Валенки: от Петра Первого до наших дней

173

Лучшим средством от похмелья царь всея Руси Петр Первый считал «валенки на босу ногу и тарелку кислых щей». И неспроста: для восстановления здоровья — и не только после похмелья — нет лучшего средства, чем теплая и натуральная обувь на ногах.

Сегодня интерес к валенкам и спрос на них невероятно велик. Как ко всему натуральному и руками сделанному.

Достоинство русских валенок, что всегда до крайности удивляло иностранцев, заключается в единстве их формы, отсутствии швов. Скорее всего благодаря этой особенности и появилась поговорка «прост как валенки». Но это выражение никак нельзя отнести к самому процессу изготовления валенок, требующему невероятно сложных усилий и умений.

Чтобы посмотреть, как делают валенки в наше время, надо свернуть с федеральной трассы Москва — Санкт-Петербург в городе Вышний Волочок. И тогда вы окажетесь не просто на фабрике по производству валенок. Вы попадете в XIX, а то и в XVIII век. Что правда, то правда: ручное производство этой национальной русской обуви практически не изменилось с тех давних пор. Но, к сожалению, не изменились и условия, в которых трудятся местные валяльщики — именно так называются главные рабочие таких предприятий.

 

фото: Андрей Маленков

Валенки сейчас возвращаются в моду: в прошлом году они украшали ножки девушек моделей из команды Вячеслава Зайцева. Русские валенки приобрели и носят звезды мирового кино — Сара Джессика Паркер увезла из России именно этот полезный сувенир. Каждый год в России производят 4 миллиона пар этой обуви. И ценятся прежде всего валенки ручной работы — именно поэтому владельцы маленьких фабрик по их производству не торопятся механизировать свое производство.
 

фото: Андрей Маленков

Ну, пусть не механизировать, но сделать это производство хотя бы не столь вредным для людей! Валяльщицы целую смену трудятся в помещении, где от овечьей шерсти практически нечем дышать. Запах от мокрых заготовок чудовищен: по технологии, прежде чем валять заготовку валенка, его надо смочить водой (в древности смачивали сывороткой). А руки... Никакой маникюр не спасет уже исковерканные пальцы, которые каждый день мнут и крутят мокрую шерсть. План — шесть штук за смену (три пары).

Делают валенки так. После того как овечку остригли, шерсть моют и вычесывают, потом прогоняют через шерстобитную машину — в результате получается тонкое мягкое полотно. Затем его долго мнут пальцами, чтобы шерсть слиплась. Оборачивают в большую тряпку-пеленку — будущий валенок действительно похож на завернутого младенца.

 

фото: Андрей Маленков


Потом вываривают заготовку в кипящей воде, чтобы шерсть свалялась еще плотнее. Эта заготовка уже отдаленно напоминает по форме валенок, только очень большого размера. Потом заготовку натягивают на колодку и старательно отбивают со всех сторон деревянной колотушкой, пока изделие не примет форму нужного размера. Можно было бы с патриотической слезой вспомнить историю появления валенок — они действительно родились в России в Нижегородской губернии и могут по праву служить национальным символом России наряду с водкой и щами. Можно также порадоваться, что сейчас фабрики выпускают не просто белые, коричневые или черные валенки, а делают на них изящные рисунки, украшают помпончиками и отделывают мехом. Кстати, эту вышивку делают те же самые валяльщицы, которые, отстояв смену в душном цеху, берут работу на дом и вышивают изделия дома по вечерам. Потому что средняя зарплата на предприятии — 14 тысяч рублей, а работа на дому дает возможность подработать. Можно даже порадоваться, что предприятие расширяет ассортимент и кроме валенок выпускает чуни для дома, стельки, теплые жилетки и курточки из овчины...

Но радоваться всему этому что-то мешает. То ли безысходность в глазах рабочих, то ли драные стены в цехах, которые, наверное, не знали ремонта со времен Петра Первого.

Московский Комсомолец, Андрей Маленков