90 лет — никаких «нет»

193

Кардиохирург Ренат Акчурин продолжает удивлять мир. Представить себе 91-летнего человека на операционном столе сегодня практически невозможно. Тем более по поводу сердца, тем более — мужчину.

Во-первых, представители сильного пола часто не доживают до пенсионного возраста. А тем, кто доживает до 60 лет, тем более перешагивает 90-летний рубеж, классическая полостная операция по определению противопоказана. Они ее просто не перенесут из-за массы сопутствующих хронических заболеваний. Кто же возьмет на себя такой грех — рисковать жизнью больных стариков?

Однако нашелся врач, кардинально изменивший привычное отношение к таким пациентам. Это известный кардиохирург, академик РАН и РАМН, профессор Ренат АКЧУРИН, и в этом плане оказавшийся чуть ли не впереди планеты всей: он начал делать уникальные «гибридные» операции, спасающие по сути безнадежных пожилых пациентов. Со своей командой врачей Акчурин уже подарил жизнь более ста немолодым людям, практически обреченным на умирание.

А на днях в Российском кардиологическом научно-производственном комплексе, где служит Ренат Сулейманович, завершился 3-й Международный симпозиум по гибридной сердечно-сосудистой хирургии, куда съехались ведущие кардиохирурги не только из регионов России, но и из ведущих европейских стран. Они приехали к нам, чтобы не только обменяться опытом, но и поучиться у российских врачей умению спасать тяжелых сердечников с помощью гибридных операций. Благодаря таким первопроходцам, как Акчурин, и кардиологи России теперь имеют уникальную методику оперирования немолодых пациентов.

— Что удалось? — вопрос Ренату Сулеймановичу Акчурину. (Он не только стал организатором таких международных профессиональных собраний, но и в режиме онлайн преподал мастер-класс на аудиторию в 600 российских и зарубежных коллег.) — Гости разъехались по своим городам и странам, а что в «сухом остатке»?

— Во-первых, в процессе проведения симпозиума мы впервые воспользовались любезным преподавательским курсом некоммерческой учебной организации Европейских обществ кардиологов и кардиоторакальных хирургов, а также аккредитовались в этих организациях как самостоятельный симпозиум международного уровня. Теперь наши статьи, исследования будут публиковаться и на страницах зарубежной прессы. Во-вторых, мы были услышаны министром здравоохранения России Татьяной Голиковой, приславшей свое приветствие участникам нашего симпозиума. А это значит, что руководитель Минздравсоцразвития РФ знает об опыте таких операций в России и, возможно, со временем поддержит их. В-третьих, мы в очередной раз подтвердили, что умеем выполнять гибридные операции на самом высоком уровне. И показали их в режиме реального времени на аудиторию кардиохирургов в несколько сот человек. Это была живая демонстрация возможности операции на сердце новым, «гибридным» способом. Присутствующие в зале врачи на любом этапе операции могли задать оперирующим хирургам вопрос и получить ответ. Ведь во время таких необычных хирургических вмешательств в любую минуту может возникнуть непредвиденная ситуация, а врач должен грамотно выходить из затруднительного положения и объяснять это коллегам. Конечно, главное — сохранить жизнь тяжелым больным со множеством сопутствующих заболеваний. Но и огромные деньги, затраченные на операцию, тоже просто так не хотелось бы терять.

— Ренат Сулейманович, по большому счету хирург не имеет права на ошибку. Что лично вам дает уверенность, что больной не умрет во время такой сложной процедуры?

— Наверно, ответственность именно за жизнь человека. Не важно, выполняешь ты операцию в обычной обстановке или во время ее демонстрации на экране телевизора. Проводимые операции во время симпозиума — это не какой-то там эксперимент, а очень серьезное дело. На этот раз средний возраст трех оперируемых пациентов — 78 лет. Двое мужчин и одна женщина. К примеру, женщине классическая операция противопоказана потому, что у нее не только преклонный возраст, но еще излишний вес и сахарный диабет. Обширную полостную операцию она бы просто не перенесла. И мы заменили ей аортальный клапан сердца через маленький разрез (5 см) на грудной стенке. У одного из мужчин — расслоившаяся аневризма грудного отдела и перешейка аорты (3-й тип) — ему эндопротез поставили через прокол на бедре. У другого мужчины аневризма в брюшной аорте — ему заменили брюшную аорту через такой же прокол на бедре.

Работали три команды врачей, куда входили кардиохирурги в том числе из Швеции, Нидерландов, Англии и Франции.

— То есть главная цель достигнута? Но таких счастливчиков, попавших именно к вам, наверное, капля в море. Когда гибридные операции могут встать на поток?

— Конечно, надо увеличивать их количество. Но наше государство денег на гибридные операции пока не выделяет вообще. Мы привлекаем средства благотворительных обществ, частных лиц. Но они могут выделить деньги примерно на 50–60 гибридных операций в год. И то слава богу, что есть в нашей стране люди, которым небезразлична судьба больных стариков. Но потребность — не менее 10–15 тысяч таких операций в год. Стыдно смотреть, когда с экранов телевизоров «доброжелатели» выпрашивают деньги для тяжелых больных, чтобы отправить их в Америку или Германию на операцию. Будто бы в России нет таких специалистов. Не верьте, это чушь. В России достаточно своих классных хирургов, прекрасных рук, не хватает только денег на высокотехнологичные операции.

Кстати, две недели назад я сделал операцию известному в России большому политику Егору Кузьмичу Лигачеву. В этом году ему исполнится 92 года, но нам удалось провести коронарное шунтирование и одновременно заменить аортальный клапан. Во-первых, конечно, Егор Кузьмич человек крепкий и большой. Во всех смыслах. Поступил он к нам в экстренном порядке, в связи с резким сужением аортального клапана. Да еще и с ишемией. Без преувеличения, нам удалось его спасти, хотя и он, конечно, молодец: человек невероятно высокой внутренней дисциплины. На днях он отправится в санаторий на дальнейшее долечивание и восстановление.

 




Егор Кузьмич Лигачев: операция позади.

фото: Наталия Губернаторова


 

— Что нужно сделать в государстве, чтобы гибридные операции пошли?

— Минздравсоцразвития и Минэкономразвития России должны включить эти операции в список высокотехнологичных и выделить на них бюджетные деньги. Увы, в сложной ситуации сегодня находятся тысячи российских стариков. Им необходима дорогостоящая операция на сердце, но где нам взять средства? Общественная палата России совместно с НИИ клинической кардиологии им. Мясникова и фондом «Милосердие» начали акцию «Время отдавать долги». Ее цель — найти деньги на операции пожилым людям, страдающим тяжелыми сердечно-сосудистыми недугами. Это непросто, так как одна такая операция стоит до сорока тысяч евро. Организаторы акции обращаются к представителям бизнеса и обычным гражданам. На их собранные средства уже сделано 80 «благотворительных» гибридных операций. Но только в нашем кардиокомплексе в листе ожидания сейчас стоят более 120 больных, для кого гибридные операции — единственный шанс продлить свою жизнь. Из них 23 — ветераны ВОВ.

Руководителям Минздрава известно, что сегодня в России причиной 57% всех смертей являются сердечно-сосудистые заболевания. По статистике, из 100 тысяч человек только от инфаркта миокарда ежегодно умирают свыше 300 мужчин и более 150 женщин, а от инсульта — свыше 350 человек в год.

— Ренат Сулейманович, у вас есть надежда, что гибридные операции станут такими же обыденными, как шунтирование, стентирование?

— Есть песня, а в ней такие слова: «Камни пройденных дорог смог пробить росток». Я надеюсь.

Александра Зиновьева, Московский комсомолец
Tеги: Россия