Решение суда по делу Гранда Динка – бесспорный успех "Эргенекона"

22

«Необходимо поднять все данные об этом убийстве Гранта Динка, словно оно было совершено сегодня, и расследовать его, руководствуясь реальными намерениями докопаться до истины».

Вот уже вторую неделю наиболее интересные дискуссии в связи с убийством Гранта Динка разворачиваются в СМИ. Однако выявление причастности "Эргенекона" в заключении прокурора, признания Эрхана Тунджеля, сделанные в ходе заключительных слушаний дела, сознательно были проигнорированы частью СМИ. Зато после вынесения судом решения они начали в полный голос высказывать свои возражения.

 Адем Явуз Арслан, посвятивший собственному расследованию убийства Динка книгу «Есть один армянин»  наиболее четко разъяснил суть подобной психологии. В своей книге Арслан документально подтверждает факт упущений, ошибок и неточностей, допущенных с первого дня следствия и попытки некоторых СМИ навести на ложный след.

Кроме того, г-н Арслан обращает внимание на то, что посредством непрекращающихся дискуссий об ошибках, допущенных правоохранительными органами в отношении убийства Гранта Динка, предпринимается попытка заставить забыть о деле "Эргенекон" и проводится тактика зомбирования.

- В расследовании убийства Динка не было вынесено заключение о причастности "Эргенекона", несмотря на наличие доказательств, и поводов для дальнейшего расследования. Как вы оцениваете решение суда?

- Суд вынес в точности такое решение, на которое рассчитывали те, кто спланировал убийство, те, кто нашел исполнителей и сопроводил их из Трабзона в Стамбул, и те, кто после мастерски уничтожил все следы. По сути, подготовленное в спешке обвинительное заключение преследовало в точности ту же цель. Решение суда – бесспорный успех "Эргенекона". С момента совершения убийства прошло уже 5 лет, а его  главные заказчики так и не обнаружены. Не были даже установлены организаторы, зачинщики и те, кто подготовил основу, проникнув,  с помощью своих пособников, внутрь различных организаций. В результате в профессионально подготовленном преступлении были обвинены несколько неопытных завербованных организацией  молодых людей, на чем все и закончилось. Решение суда продемонстрировало то, насколько по-прежнему влиятельной остается организация "Эргенекон".


- Почему, на ваш взгляд, не было принято во внимание заключение прокурора, в котором указывалось на связь с "Эргенеконом"? В таких важных судебных разбирательствах, как дело операций "Кувалда" и "Клетка", в которых не были задействованы адвокаты Динка, также присутствовали доказательства, связанные с убийством. 

- Одной из самых больших неудач этого дела стала замена судьи и прокурора во время судебного процесса. Бывший судья (Эркан Джанак) был отстранен от дела под предлогом его связей с наркобаронами. Для замены прокурора также подыскали «уважительную» причину. Его имя фигурировало в списке «должностных лиц, полезных при осуществлении плана переворота «Кувалда». Эта деталь важна по следующей причине: на протяжении судебного разбирательства, длившегося 5 лет, суд и прокуратура мастерски обрывали все попытки углубить расследование, либо не принимали их во внимание, либо оставляли до лучших времен.

Они старались ослабить инстанции, занимающиеся расследованием убийства Динка в связи с операцией "Эргенекона", скомпрометировать суд, рассматривающий дело "Эргенекона". К сожалению, им это удалось, пусть даже и частично. Поэтому на скамье подсудимых оказались те люди, которых и хотели там увидеть. А между тем абсолютно ясно, что убийство Гранта Динка, как это было и в случае с планом действий «Клетка», представляет собой тщательно спланированную операцию.

- В своей книге вы разворачиваете цепочку событий, связанных с преступлением. Вы считаете, что это убийство являлось частью масштабного плана? 

- Если мы взглянем на события, происходившие накануне убийства Динка в целом в Турции и в частности в Трабзоне и Стамбуле, мы заметим, по сути, тот же процесс, который описывался в «плане действий "Клетка"». Давайте вспомним те дни. Начиная  с 2003 года, непонятно по какой причине, возникли дискуссии о миссионерстве и «утрате религии». В 2004 и 2005 годах споры разрослись до угрожающих масштабов. На площадях Таксим и Кызылай раздавали Библию, распространялись утверждения о десятках тысячах домашних церквей, с экранов телевизоров сменившие религию священники и богословы, количество которых постоянно увеличивалось, распространяли ложь об «утрате религиозных ценностей и родины». По выражению Ханефи Авджи, «необходимо было накалить атмосферу до такой степени, чтобы захотелось снять верхнюю одежду». Так и было сделано. Захотели поднять всенародную, крайне националистическую волну против власти партии Справедливости и Развития. А для этого требовалось насадить риторику «утраты религиозных ценностей и патриотизма». Действительно, когда мы рассматриваем убийства священника Санторо(итальянский священник живший в городе Трабзон был убит из огнестрельного оружия), Гранта Динка и резню в Малатье(три человека были зверски зарезаны на квартире принадлежащей протестантскому приходу), в глаза отчетливо бросается следующее: все исполнители преступлений связаны с этой волной. Они напали на церкви со словами «мы теряем свои религиозные ценности», они убили миссионеров. Резюмирую: чтобы понять причину убийства Гранта Динка необходимо внимательно исследовать комбинацию, мастерски разыгрываемую с 2003 года по сегодняшний день. 

- Отразилась ли эта искусная иллюзия на СМИ? 

- К сожалению, круги, стремящиеся к тому, чтобы помешать расследованию, и некоторые соотечественники начали настойчиво выводить на повестку дня «различного рода ошибки, допущенные после убийства». А между тем, необходимо было обратить  внимание на то, что происходило до убийства, на элементы психологической операции и процесс подбора исполнителей. 

- Что Вы подразумеваете  под тактикой психологической атаки?

- Велась постоянная пропаганда посредством виртуальных угроз, она настойчиво навязывалась молодежи, сидящей в "интернет-кафе", смотрящей сериалы про мафию, в виде посыла «пора переходить к действиям». Но во всех трех преступлениях мы видим одно и то же: те, кто планировали убийства, не ждали, что на исполнителей подействует лишь широкая пропаганда. Они целенаправленно готовили исполнителей. Основными провинциями были выбраны Трабзон, Малатья, Стамбул и Диярбакыр. Между исполнителями и организаторами была выстроена толстая стена. После преступления, усыпив бдительность СМИ, общественности, переключив их внимание на другие вопросы, была скрыта суть дела. И основная ошибка заключается в этом.

- Какие, на Ваш взгляд, ошибки были допущены во время следствия? 

- Эта ситуация может являться наглядным уроком тому, каким образом преступление не может быть раскрыто. К примеру, жандармерию не приняли во внимание. А между тем жандармерия Пелитли и в частности полковник Али Оз фигурируют на протяжении всего процесса. Они не предприняли ничего, хотя знали о преступлении. Не смотря на то, что они знали о том, что Ясин Хайяль искал оружие, они не сделали того, что следовало. Хайяль был завербован в армии. В суде имеется заявление его отца и шурина, гласящее: «Будучи в армии, моего сына завербовали. Не выпускайте его из виду, в противном случае, могут произойти ужасные события». Это заявление было сделано после того, как он подорвал МакДональдс. В тот момент никто не стал разыскивать Хайяля, поэтому он спокойно выезжал за границу и возвращался обратно. Что он там делал, с кем встречался - неизвестно. 

Общественность была направлена по ложному следу 

- В своей книге вы привлекли внимание к представителям жандармерии. Разве не должен был суд вызвать названных вами лиц для дачи показаний? 

- Конечно же, должен был. Безусловно, ожидать полного расследования преступления, отталкиваясь лишь от жандармерии, сложно. По сути, она – исполнительная единица.  Подготовка плана, его реализация и последующие работы по устранению следов были проведены другими инстанциями. Дополнить недостающие звенья преступления и воссоздать его полную картину необходимо посредством проведения работ с привлечением жандармерии и разведки.  В противовес этому, некоторые журналисты вознамерились сформировать мнение о том, что в деле играют роль не жандармерия, а полиция и допущенные ей промахи. 

К сожалению, это тоже поспособствовало тому, что преступление не смогли раскрыть. Общественность постоянно  направлялась по ложному следу. Допустило ли ошибку полиция? Ясно, что сотрудники правоохранительных органов, находившиеся в тот день в Стамбуле при исполнении своих служебных обязанностей, допустили ошибку. Он не предприняли необходимых действий, несмотря на полученное донесение, и сфальсифицировали документы после совершения преступления. А между тем, сотрудники управления безопасности (полиции) должны были действовать согласно четким и ясным правилам. Невыполнение этих правил убрало все препятствия перед совершением преступления. 

- Что может быть предпринято для выявления связи между преступлением, разведывательными структурами и Эргенеконом? 

- Необходимо получить доступ ко всем архивам Национальной разведывательной организации и Жандармерии, к их  структурным подразделениям, располагающим секретными материалами.

-Как вы расцениваете освобождение Тунджеля? 

- Подтвердилось, что он является «сотрудником спецслужб». К тому же это решение суда показало, что пропаганда, проводимая до сегодняшнего дня с целью связать Эрхана Тунджеля, государство и полицию в качестве сообщников преступления, не является правдой.