Театр национального лидера | Премьеру подпевали “гастарбайтеры”

23

15 сентября Театр наций пригласил Владимира Путина на открытие после ремонта. Артисты показали премьеру со сцены корову в балетной пачке и гастарбайтеров, а он в ответ забил в эту сцену гвоздь и сыграл на белом рояле “С чего начинается Родина”.

Театр наций не имеет своей труппы (играют приглашенные актеры) и 20 лет не имел и своей сцены. Столько длился ремонт здания дореволюционного театра Корша. По сути, впрочем, по-настоящему ремонт шел только последние четыре года.

«Сергей Семенович, а вы чего примазались?» — удивился Путин, увидев в фойе мэра Москвы Собянина. «Я подарил ему (худруку театра Евгению Миронову. — В.П.) здание, 120 метров в центре Москвы», — отшутился тот.

Между тем Миронов, который перед приездом премьера объяснял, как должен падать свет, когда он взойдет с Путиным на сцену, пригласил главу кабмина в зрительный зал, где шла репетиция праздничного капустника в честь открытия театра. Чулпан Хаматова в строительной каске, изображавшая работавшего на стройке театра гастарбайтера, напевала «We are the champions», вроде на таджикском. На экранах, развешанных на сцене, сменялись фото уже настоящих строителей. Позднее, когда их подняли, в углу обнаружилась корова из папье-маше, почему-то в балетной пачке.

Наконец балалаечников, аккомпанировавших действу, попросили перестать играть, и Миронов торжественно вручил Путину молоток, предложив приколотить к сцене гвоздем серебряную монету с цифрой 1885. Эта театральная традиция раньше имела сугубо практическое значение: на сцене вбивали две монетки — одну в поворотный круг для смены декораций, вторую — в собственно сцену, для того чтобы круг всегда возвращался в нужное положение. Позднее при открытии нового театра стали просто вбивать серебряную монету с годом его основания. Забивали денежку втроем: Собянин, Миронов и завершающим аккордом — Путин.

После чего все вместе взошли на сцену. Путин тут же углядел белый рояль за кулисами (рядом с пресловутой коровой, кстати). Как заслуженный артист политической сцены, он не мог пройти мимо — сел и с доброй улыбкой легко наиграл «С чего начинается Родина». Балалаечники, неожиданно материализовавшиеся рядом с премьером, подыграли. «Гастарбайтеры» еще и подпели.

В другом помещении театра расслабившегося за роялем премьера, как и Собянина, Миронов уговаривал на проект не менее впечатляющий, чем объединение Москвы и Подмосковья: соединить Страстной бульвар с Петровским переулком, в котором стоит Театр наций. Дабы создать «Театральный квартал» с Международным фестивальным центром, театральной библиотекой и образовательным центром для работников театральных профессий, действующим Музеем современного искусства и променадом. Все, что мешает эпической затее (стоимостью 6–8 миллиардов рублей) Миронова ныне — гаражи и хозпостройки — предполагается, по микеланджеловской традиции, отрезать. Точнее, снести, а закрытые сейчас дворы — открыть.

Позже, во время чаепития с артистами в театральном ресторане худрук театра не уставал просить льгот и денег для театра. Даже передал письмо премьеру через стол. «Я вам прямо сейчас на нем и распишусь. «Авдееву», — прокомментировал ВВП (министр культуры сидел за тем же столом). «А второе слово какое? Утвердить?» — с надеждой переспросил Миронов. «Рассмотреть», — не согласился Путин. На просьбу о деньгах Авдеев, кстати, согласился, но предупредил — придется в таком случае «отрезать» от денег, выделенных Олегу Табакову и прочим главам театров. «Его ж живьем съедят — не только нога будет сломана, но и вообще все конечности!» — опечалился будущей судьбой и так хромавшего и при трости Миронова Путин.