Надежды на освобождение Pussy Riot нет

59

Надя Толоконникова из Pussy Riot: «Признание вины означает, что делали мы это для разжигания межрелигиозной вражды. А это вранье»

Заседание в Таганском суде о продлении меры пресечения участницам группы Pussy Riot сопровождалось усиленными мерами безопасности, акцией сторонников узниц у здания суда и задержаниями. Несмотря на все доводы адвокатов, суд продлил арест Надежде Толоконниковой и Марии Алёхиной.

Сочувствующие заранее планировали устроить «фестиваль-культвстречу» (с точки зрения властей — несанкционированную акцию) у здания суда и тем самым поддержать заключенных. Посетить мероприятия планировали известные общественные и культурные деятели. Эти планы показались кому-то настолько опасными, что накануне начало заседания суда было перенесено с 15.00 на 12.00, двор у здания суда перегорожен, а внутри окопались бойцы 2-го оперативного полка полиции и несколько автозаков.

Время от времени, когда собравшиеся в Марксистском переулке активисты начинали как-то особенно громко себя вести или устраивать перформансы (в какой-то момент несколько человек нанесли себе на лица косметические маски и разыграли пантомиму), один из автозаков высовывался наполовину из двора суда, бойцы проворно грузили зачинщиков, нарушающих общественный порядок, а из толпы им кричали «позор» и оглушительно свистели в заранее запасенные пластиковые свистки.

Адвокат Екатерины Самуцевич Виолетта Волкова рассказала, что, по мысли обвинения, еще один месяц нахождения под стражей необходим для того, чтобы защита ознакомилась с материалами следствия, которое на этот момент уже завершено. Однако, по мнению Волковой, изучить подробно более 2000 листов дела, последовательно, раздельно и совместно, с учетом нахождения обвиняемых в СИЗО, за 30 дней просто невозможно.

Суд продлил арест Надежды Толоконниковой

Позже, уже в зале суда Волкова зачитывала выдержки из дела: «(своими действиями) Толоконникова вызвала большой общественный резонанс и возмущение православно-верующих граждан, требующих жестокого наказания».

— Таким образом, обвинение признает, что идет на поводу у группы православных граждан, требующих наказания, — комментировала адвокат. — И им не важно мнение других православных граждан, собравшихся сейчас на улице.

«Толоконникова может оказать давление на свидетелей и иным образом повлиять на производство по делу».

— Но производство уже закончено.

Собственно, это и было основным доводом защиты, который огласила и сама художница: следствие завершено, доказательная база собрана, а следовательно, повлиять на процесс она уже не может и не имеет такого желания. Адвокат Марк Фейгин напомнил суду также, что у его подзащитной есть 4-летний сын, а средств скрыться от правосудия за границей у нее нет. Однако судья не сочла эти доводы достаточными и удовлетворила ходатайство о продлении содержания под стражей на один месяц.

Сама Толоконникова подчеркнула, что Pussy Riot не ставили своей целью оскорбить верующих и именно поэтому не готовы признать своей вины.

 

фото: Геннадий Черкасов

 

— Признание вины означает не только признание того факта, что мы совершали панк-молебен (это мы признаём), — заявила она со скамьи подсудимых, — но и признание того, что делали мы это для разжигания межрелигиозной вражды. А это вранье.

При этом Толоконникова сообщила, что оперативники центра «Э» МВД убеждают девушек признать вину, иначе им грозит по 3–4 года тюрьмы.

В заведении общественного питания рядом с судом, где я писал этот текст, явно неравнодушная к судьбе участниц группы официантка, заглянув в монитор компьютера, сказала: «Вы знаете, к нам сюда прокуроры по этому делу заходят. Я у них спрашивала, они разводят руками, говорят: ничего не поделаешь, такой сигнал был сверху».