Астрофизики надеются с помощью нового радиотелескопа увидеть другие вселенные

48

За первый год работы новый российский космический радиотелескоп «Спектр-Р», созданный в НПО им. Лавочкина, «заглянул в гости» к сверхновой звезде в созвездии Кассиопеи, к потухшему солнцу в Крабовидной туманности, изучил ядра как минимум четырех галактик и дотянулся радиосигналом до области, где рождаются звезды в нашей Галактике.

В среду отцы проекта «Радиоастрон» праздновали годовщину со дня запуска телескопа, а главный идеолог проекта руководитель АКЦ ФИАН Николай Кардашов поведал «МК» о своей мечте.

В настоящее время ни одного аналогичного «Спектру-Р» аппарата в космосе нет. Во-первых, по сравнению с уже отслужившим свой срок космическим японским радиотелескопом «Halca» он летает на расстоянии в 10 раз дальше от Земли (его апогей — до 350 тыс. км, практически достает до Луны), во-вторых, он имеет большую антенну и может наблюдать более удаленные объекты, к примеру ядра иных галактик, находящиеся от нас на расстоянии в миллиарды парсек (1 парсек равен примерно 3 световым годам).

Собственно, за счет чего российский радиотелескоп выдает такие результаты? Как сообщила исполнительный директор проекта «Радиоастрон» Лариса Лихачева, он состоит из четырех частей: космического телескопа, наземных станций слежения, множества земных телескопов, которые направлены на тот же объект, что и космический, а также центра обработки информации. К работе подключены российская Калязинская антенна, украинская 70-метровая антенна в Евпатории, две американские антенны, включая 300-метровую в Аресибо, 100-метроваяантенна под Бонном, две итальянские, испанская, японская и весь комплекс австралийских антенн. Когда данные со всех этих антенн и от космического телескопа собираются в уникальном центре обработки информации на базе АКЦ ФИАН, он выдает самую точную информацию об объекте.

Сначала о том, что уже удалось выяснить. Когда специалисты только настраивали аппарат «Спектр-Р» на галактику BL Lacertae (в созвездии Ящерицы), чтобы проверить, как работают его приборы в новом диапазоне радиоволн, по счастливой случайности они неожиданно наткнулись на любопытное событие в центре этой галактики: в момент наблюдений с 10 по 14 декабря в лацертиде произошла самая мощная за последние годы вспышка радиоизлучения. Вспышка может означать рождение сгустка горячего вещества или ударной волны в ядре лацертиды. Такие взрывы могут возникать из-за «пожирания» черной дырой расположенной рядом материи.

Еще одно событие произошло не так давно. «Спектр-Р» впервые «дотянулся» до галактик, расположенных в 3,5 миллиарда световых лет от Земли, и изучил их ядра.

— А есть ли у проекта «Радиоастрон» своя программа-максимум?— поинтересовалась я у Николая Кардашова.

— Есть 12 программ-максимум, которые обсуждались на международном совещании. Но я бы выделил три основных: во-первых, это изучение окрестностей сверхмассивных черных дыр. Надо выяснить, являются ли они черными дырами или чем-то другим. Вторая задача — физика нейтронных звезд, что они собой представляют, каково их магнитное поле. Третья задача — изучение процесса образования звезд и планет.

— А что, есть сомнения, что черные дыры — это не черные дыры?

— Мы знаем, что черные дыры образуются в процессе эволюции, «пожирая» имеющиеся вокруг небесные тела. Но есть целый ряд подобных объектов, которые наблюдаются на очень больших расстояниях от всякой другой материи в космосе. То есть получается, что они образовались, когда Вселенная была очень молода. Поэтому и возникла гипотеза о том, что черные дыры могут не создаваться в процессе эволюции, а быть в самом начале. Есть предположение Эйнштейна — о мультивселенной, в которой кроме черных дыр есть еще и другие объекты, совершенно на первый взгляд фантастические — это так называемые «кротовые норы». Они могут связывать нашу Вселенную с другими вселенными.

— Если «кротовые норы» существуют, «Спектр-Р» сможет их опознать?

— Да, если в черной дыре внутри чернота, то «кротовая нора» должна излучать изнутри свечение другой вселенной.