечественного образования столь же далек от решения, как и прежде.

— Все нарушения на ЕГЭ никуда не делись, — заверил «МК» вице-президент Общества защиты прав потребителей образовательных услуг Виктор Панин. — Как и раньше, ребята выкладывают в Интернет экзаменационные материалы. Пользуются на экзаменах мобильными телефонами. Учитывают прошлогодний опыт лишь организаторы незаконных действий. К примеру, в этом году они работают в Интернете уже не открыто, как прежде, а в закрытых группах. Но с тем же размахом.

По его словам, в ходе текущей кампании «целый ряд регионов доказал, что за наличием мобильников на экзаменах там никто не следит. (В некоторых, как уже писал „МК“, Рособрнадзор запустил проверки.) Выпускники приспособились: один мобильный сдают при входе, другой проносят с собой на экзамен, и тогда надо лишь выйти в туалет, передать через окно задания, а потом дождаться СМС с подсказкой. Общественные же наблюдатели, вместо того чтобы смотреть за порядком в аудиториях, распивают чаи с организаторами пунктов приема экзаменов (ППЭ). Впрочем, с них и требовать что-либо грешно. Эти люди сейчас тратят свое время — сначала на подготовку, а потом на экзаменах — на голом энтузиазме. Да и прав особых не имеют. А в маленьких городках, где все друг друга знают и состоят в родстве, у них дополнительная проблема: „Ты меня на экзамене прижал — а у меня брат гаишник! Он тебе покажет кузькину мать!“ Между тем работа общественных наблюдателей на ЕГЭ должна оплачиваться, а сами они — иметь права и нести ответственность за свою деятельность во время экзамена. Без государственного проекта тысячи ППЭ общественными наблюдателями не охватить».

Тем не менее лишь за первые дни Единых госэкзаменов были аннулированы результаты ЕГЭ у 57 выпускников, чьи контрольно-измерительные материалы были найдены в Интернете. При этом пострадали, по словам главы Рособрнадзора Любови Глебовой, в основном сильные ученики: «Мы смотрели их бланки, и самое обидное, что в основном все задания решены как минимум на „хорошо“ — на 80–90 баллов». В частности, уточнили «МК» в Рособрнадзоре, «во время проведения экзамена были выявлены факты появления в Интернете изображений и фрагментов КИМ по русскому языку. После соответствующей обработки информации установлено более 20 оригинальных источников публикаций из разных регионов, которые затем были растиражированы в Интернете». Новые технологические возможности позволили поймать часть нарушителей прямо во время проведения ЕГЭ. Их сразу удалили с экзаменов, а результаты ЕГЭ аннулировали. Остальных обещают выявить после обработки изображений КИМов Федеральным центром тестирования и сообщить о них в государственные экзаменационные комиссии регионов, где проживают нарушители. Их результаты также должны быть аннулированы без права пересдачи в этом году. И столь жесткий подход к нарушителям, пусть и в минимальных масштабах (в 2012 году участие в ЕГЭ приняли 870 тыс. человек, включая свыше 790 тыс. выпускников текущего года), стал главной отличительной чертой нынешнего года.

Другую особенность выявили первые результаты экзаменов. Минимальное количество баллов ЕГЭ, свидетельствующее об освоении школьного курса в 2012 году, почти не изменилось. Однако одним из немногочисленных исключений стало повышение «порога двойки» с 30 до 32 баллов по истории. И то ли это, то ли падение общей культуры и интереса к истории в частности сказалось на результатах. В этом году не преодолели минимального порога 12,9% сдававших историю. А в прошлом — 9,8%. Еще один сюрприз — десятикратный рост числа стобалльников по информатике: с прошлогодних 31 до нынешних 315 участников экзамена. В регионах, разъяснил «МК» официальный представитель Рособрнадзора Сергей Шатунов, «объясняют это тем, что школьники стали больше интересоваться ИКТ, возросла общая компьютерная грамотность, улучшилось преподавание. Да и информатика стала более востребованной для поступления в вуз. Однако в целом ситуацию еще предстоит проанализировать на августовском педсовете».

Наконец третьей важной особенностью кампании, подчеркнула «МК» зампред Комиссии Общественной палаты по развитию образования Любовь Духанина, «стало принятое по нашему предложению решение объявить минимальный порог по русскому языку и математике заранее. А вкупе с разрешением общественным наблюдателям сопровождать выпускника в апелляционную комиссию оно значительно сузило зону беспокойства абитуриентов и их родителей. До сих пор ребенок шел на апелляцию один и оказывался там против нескольких взрослых. Это было явное неравенство сил».

Правда, жалобы на «горячую линию ЕГЭ» на коррупцию и многочисленные нарушения на экзаменах в Общественной палате не иссякают, призналась она:

— Если кодирование КИМов позволяет сейчас бороться с выкладыванием заданий в Интернет, то механизма выявления и пресечения коллективного сговора в территориях нет. Поэтому звонки с сообщениями о вносе-выносе документов, списывании, подсказках, предложениях «порешать» задания и т.д. продолжаются.

Выход один, заявил «МК» член комитета, экс-глава Рособразования Григорий Балыхин: ответственность за нарушения в ходе ЕГЭ надо прописать в КоАП и УК.

— Ситуация вокруг нарушений в ходе ЕГЭ не изменится до тех пор, пока не будут внесены изменения в КоАП и Уголовный кодекс, вводящие конкретные санкции. Нужно четко и конкретно прописать ответственность за правонарушения, связанные со сдачей ЕГЭ. И инициатором таких поправок я готов выступить. В 2011 году мы записали в законе, что нарушители — организаторы ЕГЭ и ученики, сдающие его, — привлекаются к ответственности в соответствии с российским законодательством. А там конкретные санкции отсутствуют. Думаю, размеры штрафов надо соотнести с другими санкциями, закрепленными в КоАП. Например, если преподаватели нарушают порядок приема и отчисления из вузов, им грозит штраф от 50 до 200 тысяч рублей. Надо, чтобы и штрафы за нарушения при проведении ЕГЭ не диссонировали с уже существующими.