Умерла самая старая из «Бурановских бабушек»

243

«Бурановские бабушки» несут потери. Ушла из жизни самая пожилая солистка и композитор фольклорного коллектива Елизавета Зарбатова, которую в селе все любовно называли Лиза-апай. Ей было 87 лет.

Она умерла в родном селе Бураново 13 января, однако известно об этом стало только сейчас. Ее жизнь была как пряжа с узелками — в точности как в сочиненной ею песне.

— Светлый была человек и ушла в светлое послерождественское время. Мирно умерла, сама не мучилась и никого не мучила, — говорит руководитель коллектива Ольга Николаевна Туктарева. — За два месяца до смерти принесла нам в музей пальто. В кармане было письмо с пожеланиями жить дружно, любить родную землю. Обычно, когда умирает пожилой человек, на прощание приходит не очень много народа. А к Лизе-апай съехались со всей округи. Ее очень многие любили.

Елизавета Зарбатова так и не открылась широкому зрителю. В силу возраста она не выступала на конкурсе «Евровидение-2012», где «Бурановские бабушки» представляли Россию и по результатам голосования заняли почетное второе место.

Но именно «бабушка» Зарбатова написала многие песни для фольклорного коллектива из удмуртского села Бураново. Баба Лиза сочинила в том числе и знаменитую песню «Пучоко», с которой группа пробилась на конкурс «Евровидение». Весь мир тогда рукоплескал талантливым певуньям, у которых своих зубов осталось тридцать штук на весь ансамбль.

Когда я была в гостях в бабушек в Бураново, мне перевели слова триумфальной песни Елизаветы Зарбатовой: «Мужа нет. Как вскопать огород одной? Как научить молодого жеребенка пахать? Как наткать тонко? Как накормить детей? Как жить дальше? Пучеко… пучеко…» (пряжа неровная, с узелками — пер. с удм.).

— Елизавета была душой нашего коллектива, самым незаменимым человеком в группе, — говорят ее коллеги. — Она пела с нами давно. И, слава Богу, успела порадоваться нашим победам и увидеть построенную церковь.

Песни у Елизаветы Филипповны получались проникновенными, потому что автор знала про жизнь нечто особенное. Про невыдуманное и пела. Родилась она еще в 1927 году. Нотной грамоты не знала, но сочиняла песни. «Они приходят ко мне сами, — признавалась баба Лиза. — Собираю огурцы, пеку ли перепечи, вдруг сами по себе в голове рождаются слова, а следом музыка звучит, а то и наоборот, сначала мотив какой приходит, а потом на него ложатся строки».

Пока песню не забыла, Елизавета Филипповна напевала ее хористкам. Певуньи быстренько записывали слова на листок, гармонист тут же подхватывал мелодию, переносил ее на бумагу, на нотный стан.

Первую свою песню баба Лиза сочинила еще в 14-летнем возрасте. Это был 1941 год, началась война. Все мужское население ушло на фронт, в колхозе работали одни женщины и подростки. Елизавета заготавливала лес для паровозного парка узловой станции Агрыз. Чтобы подбодрить быка, что тащил бревна, пела ему песню собственного сочинения: «Упали деревья на просеке, кто их пожалеет? А кто нас пожалеет? Родная мать. Года тяжелые совпали. И мы молодые. Мы не горюем, что мы молодые. Мы горюем, что война идет».

На фронтах войны полегли и отец, и брат Елизаветы. Мать почернела от горя. Было голодно, получали раз в четыре месяца три килограмма муки.

Отпустила бабе Лизе судьба совсем немного женского счастья. Муж погиб, упав вместе с рухнувшей опорой линии электропередачи. Елизавета осталась одна, на руках — четверо детей. Замуж больше так и не вышла, хотя к певунье сватались три раза. Подругам объясняла: «Сердце никому больше так и не открылось». Песни диктовала сама жизнь: «Женское горе можно на двух телегах увезти. А слезы? Их осталось только голубю напиться».

Елизавета Филипповна работала на строительстве Балезинской железнодорожной ветки, но сама за все годы так и не съездила никуда на поезде. Все мечты воплотились в песнях. Сколько их сочинила, сама автор не знала.

— Мы на нее нередко ругались. Елизавета любила свои песни усовершенствовать, — вспоминают солистки коллектива. — Даже в самых старых своих сочинениях она, бывало, меняла слова, а то и новые строчки придумывала. А мы стояли на сцене. Как быть? Подхватывали на ходу. Обидно, что мы все стали народными артистами Удмуртской Республики, а Филипповна так и ушла в другой мир «незаслуженной».