Депутатам объяснили, почему теряются спутники и не взлетают корабли

17

7 октября назначенный меньше полугода назад на должность главы Федерального космического агентства Владимир Поповкин рассказал депутатам Госдумы о ситуации в отрасли, которой россияне еще с советских времен привыкли гордиться.

Из его обстоятельного доклада следовало, что ситуацию эту можно охарактеризовать тем же словом, что и ситуацию в других отраслях: бардак.

Поводом для встречи с главой Рос-космоса, который едва вошел в курс дел, стали летние провалы. Как известно, 14 августа спутник связи “Экспресс М-4” при пуске был выведен на нерасчетную орбиту и потерян.

С этих аварий г-н Поповкин и начал. «Экспресс М-4» улетел неизвестно куда из-за ошибки при формировании программы полетного разгонного блока. Но, подчеркнул глава Роскосмоса, не стоит винить во всем одного программиста: «причины гораздо глубже», потому что над программистом был еще ряд должностных лиц, которые обязаны контролировать ход подготовки к запуску. Генконструктор, разработчик системы управления, головной разработчик разгонного блока... Ни одна из этих структур, выдавших в итоге положительное заключение, не обратила внимания на ошибку (если, конечно, вообще отчет читали), а в программу «почему-то» не был заложен алгоритм, который автоматически останавливает ее при обнаружении ошибки.

А причиной неудачи при запуске «Прогресса» на МКС стал выход из строя двигательной установки третьей ступени. Причина — производственный брак. «Случайный», полагает г-н Поповкин, потому что все остальные 18 установок этого типа сразу были отозваны и по очереди проверяются, и нигде пока брака больше не нашли. Теперь Роскосмос оперативно создает свою ведомственную системуконтроля — в дополнение к ОТК и службам качества на предприятиях-изготовителях. Эта служба будет смотреть, насколько велики отступления от конструкторской документации, насколько правильны решения инженеров, и давать заключения о готовности к пуску. И на космодроме «Байконур» будет создана единая запускающая испытательная служба, а то сейчас «завод сам изготавливает и на космодроме сам испытывает и запускает»...

Но есть и более «глубинные» причины происходящего, признал докладчик. Нормативные документы, определяющие работу космической отрасли, разработаны в советское время, и только сейчас (!!!) проведен их анализ на предмет соответствия реалиям рыночной экономики и начата переработка.

Основные фонды на предприятиях отрасли сильно изношены, и налицо технологическое отставание от мирового уровня. «Это последствия 90-х годов», — сказал г-н Поповкин. Почему в уже прошедшие «нулевые» последствия не были преодолены, он объяснять не стал. В общем, есть несколько выживших за счет коммерции центров (вроде Центра Хруничева, ЦСКБ «Прогресс» и НПО «Энергия»), которые частично модернизировались и выдерживают «относительно достойный относительно мирового» уровень. Но остальные... Загрузка промышленности в отрасли в среднем — 33%.

45% работников отрасли старше 60 лет, остальные — моложе 40. Среднее звено практически выпало. Проблемой с кадрами объяснил чиновник и тот факт, что несправившихся руководителей просто невозможно уволить: «Вокруг каждого поляна зачищена». Сейчас к старым незаменимым директорам приставили по заместителю 37–42 лет, чтобы года через полтора они смогли в случае чего занять места ушедших в отставку. Но проблема с кадрами связана с проблемой зарплат: в этом году средняя по отрасли — около 30 тысяч. В 2012 году, обещал глава Роскосмоса, все контракты будут заключаться исходя из средней зарплаты в 40 тысяч. Поможет ли это — сказать трудно.

Проанализировало новое руководство и содержание Федеральной космическойпрограммы. В то время как в мире основной объем продаж приходится на орбитальные космические средства (спутники разного рода) и предоставление услуг конечным потребителям, мы держим приоритет лишь в системах доставки (40% от общего числа в год). Итог: на мировом космическом рынке наших — лишь 3%... Чтобы преодолеть эту практику, решено сделать упор на увеличение числа российских аппаратов на орбите: к 2015 году группировка космических средств связи увеличится с 26 до 48, метеорологических спутников — с 5 до 20, а спутников ГЛОНАСС — с 24 до 30.

А разработку новой ракеты-носителя «Русь-М» решено (по согласованию с руководством страны) прекратить. Все равно, заявил г-н Поповкин, к 2015–2018годам создать ее нереально, она еще на стадии бумаги, а денег требует много. Вполне достаточно нынешних, пусть и не самых современных

, но надежных ракет «Союз», «Протон» и «Ангара» (ее разработка, правда, должна была завершиться к 2008 году, но теперь запуск переносится на 

2013-й).

Вторым приоритетом космической программы сделано научное изучение космоса. В ближайшее время к спутнику Марса отправится «Фобос-грунт» — 700 тонн аппаратуры, которые должны доставить на Землю 50 граммов инопланетной почвы.

Необходимо выстроить новую систему отношений «заказчик—исполнитель», сказал г-н Поповкин, сочетать государственное управление с рыночными принципами. И централизовать все денежные потоки в отрасли. Как это сделать, по какой схеме — он еще не знает, но к концу года обещает что-то придумать — с помощью экспертов, конечно. Одно он обещает точно: публиковать в Интернете все поквартальные финансовые отчеты, «чтобы все видели, куда уходят народные деньги».