Какие детские товары станут популярны в ближайшие годы?

232

Россияне, по данным последних опросов, готовы тратить на своих детей больше, чем на себя.

Удобные обувь и одежда, красивые игрушки, экологически чистое питание… разве жалко денег на тех, дороже кого нет?! Однако платим мы за детские вещи подчас слишком высокую во всех смыслах цену. К качеству даже товаров высшего класса для самых маленьких потребителей сегодня у экспертов много вопросов. А самое главное — специалисты уверены, что, покупая детям все заграничное, мы, сами того не ведая, готовим их к жизни за рубежом. Об этом и многом другом спецкору «МК» рассказала президент Ассоциации предприятий индустрии детских товаров Антонина Цицулина.

— Сразу о больном. Антонина, скажите, почему сегодня ценники на детские вещи такие же, как на взрослые, если не выше? Почему наши, отечественные, товары для малышей стоят в разы дороже даже белорусских, а не только китайских?

— Большинство россиян полагают, что производство товаров для маленьких потребителей дешевле, чем для взрослых (материала уходит меньше и т.д.). И что вообще на детях делают бешеные деньги. Но это обывательское мнение.

На самом деле для производителей товаров для маленьких существует множество ограничений. К примеру, нельзя использовать определенные виды дешевых синтетических тканей, ненатуральные нити, определенные виды красок. При этом допускается только ручная обработка швов. И, наконец, производитель обязан пройти серьезные испытания. Взрослая одежда не требует таких затрат на подтверждение ее безопасности. И всегда себестоимость детских вещей была дороже, чем взрослых, просто в Советском Союзе государство субсидировало предприятиям существенную часть затрат, регулируя и устанавливая цены. И именно поэтому детские товары были в два раза дешевле взрослых. Такая же история сегодня с белорусскими вещами. Их экспорт, производство, затраты на энергоносители, сырье, кредиты, выставочная деятельность субсидируются на уровне государства. Если бы российские предприятия имели подобные льготы, то, уверяю вас, это сказалось бы на цене. Что касается китайских производителей, они могут позволить себе низкие цены за счет гигантского объема (а, скажем, кировской фабрике игрушек заказ на производство 5 миллиардов колесиков и не снился) и дешевой рабочей силы. Так что всему есть разумное объяснение.

— И такому огромному количеству контрафакта, как в России, тоже есть объяснение?

— Россия действительно входит в лидеры по числу контрафакта. Причем непосредственно детские игрушки попали в тройку самых подделываемых. Особенно это касается лицензионных игрушек известных брендов. И сегодня теневой рынок оценивается более чем в 30%. Идут подделки в основном из Китая, внутри страны подпольные производства есть, но они не так масштабны. Контрафакт, конечно, может быть совершенно такого же качества, как и настоящий товар, но обычно экономят на всем. Например, в игрушках используется переработанная пластмасса, которая через несколько месяцев начинает разлагаться и «фонить», что категорически запрещено во многих странах мира, но не в Китае.

— Отсюда тот самый ужасный запах от китайских игрушек, купленных на рынке?

— Запах не всегда показатель. Если игрушка была в полиэтиленовом пакете, куда ее запаковали еще теплую, не дав отстояться, она может задохнуться. И в этом случае надо просто промыть ее с мылом, дать проветриться, и все в порядке. А если она после обработки сохраняет стойкий запах химиката, то ее срочно нужно выбрасывать. Вторичная и низкокачественная пластмасса — очень опасный для детей материал, вызывающий приступы астмы, сильнейшую аллергию и много чего еще.

— Официальные производители наверняка тоже нарушают стандарты…

— Нарушают. Как правило, используют нестойкие красители или более хрупкие материалы (они служат не год, а всего месяц, после чего игрушка ломается, и ребенок может банально порезаться о кромки ее частей). Часто причиной низкого качества товаров бывают технологические сбои, человеческий фактор, проблемы при транспортировке и хранении. Но нарушения не такие серьезные, как у тех, кто сознательно штампует фальсификат и контрафакт.

— Надеюсь, пищевые товары для детей подделывают сегодня реже, чем игрушки и вещи?

— Как сказать. Увы, есть проблема производства продуктов а-ля неких известных брендов. Сегодня они сделали партию, а завтра испарились. И попробуй их найди. Бывает, производитель пишет, что использует только натуральные красители, а это не так. Но это все же не часто. А вот действительно серьезная проблема — все больше в России появляется псевдодетского питания. Упаковка так оформлена (какой-нибудь цветочек нарисован, вишенка, медвежонок), что и родители, и дети принимают его за детский продукт. На самом же деле ничего подобного. И производителя наказать сложно, потому как он не указывал на этикетке, что это детский продукт, а просто стилизовал его под таковой и продает за более высокую цену. А люди покупают, по сути, обманываясь. Детский продукт ведь стоит дороже априори, потому как есть множество ограничений по составу, нельзя применять ГМО, искусственные красители и т.д., он проходит больше клинических испытаний.

— Почему до сих пор не удается заставить производителей писать весь состав на этикетке?

— Если у вас ребенок аллергик, то вам полный состав действительно нужен. Но вы всегда можете найти его на сайте производителя. А в других случаях это вам вовсе не обязательно. Требуя, чтобы писали на этикетке состав в полном объеме, мы должны отдавать себе отчет и быть готовыми доплачивать за нее. Она ведь будет больше по размеру, придется переклеивать те, что уже есть, все это повышает себестоимость. И вот зачем вам знать, в каком районе Китая или Германии произведен продукт? Зачем все реквизиты завода? Главное, чтобы были контакты российского представительства, которое его официально привезло, чтобы в случае чего можно было дозвониться, прийти и потребовать. Сейчас обсуждаются идеи выносить на упаковку все ограничения, заложенные в стандарты. Я на это отвечаю — ну зачем вам эти знания, если сама упаковка будет дороже игрушки?

— На упаковке детского молока одной известной марки написано, что оно может храниться 12 месяцев. При этом указано, что, кроме самого молока, там нет ничего — ни консервантов, ни стабилизаторов. Как так?!

— Ничего удивительного в том, что можно хранить детское питание годами, нет. Сейчас технологии позволяют и не такое. Японцы, к примеру, недавно разработали способ, при котором грудное сцеженное молоко замораживается так, что не расщепляются молекулы.

Возвращаясь к вашему примеру, потребители должны понимать, что есть «живые» продукты и есть «не живые», но очень качественные. Если вы хотите дать своему малышу «живое» молоко, которое хранится три дня, у вас всегда есть выбор.

На самом деле волновать нас должно совсем другое. Детей в России, слава богу, становится с каждым годом больше, и родители могут позволить себе тратить на них больше денег. Российский рынок детских товаров сейчас №1 по привлекательности в Европе и №5 — в мире. И сейчас начинается экспансия детских товаров в Россию со всех концов света.

— Каких детских товаров больше всего сегодня не хватает в России?

— Игрушек и товаров для новорожденных. И этот рынок будет очень сильно расти. Кстати, среди товаров для новорожденных доля отечественных составляет всего 4%. Но тут мы вряд ли что можем изменить, это наиболее высокотехнологичный сектор. А вот за рынок игрушек и медиапродукции можно побороться. Особенно за настольные и логические игры, игры-эксперименты, дорожные игры и игры для активного отдыха, интерактивные книжки. Спрос на них очень вырос и будет расти дальше. Появляются все новые и новые игры и целые игровые системы.

— Дети сегодня уделяют все больше внимания играм в гаджетах, а не реальным…

— Дети интуитивно выбирают такую среду, в которой им придется жить, когда они вырастут. К тому же в гаджетах есть такие социально-сценарные игры, которые несут много полезного. К примеру, ты строишь свой город, ты понимаешь, что если ты не успеешь засеять поле, то у тебя начнутся голодные бунты и т.д. Не каждая реальная игра такое может дать.

Но когда дети предпочитают айпад всему остальному, безусловно, это должно волновать. Потому что реальные игры ведь развивают сенсорику, тело. И главное — они учат взаимодействовать. Потому рецепт тут один — надо играть вместе с ребенком, причем так, чтобы ему было действительно интересно. В этом случае он всегда между игрой с компьютером и игрой с папой или мамой выберет вторую.

У меня часто спрашивают — не уйдут ли в небытие в принципе игрушки по мере развития гаджетов? Отвечаю — нет. Потому что детям всегда будет важно, чтобы у них были осязаемые друзья, которых можно потрогать, которым хочется подражать и поделиться страхами, с которыми можно поплакать и которыми можно покомандовать. Как говорят сами дети, игрушек много не бывает. Все зависит только от размера комнаты и родительского кошелька, а уж ребенок всегда сможет обосновать, зачем ему нужна 335-я по счету машинка.

— Но появятся ли в ближайшем будущем какие-то новые типы игрушек, новые виды услуг для детей?

— Вне сомнения. Много суперинтересных проектов по детским товарам и услугам. Появляются детские интернет-площадки, на которых можно провести диагностику ребенка, «говорящие» меню, мебель-конструктор. На развитие промышленности, работающей в интересах детей и семей с детьми, государство делает большую ставку. Вклады в детей станут считать одним из самых прибыльных и значимых направлений. В рамках «Форсайт-флота», проводимом Агентством стратегических инициатив (мероприятие, на котором чиновники, бизнесмены и ученые разрабатывают стратегию развития России. — Прим. автора), одобрены несколько замечательных проектов. Один из них под названием «Мамина школа». Это методика интерактивного обучения родителей, где преподаватели — сами мамочки, которые находятся в декретном отпуске и получают возможность обучиться, поделиться лучшими практиками и неплохо заработать, делясь своим опытом. Еще один проект интерактивного детского центра будет запущен в Московской области. Это что-то вроде детского научного городка. Заниматься с детьми будут известные ученые.

Ева Меркачева, Московский Комсомолец