По-большому — только с паспортом

37

Владимир Урин: “Увы, но продажа билетов по документу проблему не решит” ...Большой театр словно притягивает к себе скандалы, постоянно защищаясь от информационных нападок.

Одна из последних атак касалась ценовой политики и невозможности приобрести дешевые билеты на кассовые спектакли. Дескать, они мгновенно расхватываются перекупщиками. В среду Большой отреагировал на критику, не найдя ничего лучшего, как начать продавать билеты по паспорту — по два в руки.

Администрация БТ оказалась скупа на комментарии, лишь подтвердив, что «решение принято», и правда: звонок в кассу мгновенно это подтвердил. На мой вопрос: «А можно взять свой паспорт и паспорт жены, чтобы получить четыре билета?» — девушка из кассы ответила утвердительно. Однако просто продиктовать серию и номер — не прокатит. Еще один законный вопрос: «Остаются ли паспортные данные в некой базе данных?» (а то ведь по одному паспорту десять раз можно пройти) — вызвал у девушки затруднение.

Борьба с мафией перекупщиков — дело благое, но есть моральная сторона (хотя закон не нарушается), ведь только выкарабкались из режимной страны, где все было по талонам... Нас просвещает адвокат Александр Селютин, который некоторое время прожил в США:

— Александр, а как бы отреагировала американская публика, если б Метрополитен-опера ввела подобную систему?

— Не надо иллюзий. Америка — демократическое государство, где больше прав и свобод, чем у нас, но все это благодаря более жестким полицейским методам. Там скажут «надо» (как появление рамок в аэропортах после 11 сентября) — и все отнесутся с пониманием. Ну, может, было бы в более мягкой форме: если паспорт забыл — должен выслать паспортные данные по электронке. Другое дело, там не будут скупать билеты национальной гордости, чтобы на этом заработать. У нас, увы, патриотизм не срабатывает. Восточная базарная ментальность...

Не могли мы не выслушать и мнения профессионала — директора оперного театра Станиславского и Немировича-Данченко Владимира Урина, который к почину Большого отнесся с пониманием, но весьма скептически:

— Сталкивается ли ваш театр с проблемой перекупщиков?

— Безусловно. 16 лет назад я просто уволил людей, которые сбывали билеты перекупщикам. Закрыл эту лавочку, хотя мне угрожали, серьезные товарищи в кабинет приходили разбираться. Вызывал милицию. А сейчас мы ограничиваем ситуацию гибкой системой мониторинга и регулирования цен — подчеркиваю — на популярные спектакли. То есть заранее предполагаем, на какой спектакль ожидается повышенный спрос, — и поднимаем цену. А как только спрос падает — делаем дешевле. Но спрос на Большой на несколько голов выше, чем на наш театр: туда люди идут подчас ради самого факта оказаться в его стенах.

— Но будет ли шаг Большого действенным?

— Нет, это не решит проблему. Уверен, что перекупщики (люди, повторяю, хорошо организованные) найдут способ это препятствие обойти. Просто заплатят лишних100–150 рублей пенсионеру с каждого билета, чтобы тот стоял в очереди. Надо будет — 40, 50, 70 человек пригонят (разве малообеспеченные пенсионеры не захотят заработать?). Ну и какие проблемы? Формально билеты будут куплены разными людьми, но по факту окажутся в руках одной организации.

— Остается лишь вход ввести по паспортам, сверять по фотографии...

— Этого, я надеюсь, не случится.