«МК» узнал, чем будут потчевать кремлевских гостей на Масленицу

47

Блин, блин, блин! Тысяча блинов! В Кремле теперь это слово отнюдь не ругательное, а самое что ни на есть обязательное.

На государственных приемах чуть ли не впервые в истории современной России стали подавать блины. Да не простые, а с придумкой.

Блинный стиль пришел в Кремль вместе с новым шеф-поваром. Молодой «гений кастрюль и повелитель тарелок» вернул моду на настоящую русскую кухню, в которой блины и блинчики (между ними, оказывается, есть разница!) были неизменным атрибутом.

Накануне масленичной недели спецкор «МК» научилась печь блины по рецепту нового шеф-повара Кремля.

Кто только не командовал кремлевской кухней за последние годы — чаще всего французы… И все же только повар с русскими корнями может приготовить исконно русское блюдо. А ведь все иностранные президенты, министры и прочие высокие гости всегда рассчитывают во время визита в Россию попробовать яства, что едали еще цари на Руси. Что ж, теперь иностранцы могут не волноваться: самые их смелые ожидания будут оправданы. Точнее, уже оправданы, ведь 35-летний Константин Макридин еще в прошлом году занял пост завпроизводством комбината питания «Кремлевский» Управделами Президента РФ. Ну а готовит он с детства.

— Я всегда проявлял интерес к тому, как это делают мама и бабушка, — рассказывает Костя. — Помню, лет в 10 сам тесто замесил и испек пироги. Еще мороженое сам делал. Ну, в общем, так и стал поваром.

Константин в начале поварской карьеры был «ранен» на кухне: масло со сковородки брызнуло прямо в глаз, получил ожог второй степени. Вспоминая об этом, шутит: мол, почти все повара проходят «боевое крещение», и потому у них аптечка всегда рядом.

Макридин успел порулить на кухне многих ресторанов Москвы, семь лет был шеф-поваром в легендарной гостинице «Космос». Когда пригласили на работу в Кремль, не раздумывал ни минуты, хотя понимал, что тут сложнее придется: едоки-то, прямо скажем, непростые. Оказалось все не так страшно. Первые лица менее привередливы, чем клиенты обычных ресторанов, а высокие иностранные гости вообще всегда в восторге от блюд на государственных приемах.

Константин стал потихоньку возрождать в новом формате в Кремле русскую кухню: яства из стерляди, гуся, оленины, лесных грибов и ягод… И при этом на каждом мероприятии теперь есть блюдо-«звезда» — то есть самое эффектное и необычное, привлекающее всеобщее внимание. Ну и самое интересное — появились блины!

— Мы никогда раньше не готовили на приемы блины, — говорит старейший повар Кремля (больше 30 лет на кухне за «зубцами») Юрий Губенников. — Считалось, что ими не удивишь никого. К тому же два-три блинчика съел — и сыт. А все ведь хотят попробовать много разных блюд…

Константин вернул славу незаслуженно забытым в Кремле блинам. У него особый подход: блюда с блинами, во-первых, крохотные, во-вторых, необычные.

На новогодний прием, к примеру, подавали шпинатные блинчики с малосольным сигом.

— Мы обратили внимание, что не осталось ни одного блинчика, — рассказывает Костя. — Выходит, угадали. Вот в ближайшие дни будет мероприятие, на котором акцент сделают именно на блины. В числе прочего будут роллы из блинов с кетовой икрой и сметаной, блинчики с копченым мясом и мягким сыром, мини-лазанья из блинчиков с печеночным паштетом и хересом. Вообще из них можно сделать все. Холодную закуску, горячую закуску... Можно добавлять блины в суп (выпекаешь тоненькие, скатываешь в трубочку, режешь, и получается эдакая лапша). Я иногда заранее не знаю, какие блины будут на приеме. Это ведь чистое творчество.

Мы с Костей решили пока не мудрствовать и испечь «скородумки», самые простые, — мука, яйца, молоко. Пока тесто отстаивается (Костя говорит, что сразу печь нельзя, надо дать ему хотя бы несколько минут) узнаю про блинные эксперименты. Можно, оказывается, делать их разноцветными. Если шпинат, измельченную петрушку или укроп добавляешь, то они зеленоватые, если томатное пюре или мелкорубленые вяленые томаты — то красные, если карри — желтые и т.д. Вкус у них другой, необычный.

Чугунные сковороды недавно в Кремле сменили на тефлоновые, но смазываем их, как в стародавние времена, — топленым маслом. Костя учит, что тоненькой палочкой нужно по краям блины отсоединять, а потом их легко переворачивать, подкидывая. И вот наши блины в буквальном смысле летают по Кремлю, но приземляются аккурат на сковородку. Потом их — на пергаментную бумагу. Шеф-повар рассказывает забавную историю — как-то в ресторане приготовил запеченную рыбу в пергаменте, а гость: «Превосходное блюдо, но вот ваш лаваш немножко суховат…»

Покончив со «скородумками», приступаем к выпечке дрожжевых блинов.

— Рецепт прост: в теплом молоке (35–40°С) растворяем соль, сахар, дрожжи, — делится секретом шеф-повар. — Добавляем муку и яйца, предварительно оставив белок одного яйца. Тщательно перемешиваем тесто до однородной консистенции и оставляем в теплом месте (25–35°С) на 1,5–2 часа. В процессе брожения тесто пару раз перемешиваем. Перед отпеканием блинов в тесто вливаем очень горячее топленое масло и аккуратно вводим взбитый в плотную пену яичный белок, который отложили в начале приготовления теста. Поехали?

Поехали! Нелегкое это дело, я вам скажу. Вот на один прием в среднем надо выпечь 1000 блинчиков. С учетом того, что на каждый уходит минута, получается… 18 часов беспрерывного стояния у сковороды! Потому пекут одновременно на трех-четырех, и сразу несколько поваров.

Пока допекались последние блины, я вспомнила, как, будучи в США по президентской программе обмена журналистами, посетила любимое кафе Барака Обамы. Попросила принести мне все, что ест американский президент. И передо мной поставили то самое любимое блюдо Обамы под названием «Pamela’s famous crepe hotcakes», которое оказалось… обычными блинами. Красивые, по краям с хрустящей корочкой (говорят, в основном из-за нее они особенно славятся), подавались с маслом, плюс к ним отдельно омлет с ветчиной и порезанные кубиками клубника и банан. Весь «блинный президентский ланч» обошелся в 10 долларов.

Но я отвлеклась не случайно. Кремлевские блины все-таки вкуснее заокеанских, а главное — на желудке после них не так тяжело. Это я точно теперь знаю. А еще знаю, что на кухне в Кремле с приходом Кости ну прямо удивительная атмосфера. Повара — такие весельчаки и добряки, каких мало. А ведь мне еще кулинары глав СССР говорили: у того, кто готовит, должна быть светлая душа и хорошее настроение. Собственно, в этом секрет, а не в самом рецепте.

КСТАТИ

На официальных приемах в Кремле обычно подают 7 смен блюд. Когда гость садится, перед ним уже стоит маленький комплимент (сыр или другая легкая закуска). Потом — холодная порционная закуска, горячая. Затем делается перерыв, во время которого подносится маленький шарик сорбета (чтобы освежить вкус перед главным блюдом). После настает черед горячего. Завершающий аккорд — десерт.

Ева Меркачева, Московский Комсомолец