Призыв Родины звучит вдвое тише | Армия стала меньше, чем планировали, но аспирантам служба все еще грозит

35

135 850 человек будут призваны этой осенью на военную службу в Вооруженные силы России.

Это почти на 100 тысяч юношей меньше, чем весной, когда в войска было отправлено 218 тысяч 720 человек.

Об этом сообщил журналистам в пятницу замначальника Генштаба Василий Смирнов на традиционной встрече, посвященной началу осенней призывной кампании. Одновременно наболевший вопрос о службе в армии аспирантов и интернов в пятницу обсуждался в Московской городской военной прокуратуре.

На этих двух мероприятиях выяснилось, что, во-первых, теперь наша армия не дотягивает до миллиона (то есть она сократилась значительно больше, чем планировалось в ходе реформы), а во-вторых, аспиранты из-за нерасторопности чиновников Минобразования так и остались без права на отсрочку.

Прокуроры, военкомы и правозащитники, собравшиеся за «круглым столом» в МГВП, коснулись проблемы аспирантов.

Коротко ее суть состоит в следующем. Раньше у аспирантов проблем с отсрочками не возникало — достаточно было представить в военкомат соответствующую справку. Однако у военных возникло обоснованное подозрение, что такое положение многими используется как лазейка для «откоса» от срочной службы. Военные юристы провели анализ соответствия законов и выявили следующую коллизию: отсрочка положена только учащимся учреждений с государственной аккредитацией, а аспирантуры их не имеют. И военкоматы начали призывать эту категорию граждан. Но посыпались возмущения: перспективных молодых ученых, вместо того чтобы дать им возможность учиться дальше, заставляют служить, что непродуктивно. В 2010 году законодательно закрепили обязательную госаккредитацию для всех образовательных учреждений, в том числе и тех, в которых получают послевузовское образование. Казалось бы, вопрос должен быть решен.

Однако, как выяснилось в пятницу, до сих пор ни одна аспирантура аккредитации так и не получила.

— Я считаю, что это произошло исключительно по причине разгильдяйства чиновников Минобразования и нежелания ими исполнять свои обязанности, — считает юрист общественной организации «Гражданин. Армия. Право» Ирина Муравьева. — Образовательным учреждениям были разосланы письма, в которых была разъяснена необходимость получения госаккредитации. Однако, когда они пытались подать документы, им говорили, что, пока механизм не проработан, нормативная база не готова.

Вероятно, чиновники понадеялись, что вопрос снимется сам собой, поскольку в ходе обсуждения этой проблемы в обществе страсти так раскалились, что президент на этот счет выразил свою политическую волю: аспиранты должны заниматься своим делом, а не служить. Эта воля должна была быть воплощена в законе, который все поставит на свои места, но он до сих пор так и не принят.

Правозащитники, присутствующие на совещании, попросили «проявить государственную позицию и не вызывать аспирантов на осень».

Между тем замначальника ГШ Василий Смирнов на встрече с журналистами пообещал: осенью этого года аспирантов призывать не будем. По его словам, подготовлен законопроект об освобождении аспирантов от призыва. Сейчас он проходит стадии согласования, и, пока идет задержка, Генштаб вновь даст указания не призывать аспирантов на военную службу.

Интересно, что на сей раз встреча несколько отличалась по форме от обычной. Она прошла в режиме видеоконференции с представителями СМИ всех регионов страны. Журналисты могли задавать даже самые неудобные вопросы представителям Генштаба и военной прокуратуры в режиме реального времени.

Так, отвечая на вопрос журналиста из Екатеринбурга, начальник управления Главной военной прокуратуры Александр Никитин опроверг информацию об убийстве солдата Еланского гарнизона Руслана Айдерханова, после появления которой жители одного из районов Челябинской области, откуда он родом, отказались отправлять своих сыновей в армию. Прокурор заявил, что экспертизой доказано: «На теле солдата нет и не было повреждений, которые свидетельствовали бы о каком-либо насилии других лиц в отношении его». А потому прокуратура занята выяснением мотивов суицида.

Но главной новостью стали все же цифры. Получается, что призыв в армию с этого года сокращен чуть ли не вдвое. Правда, Василий Смирнов уверен, что данное количество обеспечивает в необходимом объеме потребность Вооруженных сил.

Возможно. Но тогда выходит, что численность Российской армии сегодня никак не дотягивает до одного миллиона человек! А ведь именно к такой цифре стремилось руководство страны, затевая реформу по созданию «нового облика».

Итак, считаем: весенний призыв — 218 тысяч 720 человек, осенний — 135 850. Плюс, как сообщил Василий Смирнов, «численность офицеров 220 тыс. человек, и около 200 тыс. у нас контрактников». Здесь же упомянул генерал и курсантов военных училищ, правда, без конкретных цифр. Однако, говорят специалисты, до недавнего времени военных вузов у нас было порядка ста, сейчас осталось около сорока, и курсантов в них никак не более 30 тысяч человек. Если все эти цифры сложить, то получается что-то около 800 тысяч, но в любом случае не 1 миллион. Выходит, дореформировались...

Действительно, ранее сообщалось, что в Российской армии будут служить 450 тысяч контрактников, сейчас примерно 200 тысяч. Еще столько же набрать не получается. За счет призыва образовавшуюся недостачу, похоже, заполнить тоже не выходит. Василий Смирнов сам признал, что весенние повестки не удалось вручить 203,5 тыс. молодых людей, которые сменили место жительства, не снявшись с воинского учета, или не встали на него после переезда. Всего, по словам Смирнова, из числа тех призывников, которым повестки были вручены, 7 тыс. 271 человек уклонился от призыва.

Правда, Василий Смирнов с присущим ему оптимизмом заявил, что в перспективе Российская армия более чем наполовину будет состоять из контрактников. Вот только когда наступит это время, он не уточнил.

«МК» обратился за комментарием в Минобрнауки. Однако в пресс-службе ведомства ответили, что по вопросам аккредитации вузов нужно обращаться в Рособрнадзор, а по вопросам призыва — в Минобороны. В самом же Министерстве образования, по словам сотрудников пресс-службы, на эту тему ничего говорить не должны.

Рособрнадзор, в свою очередь, разъяснил, что аспирантура не получает отдельной аккредитации и не должна ее получать.

— У нас государственную аккредитацию получают вузовские программы, по которым обучают и в бакалавриате, и в магистратуре, и в аспирантуре, — пояснили в пресс-службе. — И такое разъяснительное письмо Рособрнадзор в свое время отправлял в Министерство обороны.