Интервью с Фетхуллахом Гюленом (2)

309

Приводим вашему вниманию вторую часть интервью с турецким писателем, исламским общественным деятелем, почетным президентом Фонда писателей и журналистов Фетхуллахом Гюленом.

Антикоррупционные операции 17 декабря были представлены в некоторых СМИ как результат действий движения «Хизмет». Что вы можете сказать об этом, исходя из сегодняшних реалий?

Несмотря на то что мы раз за разом опровергали, отрицали, доказывали нашу непричастность к этому, определенные силы продолжают обвинять наше движение в участии в этих операциях. Как я и говорил раньше, некоторые совестливые прокуроры и сотрудники правоохранительных органов, в соответствии со своими законными обязанностями, просто сделали свое дело. Откуда им было знать, что преследовать преступников — это преступление! Блюстители закона просто не ожидали, что они будут наказаны за прямое выполнение своих обязанностей. Недавно один обозреватель, по-моему, господин Явуз Семерджи, сказал, что со временем эти люди будут удостоены за это медалей. Тем не менее, принявшие участие в расследовании 17 декабря и ещё тысячи не имеющих к нему никакого отношения были отстранены от должностей, их буквально сравняли с землей. Никто не подумал о судьбе их семей. Нашлись те, кто как ни в чем не бывало обвинил во всем случившемся наше движение. Ложь следовала за ложью, и этот поток клеветы продолжается. Прежде всего, это антикоррупционное расследование — и не что иное. Еще восемь-девять месяцев назад у национальной разведки имелись на руках доклады о том, что определенные лица, которые могут быть шпионами Ирана, наладили связи с детьми министров и даже смогли установить контакты в кабинете министров. Но на это закрыли глаза. В проправительственных газетах вышли огромные материалы по этому поводу, но никто не придал этому значения. Никому не пришло в голову противостоять коррупции. А когда начались операции 17 декабря, не найдя места, чтобы спрятаться, эти лица решили спасти себя, переведя вину на других. Я говорил это и ранее. Кто бы ни организовывал эти операции, я не имею к ним никакого отношения. Я не знаю и тысячной доли об этих людях, я всегда это говорил, но меня продолжают обвинять в связи с ними.

Больше всего меня удивили некоторые политики, которых я всегда считал достойными людьми. Я надеялся, что уважаемые мной лица, которых я знаю так давно, не останутся безучастными перед лицом коррупционного скандала. Я так считал. Я ожидал от них реакции, похожей на действия покойного Озала по отношению к таким грязным делам. Но этого не случилось. Те, кто не побоялся солгать однажды, начали множить свою ложь тысячекратно. Такого не было со времен основания республики. Вместо того чтобы бороться с коррупцией, начались нападки на борцов с коррупцией. В Исламе предусмотрено наказание за подобные поступки. Они противоречат духу Ислама. Невозможно оправдать ни один случай коррупции. Награбленное никогда не принесет добра коррупционеру. В нравственном плане есть один нюанс: если грех, ошибка, оплошность касается только личности, её совершившей, и не отразится на обществе, то Ислам призывает простить этого человека и не допускает оскорбления его достоинства. Но если где-то замешаны интересы общества, нарушены его права, допущено распространение коррупции, Ислам демонстрирует крайнюю чувствительность и наказывает за это. Эти две вещи не нужно путать. Например, праведный Халиф Умар отстранил от должности Ияза ибн Ганема. Он уволил наместника Африки Амр ибн Аса. Был отстранен от своей должности и вызван в Медину и великий сподвижник, победитель в битве против персов при Кадисии. На самом деле за ним не числилось какого-либо преступления, просто существовали какие-то пересуды. Человек, о котором ходят сплетни, не может быть наместником, народ не станет его слушать, он не сможет продолжить свои функции — так рассудил халиф и отозвал его обратно в Медину. Был отстранен от должности и вызван в Медину и Халид ибн Уалид, о котором распространились слухи, что он пользуется своим положением, и это во время ожесточенной битвы при Ярмуке. Пусть у вас не будет никаких сомнений о Халиде ибн Уалиде. Когда этот величайший военачальник умер, он не оставил после себя ничего, кроме своего коня и меча. Этот величайший полководец был набожным и аскетичным человеком. Халиф Умар не мог остаться безответным перед обвинениями в превышении полномочий. И сделал все возможное.

Если в этом деле есть взятки, факты коррупции, фаворитизм, махинации при заключении тендеров и если все это пытаются скрыть, Бог спросит с них за это. Я не знаю, чего ожидали эти люди. Даже если среди ведущих расследование людей есть лица, симпатизирующие нашей работе, разве я должен был сказать им: «Закройте глаза на факты коррупции»? Не знаю, у меня сложилось впечатление, что некоторые ждали именно этого. Действительно ли это так? Как я могу сказать что-то такое, что сгубит мою вечную жизнь? Разве я могу поступить иначе?

Как я говорил и ранее, почему тех людей, которых сейчас клеймят словами «члены параллельных структур», если они на самом деле действовали против закона и установленных правил, до сих пор не наказали? Я слышал о десятках тысяч увольнений и перестановок, но ни об одном случае расследования противоправных действий в рамках их полномочий и каких-либо дисциплинарных взысканиях. Может, кто-нибудь из вас слышал об этом?

Около 60 лет я занимаюсь проповедью. Я всегда говорил одно и то же. Пусть это будет моим наследством. Хоть я и не заслуживаю этого, есть люди, которые любят или симпатизируют вашему покорному слуге, так вот, им я завещаю не приближаться к подобным вещам, но и не притворяться, что их нет. Пусть они делают то, чего требует закон и правосудие. Священный Коран называет подобные преступления «гулюл». То есть присваивать нечто, не принадлежащее тебе, пользоваться этим, использовать собственность общества, использовать для личных целей вверенное тебе имущество. Нецелевое использование государственной собственности — грех из этой серии. Это может быть пара грошей, 3—5 долларов или мешки, набитые деньгами из государственной казны. Или служебный пост, который вы получили благодаря связям, а не по праву заслужив его. Гулюл — это все те блага и условия, которых человек добивается неправедными путями.

А самое трагичное, что таким образом мы нанесем рану на тело нашей веры. Когда мы совершаем подобные ошибки, мы, не желая того, наносим невосполнимый урон восприятию нашей религии другими людьми. Когда люди связывают пребывание на высоких постах лишь с трофеями и обогащением, их привязанность к этим креслам только растет. Застройщик или бизнесмен, выигравший тендер благодаря взяткам, пытается найти пути компенсировать свои издержки за счет государства. Но право простого народа — это и право Бога. И исламская правовая система и современное право не допускает возможности подобных схем. Если разворовывают общественные богатства, это нельзя оправдать ни исламскими законами, ни демагогией. Начав свой путь с возвещения истин ислама всему миру, вы можете сбиться с пути и найти себя на темных тропинках. А те люди, которые связывали с вами свои надежды, снова будут разочарованы.

С вашего позволения я скажу следующее: нужно быть милосердными к людям. Пророк сказал, что мы должны помогать нашим братьям, в независимости от того, угнетатели они или угнетенные. «О, Божий посланник! Мы поняли про угнетенных. Но как же помочь угнетателю?» — спросили его. «Удерживая его от угнетения», — последовал ответ. Совет, данный нам в этом хадисе (изречение, действие или одобрение пророка Мухаммада - ред.), — противостоять злу, насилию, преступлению. Нужно объяснять людям их ошибки и таким образом удерживать их от совершения подобного. Если поступать так, между людьми возникнет единство и любовь, а не раскол и конфликты.

Фетхуллах Гюлен

Если уж разговор зашел об этом, хочется напомнить, что СМИ передергивали многие факты. Людей на площадях вводили в заблуждение, говоря, что вы прокляли власть. Это действительно было проклятие?

Люди упорствуют в непонимании. Дам вам один пример. Если кто-то продолжает нападать на вас с одними и теми же лживыми утверждениями, в определенный момент ваше терпение заканчивается и вы говорите этому человеку следующее: «Если я действительно таков, как ты говоришь, пусть Бог меня покарает, а если это неправда, пусть он покарает тебя». В тот день я попросил у Бога именно этого. Я не назвал имени ни одного человека или названия какого-либо движения. Я перечислил определенные особенности и действия. Я сказал: «Те, кто делает так и так»… Если они не обладают этими свойствами и не совершали этих действий, почему же они так сильно расстраиваются и принимают это на свой счет? Я ожидал, что те, кто наполнил страницы своих газет клеветой о заговорах на основании своих страхов, смогут сказать «Аминь!» в ответ на мою мольбу. Но они не смогли этого сделать, а наоборот использовали это против меня. Я не изменил своей позиции. Если мы — банда, преступное сообщество, пусть нас покарает Бог, если мы — «параллельное государство», пусть нас покарают, а если нет, пусть Он покарает тех, кто обвиняет эту ни в чем не повинную общину! И пусть те, кто не может ответить на эту мольбу, сказав «Аминь», задумается о своем будущем.

Спикер правительства и вице-премьер Турции Бюлент Арынч, говоря о подготовительных курсах, сообщил, что кто-то угрожал премьеру. Премьер-министру пригрозили следующими словами: «Или вы прекратите это дело с подготовительными курсами, или мы вас затопчем». На что он ответил: «Делайте, что хотите, но я не возьму своих слов обратно». Что вы скажете об этом?

Кто бы этого ни говорил, нужно, только имея доказательства, передать это дело в суд. И оповестить об этом народ. Пусть назовут имена людей и скажут: «Вот они пришли и угрожали нам». Шантажировать правительство — серьезное преступление. Ну, а если эти слова были сказаны необоснованно, я не вижу необходимости комментировать их.

Как вы уже знаете, попытка закрыть подготовительные курсы — вопрос не последних двух-трех месяцев. В те дни было сделано следующее заявление (осенью 2013 года со стороны Эрдогана – ред.), содержавшее имена прежних министров образования: «Этот не смог закрыть, тот не смог и этот не смог. Теперь вновь назначенный министр сделает это». Значит, этот шаг был запланирован уже давно, и, возможно, кому-то были даны обещания на этот счёт. По крайней мере, в прессе была информация о том, что подобные обещания имели место, и даже есть некий документ, скрытый в архивах государства, доказывающий это.

Очевидно, что курсы хотят закрыть не для того, чтобы улучшить качество школьного образования. Стало ясно, что у кого-то есть намерения спутать карты «Хизмету». И вот, выступая перед народом, они говорят следующее: «Не отдавайте своих детей в их школы и на подготовительные курсы». То есть понятны их намерения: начать с подготовительных курсов, а потом перейти к нашим школам. На очереди — закрытие школ и за рубежом. В этом отношении соображения госпожи Назлы (Ылыджак) были уместными. «Решив, что движение «Хизмет» может предотвратить антикоррупционное расследование, в котором замешаны члены правительства, они взялись шантажировать движение, используя психологическое давление и угрожая закрытием подготовительных курсов», — сказала она.

Кстати, было бы хорошо, если бы они выразили свои намерения открыто и сказали: «Мы не хотим, чтобы вы занимались подготовительными курсами». И не стали бы трогать курсы, не связанные с нашим движением. Очень больно видеть, как страдают люди, которые создавали курсы, экономя на себе. Говорят, что из 3 тыс. 800 подготовительных курсов три тысячи никак не связаны с движением «Хизмет». Если бы они сказали нам это открыто, мы бы ответили: «Раз для вас этот вопрос так жизненно важен, давайте попросим наших друзей со временем закрыть эти курсы». Но пусть они не заставляют страдать остальных. К тому же Министерство образования и правительство должны уделять внимание более важным вопросам. Мы живём в тяжелые времена, когда не только одиночки, но и целые семьи оказываются под воздействием культурной эрозии. Недавно я прочитал статью моего знакомого академика. Если я не ошибаюсь, в ней говорилось о том, что за последние 12 лет количество случаев самоубийств среди подростков увеличилось в 36 раз. Старшие классы захватила эпидемия использования психотропных средств, 32% старшеклассников употребляют алкоголь. По свидетельству одного психиатра, за последние 10 лет количество наркозависимых увеличилось в 17 раз. Все эти ужасающие данные говорят об угрозе потери нравственных ориентиров и традиционных ценностей нашего общества. В то время, когда эти серьезные проблемы держат Министерство образования и будущее страны в своем «капкане», как можно оправдывать закрытие подготовительных курсов, называя эти действия спасением образования? Или, закрыв курсы, чиновники хотят противодействовать этому разложению? Насколько мне известно, именно курсы, организованные движением, наряду с обучением старшеклассников, как раз и борются против этого разложения. Когда я думаю о той пустоте, которая может возникнуть на юго-востоке страны, у меня замирает сердце. Я не могу понять, как те, кто управляет страной, могут спокойно подвергать такому риску единство и целостность государства ради своих мелких расчётов.

Обнаружилось очень много аудиозаписей. Некоторые круги обвиняют в этих разоблачениях вашу общину.

Подобные обвинения сыплются на нас с давних пор. Однако те, кто предъявляет эти обвинения, не привели ни одного доказательства. Тот факт, что в этом постоянно возникающем вопросе не фигурирует ни один подтверждаемый доказательствами довод, указывает на то, что здесь преследуется иная цель.

Что касается аудиозаписей. Существуют прослушивания, сделанные по решению суда, есть и прослушивания, организованные незаконным способом. Каждый, совершавший незаконную прослушку в любом ее проявлении, должен быть найден и наказан. Кем бы он ни был, к кому бы он ни проявлял симпатии. Я и мои товарищи пострадали от прослушиваний. Нам стараются испортить имидж с помощью черной пропаганды и пустых слов, нас публично обвиняют в СМИ. Мы можем бороться с этим только при помощи права. Если кто-то совершил прослушивание, противоречащее нормам и законам, либо превысив свои полномочия, положенные по закону, должен ответить за это перед законом. В качестве примера нужно сказать следующее: те, кто без каких-либо доказательств, обращаясь к массам, заявляют: «Это они прослушивали (имея в виду сторонников движения «Хизмет» - ред.)», должны также ответить перед законом. Закон же должен спросить с них по всей строгости: «А откуда вы об этом знаете?». Беззаконие невозможно искоренить беззаконием. Заявлять о том, что ты являешься пострадавшим, когда это тебя не устраивает, и использовать эти записи в своих целях, когда это тебе выгодно, на мой взгляд, как с правовой, так и с нравственной точек зрения, неприемлемо.