Прогнозы не сбываются, но страхи остаются. Кому это выгодно?

181

Говорят, давать прогнозы — дело неблагодарное. Зато… совершенно безопасное.

Кто теперь осудит индейцев майя за то, что они неправильно назначили конец света на 21 декабря 2012 года? Народа этого давно уже нет, а современникам остается лишь радоваться, что у древних возникли какие-то проблемы с математикой. Зато мы получили целую серию замечательных фильмов-катастроф и остросюжетных романов, прямую трансляцию «конца света» в Интернете и еще массу положительных эмоций, связанных с отменой очередного апокалипсиса.

Другое дело, когда прогнозами занимаются современники. Пугают, к примеру, новым глобальным кризисом в экономике, природными катастрофами и эпидемиями, которые уничтожат целые страны и континенты. Тут-то, казалось, есть с кого спросить. Ан нет. Если плохой прогноз не сбывается, о нем тут же забывают. И выдают десятки новых — еще более страшных, снова привлекая повышенное внимание к своей персоне.

Словом, давать плохие прогнозы в наше время — дело в общем-то беспроигрышное и даже выгодное.

История борьбы со СПИДом в России как раз и состоит из таких лживых прогнозов, за которые никто так и не понес ответственности.

Вот для начала цитата академика Вадима Покровского, человека, взявшего на себя роль оракула эпидемии еще на заре нового тысячелетия: «Будет расти количество зараженных вирусом — предположительно, уже к 2005 году до 1 млн россиян будет заражено ВИЧ. Это наилучший прогноз, потому как может быть и хуже».

Заявление это было сделано в мае 2000 года, когда число ВИЧ-инфицированных в стране не превышало 200 тыс. человек. Когда в 2003 году выяснилось, что число пораженных болезнью россиян составило 235 тысяч и до искомого миллиона через пару лет никак не дотянуть, Покровский решил объяснить подобную «статистическую погрешность» недобросовестными подсчетами официальных властей. Мало того, ударил во все колокола. Сначала Los Angeles Times и The Baltimore Sun, затем New York Times и целый ряд других изданий со ссылкой на российского академика Покровского распространили жуткую новость: на самом деле в России уже бушует эпидемия СПИДа и число зараженных составляет от 700 тысяч до 1,5 млн человек.

К концу 2004 года число ВИЧ-инфицированных в России приблизилось к 300 тыс. человек. Не миллион, конечно, но академика Покровского это не смущает. Агентству ИТАР-ТАСС он заявляет, что его прогноз полностью сбылся и число «реально» зараженных россиян — 1–1,5 млн человек.

На фоне таких дутых цифр никого уже не удивил новый прогноз российского ученого, который опубликовала The Sunday Herald: к 2007 году 2–3% населения России окажутся ВИЧ-инфицированными. То есть 3–4,5 млн человек будут заражены. А дальше — считайте, мол, сами, что будет с этой страной…

Они и посчитали. New York Times сделала ставку на то, что к 2008 году в России будет 7 миллионов ВИЧ-инфицированных. Национальный комитет по разведке США (US National Intelligence Council), ссылаясь на мнение Покровского, доложил своему правительству: к 2010 году в России будет 8 миллионов ВИЧ-инфицированных — более 10 процентов взрослого населения. Чего с ними воевать? Они скоро сами перемрут… Возможно, именно такую задачу поставил российский ученый — обмануть…. И это на самом деле — секретное задание Родины…

Правда, Всемирный банк в соавторстве с тем же академиком поправил разведчиков: на самом деле, по оптимистическому сценарию, к 2010 году болеть СПИДом в России будут 2,32 млн, а по пессимистическому — 5,25 млн. Так что газопроводы еще будет кому защищать.

Агентство Рейтер забило последний гвоздь: к 2045 году число умерших от СПИДа в России составит 20,7 млн человек.

Славно товарищ Покровский потрудился на ниве отечественного здравоохранения! Не только привлек широкое общественное внимание к проблемам борьбы со СПИДом, но и над имиджем страны поработал, приравняв ее к вымирающей Африке. И нашу инвестиционную привлекательность поднял на небывалую высоту. Никто же не станет разбираться, что это просто «фантазии» никому не известного российского ученого….

Пропаганда сделала свое дело. Объявив Россию зоной бедствия, Запад начал нам настойчиво помогать. И не важно теперь, чем руководствовались академик Покровский и его последователи, многократно преувеличивая реальную опасность эпидемии и громогласно заявляя о неспособности нашего здравоохранения с ней бороться. Может быть, благими намерениями или, напротив, — личными интересами, что уж совсем отвратительно. Но главное — цель была достигнута: ворота для международной гуманитарной интервенции, несущей с собой не только деньги глобальных фондов, но и специфическую идеологию противодействия эпидемии, оказались открытыми.

Нас назначили в пациенты и начали принудительно лечить. Методами, которые вовсе не соответствуют устоям и традициям нашего общества. Мало того — разрушают основы морали и религии народов, населяющих нашу страну.

И это грозило обернуться настоящей трагедией. Если бы государство в конце концов не взяло ситуацию в свои руки и не указало на порог зарубежным фондам и их российским агентам.

СПИД — болезнь специфическая, источники ее распространения тесно связаны с интимной стороной жизни человека. Поэтому профилактика распространения болезни носит скорее не медицинский, а гуманитарный, моральный аспект.

Наркомания не поощряется ни одной из основных российских религий, будь то православие, магометанство или иудаизм. Поэтому запрет на распространение и употребление наркотиков — шаг для России вполне логичный.

Напротив, семейные ценности и супружеская верность — всегда лежали в основе нашего общества. И разрушать их в угоду «дальнейшей либерализации» общества не представлялось возможным.

Однако предлагаемая нам «идеология» противодействия эпидемии СПИДа как раз и держится на том, что нравственные начала не имеют значения. Беспорядочные половые связи, проституция, наркомания — всё возможно и допустимо, если только соблюдать элементарные гигиенические нормы: пользоваться презервативами и одноразовыми шприцами. И никакая мораль не нужна! И — никаких принципов не существует. И вечных ценностей тоже нет. Всё — одноразовое…

С этим и пришли в нашу страну многочисленные зарубежные фонды и их российские подрядчики.

По сути, их «мягкие» способы противодействия распространению ВИЧ являются не чем иным, как размягчением мозгов населения и подготовкой почвы для дальнейшей колонизации стран третьего мира, к каковым они, безусловно, причисляют и Россию. Кстати, спасибо отдельное академику Покровскому, внесшему ценный вклад в подготовку общественного мнения.

К тому же эпидемия, которая унесла по всему миру жизни 30 миллионов человек, со временем превратилась для глобальных фондов и для их подрядчиков на местах в прекрасный бизнес-проект. Но это уже другая тема и другая статья…

■ ■ ■

Заканчивается 2012 год. Число ВИЧ-инфицированных в РФ не 3, не 5, не 7 и не 8 миллионов человек. Около 600 тысяч. Немало, конечно. Много. Во всяком случае, уровень распространения инфекции у нас гораздо ниже, чем в той же Америке, не говоря уже об Африке и Юго-Восточной Азии. И проблемы очевидны. И их решение требует консолидированных усилий всего общества по борьбе с наркотиками, значительных финансовых затрат, что и делает государство. Однако это не может заменить личной ответственности за свое здоровье…

Однако академик Покровский не унимается: «Сейчас ситуация хуже, чем была когда-либо раньше, и стабильно ухудшается… И до двух миллионов мы дойдем за пять лет, если не начнем действовать немедленно и не примем план действий», — заявил он в одном из последних своих интервью, с грустью вспоминая о золотых временах «гуманитарной помощи».

Заметьте, с годами академик становится скромнее в своих прогнозах: всего-то 2 миллиона ВИЧ-инфицированных к 2017 году.