Французским силовикам не удалось взять террориста живым

12

«Этот человек хотел поставить Республику на колени, но Республика не сдалась, Республика не отступила» — эти слова произнес Николя Саркози, пока полиция продолжала осаждать жилище Мохаммеда Мераха, террориста, убившего 7 человек.

Сам убийца заявил переговорщикам, что ни о чем не сожалеет. Только о том, что не смог отправить на тот свет еще больше людей. А Франция провела более суток в томительном ожидании и догадках. Жив ли преступник? Не убьют ли его при штурме? И начался ли штурм? И вот ситуация, кажется, разрешилась.

Утром 22 марта появился слух, будто бы забаррикадировавшийся Мерах покончил с собой — ночью в его квартире раздались два выстрела. По словам главы МВД Франции, убийца и впрямь высказывал желание умереть с оружием в руках. Что касается оружия, то установлено, что в квартире террориста имелся как минимум один «Узи» и один «калашников».

Впрочем, не совсем было ясно, действительно ли Мерах готов погибнуть. По словам прибывшего на место операции прокурора Парижа Франсуа Молена, террорист не смертник и даже изъявлял готовность сдаться. Бывшие переговорщики объясняют этот факт просто: в состоянии стресса человеку вполне свойственно метаться от одной крайности к другой.

Правоохранительные органы, по словам министра обороны, также были заинтересованы в том, чтобы взять Мераха живым: «Нам нужно иметь возможность судить его, узнать мотивы его поступков, узнать, есть ли у него сообщники и помощники».

Очевидно, именно поэтому преступника так долго не могли нейтрализовать, несмотря на то что в результате трех взрывов, призванных «оказать психологическое давление» на Мераха, была выбита дверь в его квартиру.

Решили воздержаться осаждающие и от использования газа. Между моментом запуска газа в комнату и его непосредственным эффектом существует временной промежуток, в который преступник может просто покончить с собой или выбежать из помещения, поясняют эксперты.

И хотя многие высказывали предположения, что Мерах покончил с собой в ночь на четверг, ночные выстрелы могли оказаться лишь уловкой. В частности, ветеран RAID вспомнил один подобный случай из практики — находящийся в осаде преступник произвел несколько выстрелов в воздух и больше не подавал признаков жизни. Когда же спецназовцы, подозревая, что преступник покончил с собой, вошли в его дом, они попали в засаду — многие из них были ранены.

Примерно в 13.40 по московскому времени появились сообщения в твиттерах соседей Мераха, будто бойцы спецназа вошли в его квартиру. Однако официальные источники эту информацию опровергли. В 14.30 стали поступать сообщения о выстрелах в доме, а уже в 14.36 поступила информация со ссылкой на источники в полиции, что Мерах был убит при оказании сопротивления. Трое полицейских были ранены, причем один — тяжело. Спустя еще десять минут смерть террориста подтвердили в Елисейском дворце. Убийцу нашли мертвым с «калашниковым» в руках. Как уточнил позднее глава МВД Франции Клод Геан, террорист отстреливался, после чего выбросился в окно. Мертвым его нашли уже на земле.

МЕЖДУ ТЕМ

В Норвегии ищут способы изолировать от общества другого «стрелка» — Андерса Брейвика. Парламент страны в ближайшее время может принять закон о специальном лечении больных с психическими отклонениями. В тексте законопроекта, в частности, предложено построить для таких пациентов, как Брейвик, специальное лечебное учреждение с высочайшим режимом безопасности. В этом случае убийца, попав в подобную лечебницу, будет находиться там, пока не перестанет представлять угрозу обществу, — то есть хоть всю жизнь. Впрочем, суду еще предстоит доказать наличие отклонений у Брейвика — пока его признавали нормальным.