Самая читающая страна? Германия

42

Идея Путина о списке из 100 книг вызвала недоумение. Помянул как-то раз Владимир Путин в своей статье идею списка из 100 книг, обязательных к прочтению каждого школьника, - и пошли обсуждения.

Вчера четыре специалиста (от школы, института, писательской общественности и писательской организации) сошлись во мнении: это слишком абстрактная идея.

Среди спикеров круглого стола «Что должны читать наши дети?» были учитель года Подмосковья-2009 Елена Соколова, экс-ректор Литературного института Сергей Есин, первый секретарь Союза писателей России Максим Замшев и писатель Виктор Ерофеев. Об общем бескультурье, конечно, говорили все. Виктор Владимирович Ерофеев даже бывшую супругу сделал героиней анекдота.

- С моей прежней юной женой мы ехали в Шереметьево, я ей говорю: здесь стояли немцы. Она говорит – как же они стояли, когда они прошли парадом по Красной площади в 41 году. Еще одна юная девушка сообщила мне, что столица Польши – Катынь, и все беды пошли оттого, что мы там расстреляли офицеров. Есть безумные примеры невежества. Когда я приходил в кабинет к одному высокопоставленному чиновнику, он показал мне на портрет своего начальника на стене и сказал: «Он не читатель». Главное, чтобы этот список не превратился в дежурную фразу, чтобы мы не попали в очередной абсурд.

А абсурд на каждом шагу. Обсуждения этого загадочного списка (если механизм завертится) не кончатся никогда, порождая новые витки бреда (вроде высказывания Максима Замшева о том, что если человек зашел в книжный магазин и купил плохую книгу, он туда больше не пойдет). Как коррелировать этот список с программой по литературе? А почему книг должно быть 100? А не 70? Сергей Есин предложил создать два списка. Елена Соколова подтвердила, что учебная программа требует переформирования: «Доктор Живаго» Пастернака – «прекрасная книга, но не для 17-летних», и было бы важно включить туда хотя бы что-то из зарубежной литературы – «Над пропастью во ржи» Сэлинджера и «Постороннего» Камю.

- Не секрет, что интерес к чтению упал, и учителю надо быть артистом, чтобы заинтересовать учеников. Одна мама пыталась заставить сына прочитать одну книгу. Она купила несколько экземпляров книги, написала записки от имени книги и разложила по квартире. Сын проснется – у кровати книга с бумажкой «Никита, прочитай меня». Он лезет в холодильник – там опять книга. Так он прочитал. И после этого заинтересовался чтением.

Очевидно, что дело не в списках. Ясно и понятно, что если учитель по статусу – лузер и неудачник, его зарплата смешна, а слово не имеет авторитета (Ерофеев вспомнил уважение, которым пользуются во Франции учителя лицеев), если учитель неспособен сделать урок литературы интересным и дискуссионным, если ребенок с детства привык получать радость не из книг, если в семье нет благоприятной, свободной, читающей атмосферы, - все эти списки станут только лишней проблемой в жизни. Хочется вспомнить одну запись в блоге - о том, как на родительском собрании мамы-папы удивляются: «Как вы приучили ребенка читать?» - «Никак, ему самому нравится» - «Нашего от телека не оторвешь!» - «А у нас в семье не смотрят телевизор» - «А что вы делаете?!» - «Читаем…»

- Хорошо бы наше правительство почитали подобный список, - говорит Виктор Ерофеев, - есть страны, которые по уровню чтения давно нас обогнали. Самой читающей страной я назвал бы сейчас Германию: приедешь в какую-нибудь деревню, почти хутор, - и на твою встречу соберется 300, а то и 500 читателей. А в Лос-Анджелосе - 3. Идея создания этого списка – одновременно и абсурд, и крик отчаяния. Пусть список не будет в приказном порядке. Но для этого надо развернуться к людям, а не обзывать их разными словами. Надо идти к открытому обществу. Представить, как чиновников выгоняют за то, что Камю не читали или «Мелкий бес» Сологуба не понимают, - это веселая картина, достойная, чтобы написать еще одну историю города Глупова.