Почему бессмысленно менять Ленина на Романовых

49

Открытая в Манеже по случаю Дня народного единства выставка-инсталляция «Романовы» побила рекорды посещаемости уже в первые пять дней: посмотреть на красивую диораму правления русских царей пришло более 70 тысяч человек.

Проект Министерства культуры и Русского исторического общества во главе с министром Владимиром Мединским (автором серии книг «Мифы о России») стал одним из немногих осязаемых идеологических проектов нынешней власти, пытающейся вести свою родословную не от советской, а от царской России.

С одной стороны, это можно только приветствовать. На фоне всеобщего отрицания девяностых и безыдейности «нулевых» наконец-то забрезжили контуры новой идеологии. Они очаровательны своими имперскими формами, аристократичностью и древностью царей. Но и современной Русью тут пахнет: последний опрос ВЦИОМа говорит о том, что 28% сограждан хотели бы возвращения монархии.

Однако возникает вопрос: кого царем будем делать? Уж не Сами ли Знаете Кто решил примерить на себя шапку Мономаха? Согласитесь, при любом к Нему отношении это все же смешно.

С другой стороны, перегибание палки в сторону романовской России и неприятие советского периода отечественной истории нынешним министром культуры грозит продолжением борьбы с собственным прошлым — только теперь уже с монархических позиций. Чаша весов деланно склоняется на сторону царей, что, впрочем, закономерно для государственного капитализма, в котором нам предлагают жить.

В поступившем на утверждение президенту Путину проекте единого учебника истории России предлагается определить события октября 1917 года как «октябрьский период Великой русской революции», следующий за «февральским периодом» и предшествующий третьему периоду — Гражданской войне. Закономерные возражения историков снимаются позицией авторов учебника из серии «скажите спасибо, что вообще оставили!».

Говорим: спасибо вам, авторы! Но помните, что чем больше однобокости будет в ваших учебниках сегодня, тем сильнее обратная реакция (эффект разжатой пружины) последует завтра.

Стремление максимально дистанцироваться от недавнего советского прошлого заставляет власть искать ответы на ключевые вопросы в событиях далекого XVII века, где порой нельзя установить даже конкретной хронологии. Так рождаются праздники типа Дня народного единства, ведь точная дата освобождения Москвы от поляков до сих пор неизвестна. А 4 ноября выбрано потому, что это день Казанской иконы Божьей Матери.

Согласен, но я, православный, спрашиваю себя: а как тогда быть другим нашим согражданам — мусульманам, буддистам и иудеям? С кем у них в этот день акт народного единства, не с «русским маршем» случайно? Выхолащивание содержания приводит к вырождению смыслов — 4 ноября как День народного единства все больше напоминает ельцинское 7 ноября как День согласия и примирения.

Власть, пытаясь решить вопросы роста национализма в условиях напряженной миграционной обстановки в крупных городах, будто специально подливает масла в огонь. И все это от нежелания признавать очевидное: наши проблемы, равно как и пути их решения, лежат в недавнем советском опыте мирного сожительства различных народов.

Не лучше ли вернуться в реальность из глубины веков? «Православием-самодержавием-народностью», как во времена Российской империи, народы России современной уже не объединить. То, что работало пару столетий назад, давно стало бесполезным.

Но признавать советскость собственного происхождения членам КПСС со стажем хочется все меньше. В поисках своих древних корней этот политический пролетариат копает все глубже. Если дело пойдет нынешними темпами, правители России эпохи «после Путина» будут искать источники легитимности уже у Рюриков, во временах Московской, а то и Киевской Руси. В принципе там и до Древнего Рима недалеко. Называл же себя Иван Грозный потомком Октавиана Августа...

Однако вернемся к выставке. В конце концов, если уж действительно есть непреодолимое желание широко отметить 400-летие династии Романовых, то почему нельзя это сделать всерьез и достойно: открыть постоянную экспозицию, царский музей, в котором собрать подлинные артефакты эпохи вместо видеоинсталляций. И выдвигать при этом на первый план не сомнительного Николая Второго («Кто начал царствовать Ходынкой, тот кончит, встав на эшафот» К.Бальмонт, 1907), а прорвавшего «железный занавес» в Европу Петра Первого. Не забывая при этом талантливейших русских дипломатов, военных, академиков, писателей, поэтов.

Как логичный итог исторического перекоса — представители «Левого фронта» протестовали на открытии выставки чтением антимонархических стихов русских поэтов из школьной (пока не изъяли еще) программы.

В годы советской власти очередь из желающих посетить Мавзолей Ленина хвостом уходила в Александровский сад. Двадцать пять лет спустя, возможно, те же люди стоят в такой же очереди, но развернутой (в буквальном смысле) в другую сторону, к виртуальным Романовым. К кому послезавтра будут занимать очередь их дети?

Поразительна наша неутомимость в поиске ответов на вопросы настоящего в прошлом. Вместо того чтобы оставить историю историкам, мы продолжаем выискивать в ней достойных и шельмовать недостойных героев. Столько внимания, сколько уделяется оценке исторических персонажей в современной России, нет ни в одной другой стране мира.

Видимо, не в последнюю очередь это связано с тем, что история в нашей стране частично заменяла политику.

Власть уверена, что для нее безопаснее устраивать теледебаты о роли Сталина, чем о воровстве Сердюкова. Но эта сиюминутная уверенность имеет далеко идущие дурные последствия. Так легко отучить народ думать о своем проблемном настоящем и будущем, покрытом опасным мраком неизвестности, отдав это на откуп властям — пусть у них голова болит. Но страна, народ которой поражен вирусом инфантилизма, вряд ли пойдет по пути прогресса и скорее всего в результате сама превратится в историческую диковинку.

На самом же деле и власти, и историкам, и обществу в целом пора признать равнозначность всего богатого российского прошлого. Не класть Николая Второго в условный мавзолей и не выносить из реального мавзолея Ленина (не выносим же мы из Успенского собора прах московских князей). Оценивать деяния всех правителей Российской империи и Советского Союза трезво, без слюны у рта и без поклонения.

Нам пора заглянуть в себя и начать создавать позитивную повестку дня, формировать вектор развития России не извне, а изнутри. Этому, кстати, учит всякая церковь, в том числе Русская православная. Но это сложно и требует большой работы над собой — и от власти, и от каждого отдельного человека. Строить мост в будущее гораздо сложнее, чем стоять в очереди за прошлым.