Спикеры Общественной палаты бьют тревогу: наших детей уже ничего не связывает с Россией

25

В канун формирования нового кабинета министров в Общественной палате прошло одно из самых ярких заседаний по поводу выработки дальнейшей культурной политики.

Речи были жаркие и без соплей. На эпитеты не скупились. В отличие от Владимира Путина, который, будучи кандидатом в президенты, ни одну из программных статей не посвятил культуре, лишь кое-где пройдясь по ней как по сфере досуга. Заседание так и озаглавили: «Ненаписанная статья Путина».

11 утра, шикарные машины у подъезда ОП, кворум представительный: Станислав Говорухин, Никита Михалков, Людмила Максакова, Андрей Дементьев, Зураб Церетели, Юрий Соломин... Первое страстное слово берет председатель комиссии по культуре ОП Павел Пожигайло:

— Ничто не мешает увеличить бюджет на культуру в 5–10 раз. И, может, лучше так и поступить, чем потом куда большие деньги тратить на лечение больного общества — дедовщину в армии, самоубийства 10-летних детишек... Посмотрите, во что превратились в школе уроки рисования, уроки музыки, литературы! Часы сокращаются до минимума. А ведь литература — это единственное, что связывает ребенка с родиной. Убирая ее, мы подталкиваем детей к отъезду за границу!

Конфликт с образовательной сферой вообще стал лейтмотивом форума: так, председатель Комитета Госдумы по культуре г-н Ивлиев призвал выработать правовые механизмы, обеспечивающие обязательное присутствие художественного образования в обычных школах — не «за счет» и не «вместо» школ искусств.

По словам членов ОП, на пост будущего министра сейчас «рассматриваются разные варианты, в том числе отставные губернаторы», но идеальным было бы, чтоб новый министр «был человеком снизу», поддержанный народом. И вообще стал бы вице-премьером, этаким упрямым Георгием Жуковым, который способен на настоящий поступок без тени популизма. Скажем, возьмет и сразу уйдет в отставку, если полноценный культурный бюджет не утвердят.

— Мы находимся на нуле! — восклицает директор Дома фотографии Ольга Свиблова. — Тут ко мне пришли студенты 3-го курса РГГУ — они не знали, когда произошла Октябрьская революция, не знали, на каком языке писал всю жизнь Набоков... Вы в курсе, что у нас в стране Толстого уже читают меньше, чем за рубежом? Мы отстаем все больше и больше!

Гости ОП искренне не понимали, почему тот же спорт состоит в больших приоритетах у государства, чем культура. Г-н Пожигайло рассказал, как ректор одного института физической культуры просил просто закрыть его вуз, потому что 90% выпускников идет в криминальные структуры и лишь 10% — в школу.

Пожалуй, единственным, кто не разделил всеобщего пессимистического пафоса, стал Станислав Говорухин: «Я не готов говорить никакие речи и давать советы, как мы будем жить дальше. Я-то как раз считаю, что дела в культуре обстоят лучше, чем, скажем, в авиастроении. Мы недовольны, что „культура финансируется по остаточному принципу“, но тем не менее она финансируется хорошо. Вот, например, на кинематограф выделяется 5,5 млрд. рублей в год. А от того же государства в лице РЖД, „Газпрома“ и проч. выделяется еще примерно столько же. На эти деньги можно выпускать порядка 200–300 картин в год, а мы делаем порядка 40».

Ефим Шустерман, член ОП от Волгограда, не согласился: «3800–5000 рублей в месяц (базовая зарплата работника культуры) — это достаточное финансирование? Или 3 рубля в год на обновление библиотечного фонда на душу населения?..»

Слово взял Никита Михалков, при появлении которого гости шептались — «барин приехал», а Говорухин так и просто вышел из зала:

— Сижу я и думаю: не первый год вы все это говорите, на всех собраниях, на всех форумах это говорите, и сколько деклараций писалось — тысячи! И — ничего не ме-ня-ет-ся. Мой отец когда-то сказал: «Сегодня — дети, завтра — народ». Вот какие сейчас дети — таким и будет народ. Да, то, что имеет долгосрочную перспективу, никогда не бывает выгодно тем, кто эту перспективу должен претворять в жизнь. Мы все время обороняемся. Беззубые! Пустота все это будет полная, если мы не будем иметь политическую волю! Ну, примем сейчас декларацию, потом банкет, как из фильма «12», — «посидели, попердели, разошлись». И все. Я никого не хочу обвинить. Эта беда касается и меня.

— Так чья политическая воля нам нужна? — спросил Михалкова Ефим Шустерман.

— Президента РФ.

— Так что же вы сразу не называете?

— Я думал, это и так ясно.