Русская жена любимого сына диктатора Сейфа аль-Ислама раскрыла тайны его семьи

1313

Надежда (Надия), русская жена любимого сына диктатора Сейфа аль-Ислама: “Нравы правителей Ливии — это сексуальные оргии и рукоприкладство”.Отстраненный от власти лидер Ливии Муамар Каддафи убит.

Отомстить за отца поклялся его любимый сын Сейф аль-Ислам. Несколько лет назад именно его называли преемником Каддафи.

Сегодня о местонахождении Сейфа аль-Ислама ничего не известно. Одни говорят, что этот человек убит, другие уверяют, что жив, находится в Ливии и собирается продолжить дело отца.

До кровавых событий в Ливии у “наследника престола” была совсем другая жизнь... О которой хорошо знала одна женщина — русская жена Сейфа Каддафи, Надежда. Сегодня ‑‑ ее исповедь в «МК».

...Она жила в самых фешенебельных отелях Европы, носила украшения стоимостью в полтора миллиона долларов, покупала одежду от именитых дизайнеров, летала на частных самолетах…

Сказка оборвалась внезапно. Но до финала истории было еще далеко.

— Ты находилась в коме 47 дней, — первое, что услышала Надя, очнувшись на больничной койке.

Последнее, что сохранилось в памяти, — ресторан на смотровой площадке Вены, они с мужем повздорили, он замахивается и бьет ее. Дальше в памяти — провал.

С Надеждой нас свел случай. Она ловила машину на Гоголевском бульваре. Обычный бабский треп, жалобы на погоду, жизнь, мужей.

— Знаешь, а меня некоторое время назад кинул муж, арабский шейх, без пяти минут глава государства. Кинул с высоты 12-го этажа... — после получасового знакомства как бы невзначай бросила девушка.

“Сумасшедшая?” — первое, что пришло в голову. Вряд ли жена шейха стала бы ловить машину.

— Его зовут Сейф аль-Ислам Каддафи. Он сын главы государства Ливии…

Точно сумасшедшая! Какие могут быть сомнения?!

И все-таки мы договорились о встрече через пару дней.

...Надежда ждала в уютном кафе на Патриарших прудах, где обычно завтракает столичный бомонд.

Перед тем как я включила диктофон, девушка выложила на стол неопровержимые свидетельства своего горе-замужества — паспорт с ливийскими визами и семейные фотографии.

— Я ведь даже взяла его фамилию. Теперь я Надия Каддафи, — собеседница моргнула пучками накладных ресниц. — Ну что, начинать с самого начала?..


“Я не сразу поняла, кто он”

Надежда родом из Крыма. Когда-то ее родной курортный поселок Коктебель считался излюбленным местом отдыха советской богемы. Ныне это местечко знаменито своими нудистскими пляжами, плантациями конопли и отвязными российскими туристами.

— Уже в 14 лет я поняла, что не могу жить в этой глуши. Выйти замуж и попасть в Москву являлось пределом моих мечтаний, — изящные пальцы крутят тонкую сигарету. — Мне было шестнадцать, когда жених увез меня в столицу. Правда, свадьба сорвалась. Я застукала его с другой... Надо было где-то жить, как-то зарабатывать. И я отправилась танцевать стриптиз в клуб “Распутин”.

Первый выход к шесту стал для Надежды последним. Один из постоянных клиентов заведения попросту выкупил красотку в собственное пользование на полгода.

— Его зовут Алик, достаточно известная личность в Москве, — продолжает собеседница. — Он снимал мне квартиру, оплачивал все мои расходы,покупал шмотки и ежедневно выдавал по 500 долларов… В итоге мне удалось накопить приличную сумму на “однушку” в центре города. Через четыре месяца Алик пропал. Слышала от знакомых, что он перебрался в Центральную Африку. За время нашего общения я обросла влиятельными знакомыми. Они-то и пристроили меня пиар-директором в кафе Аркадия Новикова. Там я познакомилась со своим первым мужем… Нет, это был еще не Каддафи…

До встречи Надежды с шейхом оставалось полгода.

— Моим супругом стал известный светский персонаж, бизнесмен. Несмотря на 30-летнюю разницу в возрасте, мы стали жить вместе, а вскоре оформили наши отношения. И если первый мой жених был из очень верующей православной семьи и мне приходилось подстраиваться под него, то с этим пришлось принять иудаизм…

Теперь Надя жила в шикарных апартаментах, ездила на дорогих иномарках и по-прежнему занималась пиаром в ночных клубах.

Чего же не хватало вчерашней провинциалке?

— Да всего мне хватало с лихвой, — усмехается Надежда. — Не знаю, что со мной произошло… Это было какое-то помешательство. Когда я встретилась глазами с Сейфом, поняла, что не в силах отвести от него взгляд…

Сейф и Надя познакомились 1 июля 2005 года на презентации в бутике, торгующем дорогими часами.

— Каддафи прилетел в Москву на свадьбу Собчак и Шустеровича, которая, как известно, не состоялась. А заодно Сейф хотел потусоваться, — вспоминает Надежда. — Мы перекинулись парой слов, и я черканула ему номер своего мобильного. Вы не поверите, я даже не знала, что этот человек носит фамилию Каддафи. Для меня он еще долго оставался просто Сейфом.

Вскоре законный муж подарил ей путевку на Ибицу. Перед отлетом девушка набрала номер нового знакомого.

“Бросай все и прилетай ко мне в Вену…” — заманчивое предложение Сейфа было сделано так запросто, как будто речь шла о банальном походе в ресторан.

Вместо Ибицы Надежда вылетела в Австрию. Разве могла она предположить, что задержится там на полгода?

— А через пару дней мне позвонил супруг. “Ты хоть знаешь, с кем связалась? Это сын Каддафи!” — орал он в телефонную трубку. Я не поверила. И в самом деле, не требовать же мне паспорт у любимого?

Последние сомнения, что ее возлюбленный — “наследник” целого арабского государства, отпали спустя полгода.

— Через неделю мы летим в Ливию. Я хочу познакомить тебя с отцом, — сообщил Сейф.

На борту частного самолета все падали ему в ноги и были готовы целовать его ботинки.


Муаммар Каддафи с женой Сафией и сыновьями Сейфом аль-Арабом, также известным как Аруба, Хамисом и Моатассемом, Ливия, 18 марта 1992г.

“Пришлось восстановить девственность”

“Мама, кажется, я выхожу замуж за Каддафи”, — шептала Надежда в телефонную трубку, когда самолет совершил посадку в столице Ливии Триполи.

Однако с трапа самолета они спустились порознь.

Девушку подхватили под руки двое молодых людей, накинули на нее паранджу и посадили в машину.

— Накидку я сняла уже в доме, стены которого были увешаны семейными портретами семьи Каддафи, — продолжает собеседница. — Поместье главы государства расположено на подъезде к аэропорту. Это огороженная территория, усеянная десятком особняков, в которых проживали Муамар Каддафи и его отпрыски. На каждом участке — экзотические животные. Это семейная заморочка Каддафи. Например, вокруг нашего дома бегали тигры. У младшего брата Сейфа Саади жили львы. У самого главы семейства водились змеи, пауки, павлины, в аквариуме он разводил пираний, а в бассейне плавал крокодил. Говорят, своим друзьям Муамар частенько предлагал понырять в компании с аллигатором.

В особняке, куда Сейф поселил свою будущую жену, Наде так и не удалось почувствовать себя как дома.

— Я ни на минуту не оставалась одна. Меня постоянно окружали друзья Сейфа. Так называемая свита, прихлебатели, — жалуется девушка. — Помимо того что эти ребята пили, ели, покупали себе женщин за счет моего мужа, так они еще 24 часа в сутки находились в нашем доме. Причем без стеснения разгуливали по комнатам в одних трусах и занимались любовью со своими девицами в моей спальне. Когда утром я спускалась в гостиную, там уже завтракали человек десять... Спорить с этим было бесполезно. Сейф сразу предупредил меня: друзья для него — святое!

Пока Надежда худо-бедно обживала новые владения, Каддафи готовился к свадебной церемонии.

— Для начала, чтобы не разочаровывать родителей Сейфа, мне пришлось слетать в Париж и восстановить девственность, — рассказывает Надежда. — Позже доктор в присутствии родной тетки Сейфа подтвердил мою невинность. Потом я приняла мусульманство. Процедура эта оказалась необременительной. В присутствии двух свидетелей я трижды повторила мулле: “Нет бога, кроме Аллаха, и Мухаммед — пророк его”. Собственно, и все…

Свадьба Надежды и Сейфа не пела и не плясала. Хотя гуляли пять дней. Строго по мусульманским традициям.

— Первые два дня считаются мужскими. Так что за столом из женщин присутствовали только я и моя свекровь, — объясняет Надежда. — Последующие три дня гуляла вся родня Каддафи. Выпивали? Конечно. Несмотря на “сухой закон”, в Ливии пьют все. В основном коньяк. Потому что он по цвету похож на чай. Отец Сейфа не выходил к народу. Он сидел за кулисами. А свои поздравления заранее записал на пленку. Что он нам желал? Да ничего особенного. Здоровья и побольше детей…

Личное знакомство свекра с невесткой произошло несколько позже.

— Однажды мы с Сейфом отправились в пустыню, куда, как известно, любит выезжать его отец. Поселились в вагончике. Как-то утром я вышла из душа, Сейф схватил меня за руку и потянул к соседнему вагончику. И тут я увидела президента Ливии. Он молча протянул мне руку.

“На мой день рождения муж купил двадцать проституток с Украины”

— Как только мы оформили отношения, не осталось и следа от интеллигентного, правильного мальчика “при галстуке”, — рассказывает Надежда. — Сейф не то что не скрывал от меня своих любовниц, он постоянно приводил их в дом. Поначалу я закатывала скандалы, рыдала, а потом поняла, что невозможно ничего изменить. И я смирилась. Только требовала мужа почаще проверяться у врачей. Сейф с друзьями не гнушались групповых оргий, причем все это дело снимали на камеру. Порой доходило до абсурда. Так, два года назад Сейф проспонсировал конкурс красоты на Украине. Я занималась отбором девушек. Часть тех красоток перепрыгнула с подиума прямо в постель моего мужа.

По словам собеседницы, отец Сейфа тоже не брезговал услугами девиц из России. В отличие от сына глава государства отдавал предпочтение фактурным “силиконовым” блондинкам.

— Однажды мы крепко повздорили с мужем, и я уехала в Крым к маме, — вспоминает Надежда. — В это время в Ливии начался священный для мусульман месяц Рамадан. Сейф буквально обрывал мой телефон. Кричал, что не может без меня. Хотя я отлично понимала, что ему просто необходим был секс! Ведь в это время ему запрещалось не только пить и гулять, но и приводить в дом чужих женщин. Отец бы просто убил сына за это. Я не вернулась. А через неделю мне позвонил брат из Донецка. Он был в панике — его сына украли какие-то люди. Позже мальчика вернули. Выяснилось, что таким образом Сейф решил меня припугнуть. У него огромные связи на Украине.

Спустя какое-то время Надежда все-таки вернулась в Ливию. Наверное, надеялась, что муж одумался. Или девушка испугалась потерять свалившееся на нее в один миг богатство?

— Своих карманных денег я не имела, — смеется Надежда. — Хотя порой Сейф тратил деньги так глупо! Например, предлагал купить мне “Бентли” для поездок по Ливии! Я не могла пройтись по магазинам. Если мне нужна была вода или туалетная бумага, делала заказ водителю. Салоны красоты в Ливии — это отдельная тема. Однажды мне нарастили волосы негра. После первого мытья головы я стала похожа на Анжелу Дэвис. А вскоре волосы начали отваливаться — восстановление каждой прядки обходилось мне в 30 долларов. Маникюр и педикюр в Ливии — жуткая кровавая процедура. Мастера работают на таких древних аппаратах, что, кажется, вот-вот отрежут ногу. По дому я практически ничего не делала, разве что друзья Сейфа иногда просили меня приготовить фирменный борщ. А знали бы вы, какие гроши Сейф платил прислуге! В нашем доме работали два филиппинца. Они просыпались чуть свет, чтобы приготовить завтрак на всю ораву прихлебателей. Помимо уборки комнат и готовки филиппинцы выполняли более унизительную работу. Например, спускали за Каддафи в сортире. Меня же Сейф заставлял делать ему массаж ног. Иногда — по четыре часа! Особенно ему была приятна эта процедура во время интервью, в присутствии журналистов.

По словам Надежды, единственный подарок супруга, который она хранит по сей день, — золотые серьги с бриллиантами стоимостью в полтора миллиона долларов.

— Надо заметить, в плане подарков он был большой выдумщик, — говорит Надя. — Однажды его близкий друг обратился ко мне с просьбой: “У нас с женой годовщина свадьбы, пойдем со мной в магазин, поможешь выбрать подарок”. “Пойдем в магазин” означало “слетаем в Милан”. Слетали. В Италии я выбрала часы. Проинструктировала приятеля, как красиво преподнести подарок — положить на подушку и оставить записку. На следующий день эти часы с запиской лежали на моей кровати…

А на очередной день рождения Надежды креативный Сейф заказал праздничный ужин в компании двадцати украинских девушек, которых он выкупил на несколько дней. Думал, что жене будет приятно пообщаться с землячками.

— С одной стороны, Сейф неглупый, образованный мужчина. У него три образования. В том числе вроде бы Оксфорд. Но какие-то элементарные вещи он почему-то не понимал. Например, когда мы смотрели фильм “Апокалипсис”, супруг был в шоке. Он впервые услышал о существовании древних племен. Отец воспитывал его на “Капитале” Карла Маркса. Насколько я знаю, это их настольная книга. Также Сейф абсолютно нетерпим в вопросах религии. Даже сделал себе татуировку в форме креста в паху. Таким способом он пытается унизить христианство…

Тем временем семейная жизнь молодых трещала по швам. Но по мусульманским законам Надежда не могла подать на развод. Любой же конфликт Сейф предпочитал гасить силой.

— Первая серьезная ссора с Сейфом произошла, когда я нажаловалась на его друга за то, что он разгуливал передо мной абсолютно голым. Сейф не поверил, более того — страшно разозлился на меня. И в наказание велел вывезти меня в пустыню. Неделю я прожила в вагончике в компании водителя и верблюда… Когда вернулась, друзья мужа уже не стеснялись заниматься онанизмом в моем присутствии. После этого я собрала вещи и, никого не предупредив, сбежала в Москву…

“Последнее свидание с супругом закончилось для меня комой”

— Через несколько дней со мной связался человек из посольства Ливии. “Вам необходимо слетать в Вену и уладить конфликт с Каддафи”, — спокойно объяснил он. Я надеялась, что Сейф решил покаяться. И все будет как прежде… Дура была, полетела…

Покаяния девушка не дождалась.

— Мы разговаривали в ресторане, который Сейф выкупил на весь вечер. Стали ругаться. А потом он меня ударил. Два раза. Больше я ничего не помню. Очнулась уже в больнице. Передо мной сидела моя мама и человек из посольства Ливии, который с первого дня находился рядом — отгонял журналистов…

Надежда узнала, что 47 дней она была в коме. Врачи в один голос утверждали, что девушка выжила чудом.

— Местные газеты прознали о случившемся, но сотрудники посольства убедили журналистов, что это я перебрала лишнего, залезла на дерево и упала, а Сейф стал моим благородным спасителем, — говорит Надежда. — Истинную же картину мне так и не удалось восстановить. Судя по всему, когда я потеряла сознание, Сейф попросту выбросил меня из окна — я пролетела 12 этажей. Врачи нашли меня на улице. Думали, я не выкарабкаюсь, останусь инвалидом — ведь у меня произошло смещение шейного позвонка, диагностировали перелом двух ног, рук, мне делали трепанацию черепа. Когда я очнулась, мама рассказала, что Сейф оплатил лечение, а затем улетел в пустыню. Месяц его никто не видел...

Спустя некоторое время Надя стала анализировать поведение Сейфа. Почему же она раньше не обратила внимания на те вещи, которые творились с ее возлюбленным?

— При мне Сейф не употреблял наркотиков. Пил, правда, немного. Но его поведение никак нельзя было назвать адекватным. Мы даже не могли спать вместе. В одну из первых наших ночей Сейф чуть не задушил меня. Утром долго извинялся, а вскоре ситуация повторилась. Помню, как-то он кинулся с ножом на своего лучшего друга. А в порыве ярости пристрелил любимого тигра. У него часто случались судороги. В детстве Сейфа ранили в голову. Это произошло во время покушения на его отца. Вероятно, поэтому он страдает эпилепсией, — предполагает Надежда. — А психологическую травму он получил, когда на его глазах убили человека. Это произошло в Нигерии. Сейфу было всего четыре года. С тех пор он не переносит вида крови. А еще этот взрослый сильный мужчина страшно боится... тараканов. Мне приходилось наблюдать картину, когда во время семейного ужина в комнату забралось насекомое. Сейф вместе с братом влезли на стулья и начали орать как полоумные. Забавно было смотреть, как их мать метала дорогущие туфли от “Шанель” в того таракана. Кстати, его мать София была единственным человеком в доме Каддафи, которая меня понимала и искренне сочувствовала. Но в то же время всегда предупреждала: “Ты можешь уехать из Ливии, но на значимые мероприятия тебе придется все равно сюда возвращаться. Таковы законы...”

23 августа 2007 года у Сейфа было запланировано интервью для Би-би-си, где должна была присутствовать супруга.

— Я только стала приходить в себя после комы, мне было тяжело говорить, постоянно кружилась голова, но на интервью я все-таки поехала, — вспоминает девушка. — Меня заранее предупредили, что нужно сказать. Я помню, что поблагодарила Сейфа за мое спасение и сказала, что люблю его. А еще он долго рассуждал по поводу политической позиции Ливии. Ведь Сейфа называли преемником отца. Он спал и видел себя президентом. Но после инцидента с моим избиением у мужа возникли серьезные проблемы. Ведь это отец сослал его в пустыню...

Придя в себя, Надежда покинула венскую больницу и вернулась в Москву. Она снова вышла на работу в один из модных клубов Москвы. Однако отношения с ливийским супругом она разорвала не сразу.

— Время от времени, когда у него возникали проблемы, связанные с половой жизнью, он мне звонил. Мы разговаривали, но, как только я заикалась, что цены на нефть упали, он в ярости бросал трубку, — пытается шутить Надежда. — Последний раз мы виделись здесь, в Москве, в декабре 2008 года. Когда я пришла к нему в гостиничный номер, из комнаты выбежали две девушки. Мы договорились, что я буду присутствовать в Ливии на очередном семейном торжестве и пресс-конференции. Конечно, отношения можно разорвать. Но теперь эти вопросы я решила решать более спокойно, иначе реально можно схлопотать по шее.

Братья Каддафи — народ горячий, Надежде это известно не понаслышке. И то, что она выжила, — действительно чудо! До сих пор журналисты вспоминают скандал, связанный с сыном руководителя ливийского государства Мотассимом Билалом Каддафи. Тогда от прессы не удалось скрыть факт жестокого избиения молодым человеком собственной молодой жены, которая была на седьмом месяце беременности. Ребенка сохранить не удалось.

— А несколько лет назад на берегу моря в Ливии нашли труп девушки младшего брата Саади. Она тоже была беременна. У нее случился выкидыш в результате побоев. А потом ее саму забили до смерти, — говорит Надежда. — Я хорошо знала эту чудесную женщину. Когда она проезжала мимо толпы голодных ливийских детей, то всегда останавливалась и раздавала им деньги, конфеты. Эта странная история не получила широкой огласки в прессе. Ее удалось замять. Кстати, я забыла сказать, ведь у нас с Сейфом тоже мог бы родиться ребенок. Я была на третьем месяце беременности... Мы летели в самолете, при посадке у лайнера не вышло одно шасси. Началась тряска. Я потеряла ребенка...

Братья Каддафи были частыми гостями в российской столице. Сюда их манила красота и доступность наших девушек. По словам Надежды, один из членов этой семьи тоже решил обручиться с русской. Дело оставалось за малым — за ее согласием…

Но это уже совсем другая история. О которой мы теперь вряд ли узнаем.

Наш разговор с Надеждой состоялся задолго до громких событий в Ливии. Финальными словами героини материала были: “В ближайшее время я снова собираюсь в Ливию. Сейф собирается давать пресс-конференцию, и я по протоколу должна находиться рядом...”.

А потом девушка пропала.

Мы пытались связаться с Надеждой, но ее телефон молчал. В столичных ночных клубах, где она работала пиарщиком, ее тоже давно не видели. У нас же осталась лишь диктофонная запись с откровениями госпожи Каддафи.

Ирина Боброва, Московский Комсомолец