Коллеги Кудоярова уверены: ребенка, за которого давали взятку, не существует в природе

38

Андрею Кудоярову было представлено обвинение во взяточничестве. Якобы отец мальчика, не попавшего в школу, пытался дать взятку директору. Между тем сами учителя сомневаются, что этот ребенок вообще существует.

Весь сыр-бор разгорелся после того, как глава одной из московских строительных компаний Евгений Левин заявил, что директор школы № 1308 вымогал у него 300 тысяч рублей за поступление ребенка. Его сын Глеб Левин якобы не подходил по параметрам для школы, и директор предложил ему посетить платные курсы при школе.

— У нас есть курсы кратковременного пребывания при школе, — рассказывает Валентина Савельева, заместитель директора по учебно-воспитательной работе. — И списки желающих попасть в школу составляются в начале апреля. Так вот, Глеб Левин, насколько я знаю, не фигурировал ни в каких списках. Этого ребенка мы так и не видели, возможно, его и вообще не существовало в реальности.

По одной из версий, Глеб не прошел необходимые тесты в школе, но педагоги заверяют, что мальчик их даже не писал:

— Да, приходил его папа или дедушка, пытался вручить деньги охранникам, — вспоминает Валентина Федоровна. — Они не взяли.

Если ребенка в действительности не существует, а все происходящее — провокация, то кому это может быть нужно? Родители утверждают, что у Кудоярова было много завистников из соседних школ, гораздо более низкого уровня. А самый известный сосед этого учебного заведения — школа № 1317, директор которой Константин Петров прославился своими роскошными апартаментами, выстроенными за родительский счет. Его так и не сумели задержать.

— Это же очевидно, — считает Елена, одна из родителей-активисток. — Не смогли поймать одного директора-взяточника — пытаются задержать другого по сфабрикованному обвинению. Потому что и в 1308-й, и в 1317-й школах были фонды для пожертвований.

В отличие от Петрова, директор 1308-й школы не поимел с учеников ничего. По словам коллег, все его имущество — однокомнатная квартира, где он жил с женой и двумя детьми.

— Я знала Андрея Владиславовича давно, — вспоминает Валентина Савельева. — Он создал уникальную школу именно благодаря своему мастерству, и вся авторская направленность уйдет с приходом нового руководителя. Сейчас его функции выполняет зам по методической работе — молодая, деятельная женщина. Но я боюсь, что такой школы, как раньше, уже не будет.

Андрей Кудояров, по воспоминаниям близких, был довольно активным человеком — занимался спортом с детьми, участвовал в школьных концертах и спектаклях. Но в тяжелый момент обострились все заболевания, участились проблемы с сердцем.

— Мы предоставляли все документы о состоянии здоровья Кудоярова, — рассказывает его адвокат Владимир Козин. — Он проходил обследование и в изоляторе, и у других врачей, но судьи остались абсолютно равнодушны. Они отказались выпустить Андрея Владиславовича под залог или домашний арест, мотивируя это тем, что он может скрыться или повлиять на следствие.

Содержание в СИЗО в течение 4 месяцев — это уже сама по себе суровая мера наказания, особенно за экономическое преступление. Возможно, это вызвано именно тем, что следователи и судьи стали дуть на воду, обжегшись на молоке и упустив г-на Петрова с его миллионами.

Ксения Конюхова, Московский Комсомолец
Tеги: Россия