Верховный суд предложил сажать мошенников

116

И объяснил, кто на самом деле ими является. Верховный суд (вернее, его Пленум) обладает правом законодательной инициативы. Но пользуется им весьма редко: такие случаи можно пересчитать по пальцам.

А последний раз ВС выходил в Госдуму 7 лет назад. 5 апреля Пленум Верховного суда РФ (ВС) постановил обратиться в Госдуму с инициативой детализировать статью 159 УК РФ «Мошенничество». Ее предполагается разделить на шесть частей. Но количество посаженых мошенников от этого в 6 раз не увеличится. Наоборот, ВС предложил гуманизацию. Автор этих строк очень рад — он дважды привлекался по 159-й в качестве обвиняемого, но осужден не был.

Представляя проект, судья ВС РФ Николай Тимошин подчеркнул: «В число отягчающих обстоятельств при мошенничестве вносится лишение человека жилья. Причем стоимость квадратных метров не играет никакой роли. Даже если это дешевый дом в деревне, выкидывать хозяина на улицу — особо безнравственно. Не говоря о том, что это вопиющее преступление». Под эту статью могут попадать строители-аферисты, привлекшие граждан для долевого участия и оставившие их ни с чем. Вместе с ними будут сидеть черные риелторы, бандиты и чиновники.

По статье 159 УК РФ «Мошенничество» ежегодно в России осуждается около 25 тысяч человек. И это как раз тот случай, когда «закон — что дышло: как повернул, так и вышло». По определению мошенничество — это неисполнение обязательств. Но для осуждения человека в нынешней редакции статьи нужно доказать преступный умысел. Если, к примеру, я у вас, уважаемый читатель, взял деньги в долг и не отдал, то меня посадить сложно. Потому что я скажу, что умысла не имел, а во всем виноват кризис.

С другой стороны, наличие умысла в действиях обвиняемого может усмотреть следователь. Произвольно и ничем не мотивированно. Суд же не имеет основания ему не верить. Наоборот: для опровержения его слов нужны очень четкие показания двух незаинтересованных свидетелей (которых суд может еще таковыми и не счесть).

В результате 159-ястала «любимой» статьей предпринимателей; по ней их в основном и сажают. А доказать коррумпированность следователя или суда на практике почти невозможно. Получается, что на одной чаше весов Фемиды «я усмотрел» от следователя, а на другой — пустота. И осужден может быть каждый, занимающийся бизнесом. Именно против этого и возразил Верховный суд.

Прокомментировать законопроект «МК» попросил одного из его авторов, судью Николая ТИМОШИНА.

— Николай Викторович, зачем вообще потребовалось изменять статью «Мошенничество»? Она ведь еще с советских времен отлично работала. И до сих пор за решетку по 159-й попадают чаще всего.

— Вы сами сказали, что она была разработана еще в советские времена. А ведь многое за последние годы изменилось. Скажем, как только появились кредитные карты, сразу же проявились те, кто на этом решил заработать нечестным путем. И так со всем остальным. В итоге за совершение аналогичного преступления в одном случае могли человека наказать слишком сурово, а в другом он вообще уходил от ответственности.

— С учетом новых реалий вы предлагаете статью 159 УК РФ расширить?

— Дополнить шестью подразделами. В них будут детально прописаны махинации в сфере кредитования и при получении выплат, мошенничество с платежными картами и при осуществлении инвестиционной деятельности, а также в сфере страхования и компьютерной информации. Причем подстатьи будут сформулированы достаточно просто.

— Можете привести пример мошенничества в сфере кредитования?

— Вот человек предъявил банку, чтобы ему дали большой кредит, справку, что получает 100 тысяч рублей. А на самом деле у него зарплата всего 10 тысяч или он вообще сейчас не работает. Мы прописали, что это не является уголовно наказуемым деянием, если заемщик намеревался платить по счетам. Если гражданин с самого начала не собирался платить, то ему прямая дорога на скамью подсудимых. Но злой умысел нужно будет доказать.

— А что будет считаться мошенничеством с использованием IT-технологий?

— Сразу оговорюсь, что за такое мошенничество в прошлом году было осуждено всего 64 лица. Чаще всего его подводили под «кражу». Мы разъясняем, чем отличается «компьютерное» мошенничество от кражи, скажем, при помощи кредитной карты. Если преступление сопряжено с преодолением компьютерной защиты, ввода или удаления каких-то данных, блокировки компьютерной информации — это статья 159.

— А можете привести пример с кредитками?

— Бывали случаи, когда человек чужой картой расплатился в магазине. Он поставил свою роспись на чеке, покупку забрал, ушел, но банк деньги не успел перечислить продавцу — владелец ее заблокировал. Кому нанесен ущерб в таком случае? Мы сформулировали, что использование похищенных, найденных чужих карт — уголовно наказуемое деяние.