Российских военных беспокоят оборонный комплекс и ситуация в Иране

259

Российское военное ведомство отрицательно относится к массовым закупкам иностранного вооружения — задача состоит лишь в получении новых технологий.

Об этом во вторник на пресс-ланче в узком кругу представителей СМИ, где присутствовал и журналист «МК», заявил начальник Генштаба Николай Макаров.

Он объяснил, что «мы закупаем образцы только той техники, где отечественная промышленность в ближайшие пять-десять лет не будет иметь прорывных позиций». В качестве примера он привел французские вертолетоносцы «Мистраль»: «Вы знаете, что мы строим два корабля во Франции, но при этом 25% — это отечественные разработки, включая системы управления и связи. То есть мы всю технологию перетаскиваем в Россию». Следующие два корабля будут строиться на российских верфях, и на этот счет все контрактные соглашения уже заключены«.

Макаров заявил, что наиболее сложное положение с отечественным вооружением сложилось в Сухопутных войсках. «Мы практически остановили покупку всей техники для этих войск, потому что нас не устраивает ни один ее образец», — сказал он. Это касается как легкого стрелкового оружия, так и бронетехники. Традиционно наша промышленность, считает генерал, уделяла повышенное внимание огневой мощи, подвижности, маневренности, забывая о жизни людей. Поэтому сегодня к устройству башни танка Т-90С у военных претензий нет. Но степень защиты экипажа у наших образцов бронетехники крайне низкая, и «любой подрыв маленькой мины ведет к тому, что погибает весь экипаж». Именно поэтому Минобороны РФ закупило партию итальянских бронемашин «Ивеко», которые «обеспечивают защиту экипажа от любых мин, включая противотанковые». «Мы дали нашим конструкторам пять лет — финансируем научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, с тем чтобы получить нужную нам продукцию».

При этом он отметил, что в планах на вооружение «ядерная составляющая остается первоосновой», и «эти силы будут на первом месте по финансированию». В частности, Минобороны РФ планирует в дополнение к 16 атомным подводным лодкам (их закупка запланирована до 2020 года) приобрести еще четыре. Правда, тут генерал сразу оговорился, что это «будет определяться также производственными возможностями Севмашпредприятия, где эти лодки строятся». А там есть проблемы: подлодки «Юрий Долгорукий» и «Александр Невский», который ВМФ должен был получить в 2011 году, поступят на вооружение только летом 2012 года.

Коснулся генерал Макаров и международных тем. Он рассказал, что Генштаб прорабатывает ответные меры на случай, если в северных морях или Черном море будут дислоцированы американские корабли, оснащенные системами ПРО «Aegis». Для этого «предусмотрены специальные направления в рамках действующей госпрограммы вооружений», хотя на эти меры идти не хотелось бы, поскольку они ведут к «дополнительным финансовым затратам».

Макаров заверил также, что Генштаб в круглосуточном режиме мониторит ситуацию вокруг Сирии. «Для нас это южное направление имеет принципиальное значение», — сказал он, напомнив, что в Армении дислоцируется российская военная база. Так же внимательно следят в военном ведомстве и за событиями вокруг Ирана. По прогнозу генерала Макарова, военные решения по Ирану могут быть приняты Западом к лету.

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

На заявления начальника Генштаба Николая Макарова по поводу закупок вооружения сразу же довольно резко прореагировал вице-премьер Дмитрий Рогозин, отвечающий за «оборонку». В своем «Твиттере» он написал:

«НГШ — не единственный, кто принимает решения о закупках вооружений и военной техники. Армия и флот будут перевооружаться планово. Если у НГШ есть претензии к танкам или к иной технике, он может высказывать их в профессиональной среде нашим конструкторам и промышленникам. Не стоит нашим военачальникам вести спор с военной наукой и промышленностью с помощью СМИ. Есть масса иных способов решать вопросы. В НАТО, например, подобное представить себе сложно».