Эрдоган надеется, что Апелляционный суд прояснит сомнения по делу Динка

19

Премьер-министр Турции Реджеп Таййип Эрдоган выразил надежду на то, что Верховный апелляционный суд «прояснит сомнения» по делу об убийстве в 2007 году турецко-армянского журналиста Гранта Динка.

«Судебный процесс еще не завершен, он находится на стадии обжалования. Надеюсь, суд прояснит сомнения во время процесса обжалования и примет меры по облегчению общественного сознания. Никакие заговоры и провокации не останутся в стороне. Никакое убийство не останется неразрешенным», - заявил в пятницу Эрдоган во время запуска проекта городского преобразования в Анкаре.

Судебное решение по делу Динка - по мнению многих являющееся шокирующим и тщетным - процесс по которому длился пять лет, и по которому 14-й Стамбульский Высший суд по уголовным делам во вторник объявил всех подозреваемых, обвиняющихся в совершении действий по приказу криминальной структуры, вызвал гнев адвокатов и многих других, кто считает, что суду не удалось пролить свет на предполагаемые связи между подозреваемыми и представителями государственной власти. Это решение вызвало всенародное возмущение с десятками тысяч протестующих против вердикта в день пятой годовщины убийства Динка.

Суд  приговорил Ясина Хаяла – основного подозреваемого в убийстве Динка – совершившего убийство Динка, и приговорил его к пожизненному тюремному заключению, в то время как другой подозреваемый в убийстве – Эрхан Тунджел – был оправдан судом. «Пуля, выпущенная в Шишли, не сможет остановить «Белокурую невесту» (Sarı Gelin)», - заявил Эрдоган, делая акцент на турецко-армянское единство в стране. «Белокурая невеста» - это название народной песни в центральной части страны, которая присутствует как в армянской, так и в турецкой культуре.

19 января 2007 года средь бела дня Динк был застрелен ультранационалистическим юношей Огюном Самастом за пределами офиса его газеты в Стамбульском районе Шишли. Несмотря на то, что со дня убийства прошло уже пять лет, адвокаты семьи Динка и неправительственные организации на протяжении долгого времени были обеспокоены тем, что доказательства, указывающие на истинных виновников преступления, все еще скрывают, и что даже если постановлением суда будет наказан непосредственный убийца, общественное чувство справедливости не будет удовлетворено.