Убийство в Туле: маньяки или сектанты?

331

На лестничной клетке 7-го этажа дома по улице Кутузова до сих пор стоит велосипед, а рядом — крошечные ботиночки младшеньких сыновей Марии Шкарупы. На двери 42-й квартиры — икона Богоматери и молитва.

 “Баба Валя ведь очень набожная была. В последнее время и вовсе устроилась петь в хоре Щегловского мужского монастыря. 

Она без молитвы из дома-то не выходила. И внуков своих в церковь ходить приучила. А видите, как получилось, не сберег их Господь”, — крестится соседка по дому Светлана Меркулова.

Убийство семьи из пяти человек — Марии, ее матери Валентины и троих сыновей — потрясло тихую провинциальную Тулу. Кто и зачем учинил жуткую расправу, выяснял репортер “МК”.

Следователи уже определили, когда произошло убийство. 24 июля Мария со старшим сыном-первоклашкой заходила в магазин за хлебом. Больше ее никто не видел. Волноваться соседи не стали: мало ли, уехали отдохнуть... В воскресенье семья собиралась ехать с паломниками в Петербург, но в назначенный час к автобусу никто не пришел. Но забили тревогу, только когда по дому стал разноситься неприятный запах.

— В ванную невозможно было зайти: сразу тошнить начинало. Мы подумали, что это с канализацией что-то случилось, — говорит Людмила. — Я позвонила в ЖЭУ, а там мне сказали, что и до этого из нашего дома несколько вызовов поступило.

Вскрыли квартиру в понедельник, в три часа дня. Сосед по лестничной площадке Алексей Федоров был понятым:

— Зашли в ванную, а там они все пятеро лежат. Внизу — ребята, а сверху мама с бабушкой. Все в сукровице, — говорит мужчина.

По словам Алексея, у всех были пробиты головы, «будто молотками их били». Следствие установило, что смерть настигла малышей в кроватках. Да и взрослые члены семьи, очевидно, либо уже спали, либо готовились ко сну: мама и дочь были в пижамах. Их также убили в комнате, а уже потом перетащили тела в ванную. Из квартиры ничего не пропало. Важная деталь: убийцы заперли дверь снаружи ключом.

Семью Шкарупа в доме № 102 по улице Кутузова знали все. Правда, чаще всего видели бабу Валю — на прогулке с внуками во дворе дома. В Тулу они переехали из Екатеринбурга лет пять назад. Валентина, мама Марии, работала там в консерватории. А отец Леонид Шкарупа — дирижер оркестра народных инструментов «Звезды Урала», заслуженный деятель искусств.

— Потом они продали ту квартиру и купили четырехкомнатную здесь, в Туле, — вспоминает соседка со второго этажа Людмила Степанищева.

Переезд в новый город соседям объяснили просто: «Здесь жилищные условия лучше, огромная четырехкомнатная квартира, да и денежек на продаже мы немного выручили». В Тулу Мария переехала беременной вторым ребенком. Здесь же родился и третий. Первое время с ними жил и муж Марии Иван. Потом супруги развелись, мужчина переехал сперва в Москву, а потом вернулся в Екатеринбург.

— В то время она еще работала менеджером в магазине. А года два-три назад устроилась риелтором в агентство «Золотой век». С той поры она стала пропадать на работе, — вспоминает Людмила Степанищева. — Маша даже телефонную трубку из рук не выпускала.

Коллектив агентства — всего 6 человек. Она занималась арендой квартир. «Маша была настоящим трудоголиком, таких еще поискать надо, — говорит ее начальник Олег Гаврилин. — Я не помню, чтобы у нее даже выходные были. Но это и понятно: единственная кормилица в семье. Но и миллионов, как сейчас говорят, она не зарабатывала. У риелторов в одном месяце сто тысяч, а в другом и тридцати не наберется. Она никогда не говорила мне, что ей угрожают. Хотя в личной жизни у нее было не все гладко. С мужем они развелись из-за того, что он выпивал, а иногда и поколачивал ее. И хотя ей было нелегко с тремя детьми (помню, когда ей не с кем было оставить малышей, она приводила их на работу, здесь они делали уроки), просто найти кормильца она не хотела, мечтала о большой любви».

Коллеги говорят, что женщина даже на праздники не оставалась. «У нее и странички в социальных сетях не было: некогда. Каждое утро заводила себе будильник на 6.20. Но в отличие от других, которые и подкрасятся, и кофе попьют, Маша сразу бежала на встречу с клиентами», — вспоминает одна из сотрудниц.

Кое-кто из сослуживцев отмечает странность: незадолго до трагедии Шкарупа стала одеваться более фривольно. Короткая юбка, модная прическа — то, что раньше не было свойственно женщине. «Новый ухажер появился?» — спрашивали коллеги. Но Мария лишь отмахивалась.

В понедельник у Марии была назначена встреча с клиентом. Но на подписание договора она не пришла. «Я ей несколько раз звонил, а потом решил заехать, но дверь мне так никто и не открыл, — вспоминает Олег Гаврилин. — Я оставил визитку соседям. А в пятницу обратился в милицию. Но заявление о пропаже у меня не приняли, сказали, мол, вы не родственник».

Все жители дома сходятся в одном: семью убили из-за риелторской деятельности Марии. «Она была очень принципиальной, с характером. Все мне говорила: я никого не боюсь, могу за себя постоять. А если кто мне плохое сделает, того Бог накажет, — вспоминает Людмила Степанищева. — Из-за этой принципиальности она даже с матерью один раз поругалась. Баба Валя уехала обратно в Екатеринбург. Потом же вернулась к дочке и внукам».


Руководитель риелторской конторы версию об убийстве на почве работы не поддерживает. «Мне кажется, это был какой-то маньяк. У нас же деньги не такие здесь крутятся, чтобы из-за этого совершать такое жестокое убийство». В правоохранительных органах о маньяке говорят со скепсисом — больше уповают на разбойников или наркоманов. Хотя странно, что разбойники ничего не взяли, да и непонятно, с какой стати Мария впустила ночью в квартиру посторонних. Если только у бандитов был ключ — тогда несчастных могли убить во сне (этим объясняется и то, что соседи не слышали шума). Немудрено, что еще одним подозреваемым, очевидно, будет бывший муж Марии. Есть сведения, что Иван уже после развода приезжал в Тулу, встречался с экс-супругой и даже угрожал ей. Наконец, проверяется и версия причастности к убийству сектатнтов. Баба Валя хотела вообще постричься в монахини — возможно, среди ее знакомых были и представители какой-либо секты. Кстати, Мария тоже одно время пела в церковном хоре, но потом ушла из-за нехватки времени.

Возможно, ответы на многие вопросы даст отец Марии Леонид Шкарупа. Он находился на отдыхе в Турции, но срочно вылетел домой. Кстати, сын дирижера также трагически погиб — 24 года назад разбился в автокатастрофе.

Анастасия Гнединская, Московский Комсомолец