«Убийства христиан могут повториться, если не расследовать дело «Эргенекона» более тщательно»

411

Журналист Адем Явуз Арслан, автор недавно вышедшей книги “Ergenekon'un Zirvesi: Dink'ten Malatya'ya Azınlıklar Nasıl Hedef Oldu?” (Вершина «Эргенекона»: как меньшинства стали мишенью – от Динка до Малатьи), сказал, что если дело «Эргенекона» не получит продолжения, то мы, возможно, снова станем свидетелями убийств христиан.

«Эти убийства могут повториться в Турции. В тайных организациях, которые до сих пор существуют, есть люди, которые могут обучать и подталкивать молодых людей к совершению подобного рода убийств. Эти убийства могут служить для дестабилизации ситуации в стране», - рассказал он в интервью газете МК-Турция.

В своей книге Арслан опубликовал документы, которые могут изменить ход судебного дела по убийствам в Малатье, где в издательском доме «Зирве» в 2007 году были жестоко убиты три христианских миссионера.

Одним из этих документов был план убийств в «Зирве», найденный на военно-морской базе Гёльджук.

«Благодаря  книге эти документы впервые станут достоянием общественности. То, что Эмре Гюнайдын и его друзья совершили это преступление спонтанно, не соответствует истине. Убийства планировались задолго до этого», - говорит Арслан.

Между тем, дополнительный обвинительный акт, подготовленный в связи с убийствами в издательском доме «Зирве», указывает на генерала Хюршида Толона как на главного подозреваемого по этому делу. Обвинительное заключение было передано в Третий Высший уголовный суд Малатьи в пятницу. Толон, бывший командующий Первой армией, сейчас находится под арестом в связи с проведением расследования по делу «Эргенекона» - подпольной криминальной организации, у которой есть связи в государственных структурах, и которая замышляла заговор с целью свержения правительства.

В обвинительном акте указаны имена 19 подозреваемых в совершении убийства, создании террористической организации, участии в террористической деятельности и работе по подготовке свержения правительства. Среди подозреваемых числятся полковник в отставке Мехмет Ульгер, служивший бригадным командиром провинциальной жандармерии Малатьи в 2007 году, а также майор Хайдар Й., действующий офицер Абдуллах А., сержант Мехмет Ч. И Рухи А., инструктор отделения теологии университета Инёню.

Новые слушания по делу об убийствах в издательстве «Зирве» начнутся 18 июня. Арслан ответил на наши вопросы по этому запутанному процессу.

– Во-первых, хотелось бы узнать, почему вы написали эту книгу?

– Эта книга важна не только потому, что она рассказывает об убийствах в издательском доме «Зирве», но и потому, что эти убийства были одним из самых значительных успехов в работе сети «Эргенекон». Эти убийства стали центральным событием деятельности «Эргенекона».

– Почему? Не могли бы вы объяснить?

– Потому что практически невозможно поверить в то, что пятеро приятных на вид молодых людей 17-18 лет  могли совершить такое жуткое преступление. Фотографии с места преступления подтверждают, что убийцы были очень жестоки. Если бы вы увидели эти фотографии, вы бы сказали: «Как человеческое существо могло такое сотворить с другим человеком!?». Сеть «Эргенекон» устроила так, чтобы эти молодые люди совершили это чудовищное преступление, и за четыре года, что они провели в тюрьме, они не рассказали о том, почему пошли на это. Им очень хорошо промыли мозги. Они считают, что защищали свою страну.

– Существует пленка, на которой об убийцах говорится: «Мы велели им напугать их, а они их убили».

– На этой пленке – запись разговора тогда еще сотрудника полиции Малатьи и преподавателя теологии, которые пытались смягчить или сорвать операцию. Как бы то ни было, убийства не были ни случайными, ни незапланированными. В книге представлены документы, которые доказывают, что эти убийства были запланированы уже давно. Фотографии людей, которых позже убили, были прикреплены к документу с печатью Генерального штаба. В сети «Эргенекон» об этих людях собирали сведения заранее. Из всего этого нужно извлечь урок.

– В каком смысле?

– В том отношении, что убийствам в Малатье предшествовала кампания против миссионеров, точно так же как перед убийством Гранта Динка [турецкий гражданин армянского происхождения, бывший главред армянской газеты в Турции «Агоса»] имела место кампания против него. Удивительно видеть такие заголовки в местных изданиях Малатьи. Если в городе напечатали 30 Библий, они увеличивают цифру и оказывается, что напечатано было уже 30 000 книг. В новостях также были истории, в которых утверждалось, что в Малатье открыто 50 новых церквей. СМИ просто использовали, точно так же как использовали убийц, военных, профессоров теологии и т.д. Это был сложный план убийства. Убийства не были единичным актом, они были частью плана, который должен был способствовать погружению страны в хаос, что послужило бы почвой к совершению военными государственного переворота на фоне беспорядка, царившего в политике в 2007 году.

– В то время в политике произошло несколько противоречивых событий, включая и президентские  выборы.

– Да, президентские выборы, республиканские встречи, нападения на главу Совета государства, нападения на главу Совета Высшего образования, убийство Динка, рейды на посты на юго-востоке страны и т.д. Все эти события я перечисляю и в книге под названием “Ergenekon'un Zirvesi: 2007” («Вершина «Эргенекона»: 2007»). В книге также представлены документы, которые подтверждают, что убийства в Малатье в издательском доме «Зирве» не были единичной акцией, они были частью большого плана, нацеленного на погружение страны в хаос. Другие акции этого плана – убийство Динка и убийство отца Санторо. Все это упоминается в плане действий «Клетка» [Kafes], подробно описывающем секретные планы объединения военных, намеревавшихся нападать на немусульман и запугивать их. Обвинительное заключение по плану действий «Клетка» уже подключено к папке по делу об убийствах в Малатье. Тех христиан убили не потому, что они были миссионеры или христиане, их убили, потому что этого требовал более масштабный план.

«Арест некоторых фигур привел к прекращению нападений на христиан».

Вы говорите, что этот план относится к 2003 году. Вы не могли бы рассказать об этом подробнее?

– С 2003 по 2007 год было совершено более ста нападений на немусульман. Именно в 2003 году был составлен план убийства отца Санторо, убитого в 2006 году. В 2008 году отставной генерал Вели Кючюк, обвиненный в том, что он являлся одним из лидеров «Эргенекона», ультранационалист адвокат Кемаль Керинчсиз и Севги Эренэрол, которую называют «советником Независимого патриархата по связям со СМИ и общественностью», были задержаны в качестве подозреваемых по делу «Эргенекона». После этого количество подобных нападений значительно уменьшилось, и уж точно больше не было убийств христиан. По плану «Кувалда» [Balyoz], который считается планом государственного переворота, разработанным на собрании военных в 2003 году, военные должны были систематически сеять панику среди населения с помощью актов насилия. Заговор был направлен на устранение правительства и проведение военного переворота. Говорят, что бывший командующий военно-морскими силами адмирал Озден Орнек, которого сейчас судят за участие в заговоре, записывал детали планов, связанных с совершением переворота, в своем журнале. Использование националистических идей для разжигания ненависти по отношению к немусульманам было хорошим планом в отношении Турции, одновременно это сопровождалось распространением слухов о секретных исламистских планах правительства. По турецким традициям и законам, когда Национальный совет безопасности  заявляет об угрозе, все институты принимают это всерьез и начинают работать над этим. Согласно заявлениям Национального совета по безопасности, деятельность миссионеров расценили как угрозу.

– Вы подчеркиваете роль Национального совета безопасности в более масштабной картине. В некоторых других книгах подчеркивается роль полиции в том, что они не предотвратили убийство Динка. Также есть книги, которые особо отмечают роль жандармерии. А некоторые книги подчеркивают роль СМИ в клеветнических кампаниях против немусульман и некоторых наиболее заметных среди немусульман фигур. Группа, известная как «Друзья Гранта», после вынесения вердикта суда заявила, что «неприкасаемые» есть в разных институтах: от разведки до полиции, от жандармерии до военных и от офиса губернатора до министерств.

– Почему? Потому что когда Совет безопасности объявляет об угрозе, все институты переходят в особый режим, а когда угрозой объявляют «миссионеров», то все институты как бы соглашаются с тем, что они действительно представляют собой угрозу. Разумеется, для этого широко распространенного в нашей стране убеждения существуют исторические предпосылки, некоторые поражения Османской империи списывают на деятельность немусульман.

«Новый документ прольет свет на это дело».

Хотя работа миссионеров в Турции является законной, когда кто-либо говорит о «миссионерской угрозе», большинство людей склонно считать, что действительно существует серьезная угроза.

– Эту тенденцию очень умело использовали некоторые тайные организации. Ультранационалистские идеи можно дополнить идеями о «миссионерской угрозе». В заключении по делу «Эргенекона» приведены детали того, как планировалось привлекать, обучать и готовить к совершению убийств  «деклассированную молодежь». Эти молодые люди описываются как легко поддающиеся искушениям, со слабыми семейными связями. Вы знаете о том, что на военно-морской базе «Гёльджук» под черепицей были найдены документы, связанные с «Эргенеконом». Среди этих документов были и планы, касающиеся убийств в издательском доме «Зирве». Эти документы впервые будут опубликованы в моей книге. Неправда, что Эмре Гюнайдын и его друзья совершили это преступление спонтанно. Убийства были запланированы задолго до этого.

Возвращаясь к вопросу о «неприкасаемых», нужно заметить, что они бывают разных типов. Некоторые из них вполне ясно осознавали, что делают; они – составители плана. Другая группа состоит из людей, которые воспринимают немусульман как «угрозу» или «миссионерскую угрозу». Это люди с ультранационалистскими идеями.

– Когда на таких судебных разбирательствах дело доходит до правосудия, многие наблюдатели сходятся на том, что справедливое решение не достигается. Это было очевидно на суде по делу об убийстве Динка, когда вынесенный вердикт вызвал возмущение общественности. Многие наблюдатели отмечали, что правительство должно было вмешаться в это дело, чтобы суд вынес другое решение. Как вы думаете, почему правительство не оказало необходимой поддержки, несмотря на то, что влияние военных во власти и политике значительно уменьшилось?

– Прежде всего, военные до сих пор не потеряли своих позиций, и эти дела об убийствах в Малатье и убийстве Динка не были достаточно хорошо расследованы. Как и дело «Эргенекона». Если бы они были расследованы тщательно, то мы бы пришли к антитеррористической организации JİTEM (незаконное объединение внутри жандармерии) в Турции, и даже еще дальше – к партии «Единение и прогресс». Очень большим везением в деле об убийствах в издательстве «Зирве» было наличие тайного свидетеля, который предоставил некоторые важные документы. Почему правительство не может поддерживать подобные расследования? Потому что тайные организации до сих пор очень сильны.

– Как вы отмечаете в своей книге, после убийства в 2007 году в Малатье были предотвращены некоторые другие операции против христиан. Не могли бы вы рассказать об этом?

– Я включил в книгу документы, которые демонстрируют, что в Диярбакыре, Ване и Самсуне в 2007 году планировалось больше операций против христиан, но их предотвратили в последний момент после того, как произошли убийства в издательстве «Зирве». Задачей было породить мысли о том, что христиане являются реальной угрозой для Турции. Как бы то ни было, эти убийства до сих пор могут произойти в Турции. До сих пор в секретных организациях есть люди, которые могут обучить и подтолкнуть таких же молодых людей к совершению таких же убийств. Эти убийства могут послужить источником дестабилизации в стране. Если не проследить ниточки, которые тянутся к сети «Эргенекон», мы можем стать свидетелями новых убийств христиан. Следствие должно вестись тщательнее. Поэтому я и написал книгу. На данном этапе суду стало ясно, что это была операция, описанная в плане действий «Клетка», который предположительно является планом командования военно-морских сил, нацеленным на немусульманские общины Турции. Заключение по плану действий «Клетка» было присоединено к папке по делу об убийствах в издательском доме «Зирве» в Малатье. Как бы то ни было, как я уже говорил, похожие убийства еще могут произойти в Турции. Дело об убийствах в издательстве «Зирве» необходимо объединить с делом «Эргенекона», которое еще недостаточно тщательно расследовано. То, что сети «Эргенекон» был нанесен серьезный удар – это факт, однако они могут исправить механизм и возродиться вновь.  Также существуют документы, которые не оставляют сомнений в том, какую роль играло полевое командование Малатьи в планировании убийств. И дело не только в составлении плана, поиске убийц и проведении инструктажа. За всем этим стоит гораздо более масштабная работа.

«Варол Бюлент Арал работал на разведку»

– Вот что интересно: то, что вы делаете в книге, на самом деле должен делать суд.

– Да. Например, в книге говорится о том, что план Национального совета безопасности был выполнен силами разведки. Это должен был выявить суд. В судебных документах говорится о том, что человек, который представился как «Мехмет», на самом деле - Варол Бюлент Арал. Кто он? Он – ключевая фигура в деле об убийствах в издательском доме «Зирве», поскольку главный подозреваемый в деле об убийствах, Эмре Гюнайдын, был обучен Бюлентом Аралом. У Арала очень интересная история жизни. В записях о нем говорится о его связях с маргинальными левыми группировками, но он также известен как исламист и борец с миссионерами. Во время работы над книгой я выяснил, что Бюлент Арал работал на Национальную службу разведки [MİT]. 21 августа 2009 года на 20х слушаниях по делу об убийствах в издательстве «Зирве» Арала спросили, работал ли он на разведку. Он это отрицал. В книге приведен документ, подтверждающий, что Варол Бюлент Арал – оплачиваемый сотрудник разведки.

– Как вы это обнаружили?

– Третий Высший уголовный суд Малатьи проводил расследование по этому вопросу и потребовал все государственные институты предоставить суду документацию, касающуюся Арала. В результате в суд попал документ от 1995 года. Этот документ был передан суду под грифом «совершенно секретно». Его было трудно найти; действительно о нем позабыли, и он лежал в пыли на полке. Согласно этому документу, Арал работал в DHKP-C (Революционная народная освободительная партия - фронт, вооруженная левая группировка). Арал был пойман полицией на месте преступления: он пытался украсть оружие из магазина для охотников в Малатье. Пока его допрашивали в полицейском участке, сотрудники разведки потребовали его освобождения, поскольку он работал на разведывательное управление. Сотрудники полиции и разведки не могли прийти к соглашению, но после звонка из Анкары Арала отпустили. Хорошо, что полицейские задокументировали этот эпизод. Этот документ очень пригодится в суде. Вдобавок ко всему, в 2007 году Арала задержали в Адыямане, при нем был автомат Калашникова. Хотя он является алевитом, после задержания он озвучивал весьма радикальные исламистские взгляды. В 2008 году Арал был задержан в качестве подозреваемого по делу об убийствах в издательстве «Зирве».

«Секретный свидетель меняет курс дела»

Не могли бы вы напомнить, что рассказал суду тайный свидетель в 2010 году? В своей предыдущей книге вы пишете, что это был сотрудник разведки жандармерии города Малатья, который выступил в роли протестантского пастора.

– Так же, как и убийство Динка, убийства в издательском доме «Зирве» должны были приписать нескольким молодым людям, но тайный свидетель, Илькер Чинар, чье имя стало известно общественности из СМИ, изменил ход дела. Он говорил с прокурорами по делу «Эргенекона» 24 декабря 2010 года. Он сказал, что в 2005 году по приказу командира жандармерии он появился на телевидении и рассказал о том, как к нему «пришло озарение» относительно недоброй деятельности протестантов в Турции и как он решил стать мусульманином.

Биографическая справка

Адем Явуз Арслан

В настоящее время – представитель газеты Bugün в Анкаре, Арслан начал свою карьеру в журналистике в Измире в качестве судебного репортера. Он работал во всех сферах журналистики, от фотографии до военных репортажей, специализируется на освещении проблем терроризма, безопасности, организованной преступности и военных. Он является создателем и модератором телепрограммы “Temsilciler Meclisi” (Палата представителей). Его первой книгой стала “Bi Ermeni Var: Dink Operasyonunun Şifreleri” (Вот тот армянин: коды операции Динка), вышедшая в 2011 году.