Националисты отыгрались на автомобилистах

12

Бунтовщики отвели душу на машинах граждан неславянской внешности

Вечер четверга столичные полицейские провели за веселой забавой «Догони националиста».

Без малого три часа гонялись они по переулкам и дворам Замоскворечья за сотней юных москвичей, откликнувшихся на пущенный в Интернете призыв: потребовать от судей сурово покарать Расула Мирзаева. Несмотря на фарс, которым обернулась обещанная «вторая Манежка», не обошлось без пострадавших.

Изначально казалось, будто акция обречена на неудачу. За прошедшие с объявления об акции два с небольшим дня суд и гособвинение своими молниеносными и слаженными действиями доказали, что планируют отправить Мирзаева за решетку без подсказок со стороны уличных националистов. Кроме того, на фанатских форумах в Интернете акцию прямо называли провокацией.

Тем не менее организатора акции Дмитрия Феоктистова эти досадные неувязки совсем не тревожили. В беседе с «МК» он сообщил, что пришедшим будет предложено подписать петицию с требованиями справедливого рассмотрения дела о гибели Ивана Агафонова.

К шести часам вечера у выхода из метро «Новокузнецкая» начали собираться небольшие группы по 5–6 человек. В основном это были молодые люди 15–18 лет в одежде «фанатских» марок, то есть те, кого в среде болельщиков называют «бандерлогами». Но были и крикливые девушки старшего школьного возраста, и вполне взрослые спокойные мужчины, и совсем уж юные мальчики 12–13 лет.

Минут в десять седьмого на площадь въехали микроавтобус с бойцами ОМОНа и пустой автозак. Словно дожидавшийся этого, из толпы вынырнул Феоктистов и стал собирать народ вокруг себя. Заведя толпу главным лозунгом Манежки «один за всех и все за одного», организатор было двинулся во главе колонны в сторону Новокузнецкой улицы, но был немедленно схвачен полицейскими. «Прорываемся к суду!» — успел крикнуть он напоследок. Толпа бросилась врассыпную.

Большинство протестующих побежали по Пятницкой улице в сторону Садового кольца. Несколько стражей порядка двинулись следом, но вскоре вернулись к автобусам. Выяснилось, что дворы и переулки Замоскворечья — идеальное место для игры в догонялки. Подростки небольшими группами скрывались в подворотнях и, удостоверившись, что погони за ними нет, не спеша двигались в сторону суда.

Через полчаса почти все, кто был у метро, собрались в Большом Татарском переулке. Однако, за неимением лидера, школьники тихо стояли в стороне от входа в суд. На них равнодушно поглядывали сотрудники 2-го оперативного полка полиции.

В этот момент Алла Горбунова, ранее работавшая пресс-секретарем ДПНИ, стала давать комментарии о происходящем вокруг. Координирующий действия полиции подполковник воспринял это как сигнал к действию. Он высматривал в толпе самых активных участников схода и отдавал приказ: «Этого — берем». Одни задержанные шли спокойно, другие бегали от сотрудников полиции по всей улице, третьих несли вчетвером под звук падающих из их карманов монет...

Одновременно собравшихся стали оттеснять к набережной Обводного канала. Через какое-то время у суда не осталось никого, кроме людей в форме и нескольких оперативников в штатском. В припаркованном автозаке томился 21 человек, среди них одна беременная девушка и один инвалид детства с последствиями черепно-мозговой травмы. Инвалиду помогала врач расположенного напротив медицинского учреждения, беременную пыталась вызволить сестра.

К этому времени все решили, что акция закончена. Однако разгоряченная молодежь и не думала расходиться. Всего в нескольких сотнях метров порядка 50 человек собрались на Озерковской набережной и двинулись в сторону центра. За основной колонной шли двое мужчин средних лет и с некоторой досадой рассуждали о том, что в СМИ опять попадет образ отмороженного подростка в лыжной маске, «а ведь далеко не все протестующие такие».

Дальше шествие продолжалось совсем уж в духе сюрреализма. Несколько десятков человек вышли на Раушскую набережную и перекрыли одну из полос движения. Следовавшим за колонной машинам приходилось объезжать протестующих по встречной полосе. В машины, за рулем которых находились люди неславянской внешности, летели камни, их били ногами. Досталось и некоторым журналистам, сопровождавшим колонну, — одному из них удалось спастись, запрыгнув в проезжающую мимо машину.

Удивительно, но происходящее было совершенно неинтересно встречным прохожим. Влюбленные парочки продолжали целоваться на мосту, работники офисов спешили домой, все наслаждались теплым вечером. Полиции не было видно нигде. На Софийской набережной напротив Кремля, однако, толпа растерялась. Кто-то предлагал переходить реку и выходить на Красную площадь, кто-то хотел идти по набережной дальше, большая часть свернула в одну из подворотен и, сломав двое железных ворот, вышла на Болотную площадь. Тут наконец-то появились сотрудники полиции. Несколько человек задержали, остальные просто разбежались.