То ли кастрировать, то ли нет…

4

Антипедофильский закон вызвал у депутатов вопросы. 4 октября Госдума приняла в первом чтении президентский законопроект, который то ли вводит в России химическую кастрацию как профилактическую меру воздействия на педофилов, то ли не вводит.

В тексте говорится обтекаемо: “меры медицинского воздействия”...

Полпред президента в Госдуме Гарри Минх напомнил: цель законопроекта — ужесточение наказаний в первую очередь для тех, кто совершил преступления сексуального характера против детей, не достигших 14 лет. Для рецидивистов-насильников и «просто» педофилов этой категории в 5 статьях УК появляется высшая на сегодняшний день мера наказания — пожизненное лишение свободы. Про условные сроки и отсрочку исполнения наказания всем покусившимся на половую неприкосновенность детей младше 14 лет нужно забыть, а на условно-досрочное освобождение они смогут рассчитывать лишь после отбытия четырех пятых срока наказания (сейчас — 3/4).

А еще предлагается ввести в практику «меры медицинского характера»: принудительные (если речь идет о преступлении, совершенном в отношении не достигших 14 лет, и спецкомиссия установит, что преступник страдает таким сексуальным расстройством, как педофилия) и добровольные. В любом случае решение принимает суд. После выхода на свободу педофила могут обязать амбулаторно наблюдаться в психиатрической клинике или лечиться в стационаре.

Хотя слов «химическая кастрация» в УК не будет, все говорили почему-то именно об этой, новой для России и довольно дорогой «мере медицинского характера». «Почему прямо не записать про химическую кастрацию? Получается, что можно вылечить педофила душеспасительными часовыми беседами!» — спросил Антон Беляков («СР»). Г-н Минх сказал, что и беседы иногда небесполезны, и сослался на заключение директора Института психиатрии им. Сербского: в нем говорится, что медикаментозное воздействие имеет положительный эффект лишь в случае, если педофил лечится добровольно. Без согласия на добровольное лечение даже совершивший нетяжкое преступление педофил рассчитывать на УДО не сможет. Вообще отказаться от УДО невозможно: у России есть определенные международно-правовые обязательства.

Голосовать «против» законопроекта ни одна фракция не стала, хотя претензий к нему было высказано достаточно. Вице-спикер Жириновский выразил сомнение в том, что химическая кастрация поможет делу: «Вы думаете, только половые органы участвуют в половых сношениях? Все остальные части тела тоже. И мы можем получить еще большие извращения, даже убийства детей!» Нина Останина (КПРФ) выразила недоумение тем, что другой «антипедофильский» законопроект, внесенный депутатами из разных фракций и принятый во втором чтении, никак не принимается в третьем, а президентскому, более позднему, дан зеленый свет. А еще г-жа Останина посетовала, что в России до сих пор нет единой базы данных на людей, склонных к сексуальному насилию, — хотя год назад президент давал поручение такую базу создать...

Марина Озерова, Московский Комсомолец
Tеги: Россия