Военные эксперты поддержали статью премьер-министра

75

«Военная» статья Владимира Путина «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России», опубликованная в «Российской газете», в силу специализированности темы оказалась несколько сложнее предыдущих.

Однако  эксперты подтверждают правильность ориентиров, данных в статье кандидата в президенты.

«Вмешательство во внутренние дела суверенных государств — опасное явление первого десятилетия XXI века. Примеров тому немало, — говорит Владимир Лота, ведущий специалист в области истории военной разведки, член Союза писателей России. — К сожалению, следует признать, что живем мы в непредсказуемом мире, где военная сила — решающий аргумент, используемый вопреки нормам международного права. Поэтому статья Владимира Путина — необходимая, конкретная и реальная программа укрепления безопасности Российской Федерации. Ближайшее десятилетие — новый шаг в укреплении безопасности России».

«В статье верно выбраны адресаты: от ОПК до новой армейской элиты, „бригадных генералов“, от специалистов в области глобальной безопасности до контрактников и военнослужащих по призыву», — считает Дмитрий Орлов, директор Агентства политических и экономических коммуникаций. По его мнению, важно и то, что Путин не педалирует тему «американской угрозы» в виде идеологического жупела, а определяет конкретные, ассиметричные, как он их называет, решения, способные преодолеть конкретные угрозы, связанные с развертыванием ПРО в Европе. «Путин совершенно справедливо говорит в своей статье, что любую систему ПРО гораздо проще и дешевле преодолеть новыми видами наступательных вооружений, — добавляет Сергей Караганов, глава Совета по внешней и оборонной политике. — Действительно, преодоление системы ПРО с помощью нового поколения ракет и иных систем наступательного вооружения в десятки раз дешевле».

«По статье видно, что Владимир Путин — явный сторонник всего того, что можно свести к формуле „мобильность“. Это касается и стратегических ядерных сил, и вообще оперативных механизмов сдерживания, бригадного принципа формирования Вооруженных сил, быстроты развертывания, формирования специальных ударных группировок», — делает вывод Дмитрий Орлов.

Профессионализация армии неизбежна, потому что эксплуатировать современное оружие могут профессионалы, а не солдаты-срочники, напоминает Игорь Короченко, председатель Общественного совета при Министерстве обороны РФ. «Но срочная служба все равно останется, — считает он. — Потому что необходимо думать в том числе и о мобилизационном резерве, а его можно получить только за счет того, что будут у нас происходить призыв на срочную службу».

Отмечено экспертами и то, что Путин обозначает не только необходимость реформирования армии, но и повышение престижа армейской службы.

«Очень важно, что Путин хочет вернуть армии значение «социального лифта», — считает Сергей Жураховский, профессор академии военных наук, полковник запаса. В статье предлагается впечатляющий набор социальных гарантий для отслуживших в армии: льготы при поступлении в вузы, преференции при приеме на госслужбу и даже бюджетные гранты на обучение в лучших отечественных и зарубежных бизнес-школах. «Применение этих мер на практике обещает двойной положительный эффект: с одной стороны, в целом у юношей появится общая мотивация идти служить, чтобы получить возможность „подстрахованного“ государством старта в жизнь, но также при этом будут созданы условия для привлечения в армию уже достаточно интеллектуально развитой молодежи, в которой армия крайне нуждается. Причем обе составляющие этого эффекта имеют отношение уже не только к армии и флоту, но и к вопросу грамотного управления человеческим потенциалом государства в целом», — полагает Сергей Жураховский.

Падение престижа военной службы — общая тенденция для большинства развитых стран, — отмечает Руслан Пухов, директор Центра анализа стратегий и технологий. «Но всегда будет какое-то количество людей, которые готовы служить государству за относительно небольшие деньги, и надо делать так, чтобы эти люди чувствовали себя уважаемыми в обществе», — отмечает аналитик.

«Когда я заканчивал военное училище в 1952 году, у его ворот стояло около 300 девушек, мечтавших познакомиться на выпускном вечере с военным и выйти за него замуж. Офицер — это была престижная профессия, высокооплачиваемая, это были культурные люди. Но Путин совершенно прав в том, что не останавливается на одной финансовой составляющей прав — армию держать только на деньгах невозможно, нужна идеология», — считает Анатолий Бабков, полковник в отставке, бывший начальник политотдела Центрального узла связи дальней авиации.

Важная часть статьи премьера посвящена проблеме перевооружения армии и модернизации ОПК, причем аналитиков, похоже, не шокируют названные Путиным суммы.

«Программа финансирования перевооружения армии в 23 трлн рублей на ближайшие 10 лет — напряженная, но вполне реальная, — считает Дмитрий Орлов. — Такие разработки нашего ОПК, как „Ярс“, „Тополь М“, подлодка „Борей“ и истребители пятого поколения — реальные проекты этого перевооружения. Премьер, безусловно, прав в том, что закупки военной техники за рубежом могут быть только точечными, а в целом ставку надо делать на национальный ОПК».

Из выделенных на перевооружение армии и модернизацию ОПК на 10-летный срок 23 трлн рублей 20 трлн пойдет на разработку и закупку новых видов вооружений, а 3 трлн — на переоснащение самих предприятий ОПК, напоминает Игорь Коротченко, председатель Общественного совета при Министерстве обороны РФ. «Я думаю, что это хорошие деньги для нынешних экономических реалий, главное — обеспечить их целевое расходование, чтобы их опять же не разворовали». По его мнению, главным посылом в статье Путина стало то, что коррупция в системе государственного оборонного заказа приравнена к государственной измене. При этом, по мнению Руслана Пухова, в статье нет огульного охаивания всего ОПК. «Премьер-министр констатировал состояние оборонки и вызовы, которые перед ней лежат, — говорит аналитик. — Отрадно сознавать, что это понимает не только узкий круг специалистов».

Мы не можем выкинуть оборону из числа финансовых приоритетов, считает Константин Симонов, директор Центра политической конъюнктуры. «У нас уже 20 лет не было никакого перевооружении армии, — поясняет он. — Понятно, 90-е годы были пропавшими — не было даже бензина, учения не проводились. В 2000-е годы появились какие-то деньги, началась модернизация армии, но все равно полномасштабного перевооружения, с точки зрения поставки нового вооружения, не было. А 20 лет — это огромный срок для военной техники. Так что выделенные сегодня деньги — это и за те годы». Конечно, в этих условиях немаловажным становится эффективность закупок вооружения, их прозрачность — то, что зафиксировано в статье Путина, соглашается аналитик. Но споры о том, какую технику покупать, могут решить честные тендеры, а закупка вооружений в других странах заставляет российский ОПК работать в конкурентной среде. «Что касается создания единого органа, отвечающего за оборонный заказ, то это разумное решение, — продолжает эксперт. — Я думаю, что с учетом того, какой объем денег выделяется государством на оборонный заказ, появление такого органа, предназначенного для того, чтобы сделать все прозрачно и честно, крайне важно».