Мастер по созданию фортепиано Бардакчи: «Вот бы я мог еще и играть…»

7

Мустафа Бардакчи ремонтировал фортепьяно многим знаменитостям: от джазового пианиста Керема Гёрсева до Мелиха Кибара, от Ахмет Озхана до Анжелики Акбар.

 Но он так и не научился извлекать ноты, нажимая на клавиши. Недавно Бардакчи вернул к жизни фортепьяно Султана Абдульмеджида, изготовленное в 1873 году. Очень скоро инструмент будет выставляться во дворце Топкапы.

Бардакчи имеет репутацию лучшего мастера по ремонту фортепьяно в Турции. 62-летний Мустафа Бардакчи вместе с тремя сыновьями в своей мастерской дарит голос новым инструментам. История Мустафы Бардакчи, ремонтирующего фортепьяно уже около сорока лет и посвятившего этому делу свою жизнь, началась в 1967 году. Его тетя вышла замуж за человека, который занимался этим ремеслом. Когда у него возникла необходимость в подмастерье, Мустафа бей приехал в Стамбул из Инеболу, расположенного в иле Кастамону. После семилетнего обучения в качестве подмастерья и работы мастером в 1974 году он основал свою мастерскую. 

Первая ремонтная мастерская Бардакчи располагалась на улице за Константинопольским патриархатом в районе Фенер. Позже мастерская переехала на улицу Хисароню. Впервые Мустафа Бардакчи отремонтировал фортепьяно журналиста, жившего в  Балате, это было еще до открытия мастерской. Когда он привез инструмент домой, чтобы починить его, домашние подумали, что это какой-то необычный шкаф.

В те годы, когда Бардакчи только открыл свою мастерскую, его клиентами были главным образом греки и евреи. Это происходило потому, что в то время в Стамбуле фортепьяно было в основном в домах немусульман. Очень маленькое количество – в государственных школах. Бардакчи говорит, что сейчас ситуация изменилась и теперь во многих семьях и школах есть фортепьяно. Мастер также ремонтировал фортепьяно деятелям искусства. Первыми приходят на ум имена знаменитого джазового пианиста Керема Гёрсева, композитора Мелиха Кибара, Ахмета Озхана и пианистки Анжелики Акбар. К Бардакчи на ремонт привозят инструменты не только из Стамбула, но и из многих городов Анатолии. Поскольку фортепьяно – чувствительный инструмент, Бардакчи внимательно следит за тем, чтобы фортепьяно, привезенные из Анатолии, прошли все ступени транспортировки. Он направляет всех, от владельцев инструмента до фирмы-перевозчика. Когда ремонт закончен, фортепьяно так же аккуратно и бережно доставляют владельцу. Бардакчи говорит, что точно так же как ремонт фортепьяно, и сама перевозка является искусством. Он подчеркивает, что самая маленькая оплошность может привести этот прекрасный инструмент в состояние, когда его нельзя будет починить или использовать.

Мустафа Бардакчи не один в мастерской под названием «Современное фортепьяно»: с ним вместе три его сына. Со временем, когда Бардакчи стал востребованным мастером, дел у него прибавилось, поэтому ему потребовались специалисты, которые бы работали рядом с ним. Идея взять кого-то со стороны казалась ему не слишком привлекательной, потому что эта работа требует труда и доверия. Старший сын Эртан поспешил на помощь отцу, а вслед за ним и другие братья - Огуз и Бюлет - также заинтересовались делом. 

Мустафа Бардакчи вот уже 37 лет занимается ремонтом фортепьяно в Балате. Но, как оказалось, он не ремонтировал фортепьяно никому из жителей района, где находится его мастерская. Мастер Мустафа попадал в интересные истории, когда занимался ремонтом фортепьяно. 

Занимаясь починкой, я не смог найти времени для игры

Очень интересно, что Мустафа Бардакчи, посвятивший свою жизнь ремонту фортепьяно, не умеет играть на нем. Бардакчи, как настоящий пианист, различает самые неуловимые изменения звука инструмента, а свое неумение играть связывает с тем, что у него просто не было возможности научиться. Это так и осталось лежать камнем на душе мастера. Он говорит: «Даже в наше время дорого брать уроки. А в то время я одновременно пытался встать на ноги и отправлял деньги семье. Я все время бегал и занимался починкой и не нашел возможности обучиться игре на фортепьяно». Бардакчи, открывший наряду с мастерской и галерею инструментов, говорит: «Когда приходят клиенты, мне очень хочется сыграть на фортепьяно, которое они хотят приобрести. Если бы я мог это сделать, я был бы очень счастлив». Дети Бардакчи также разделили его судьбу, но внуки учатся играть на фортепьяно.