Феномен Бандеры - «искусственно созданный вирус»

78

Феномен Степана Бандеры. – Человека давно нет, но имя его стало символом, опознавательным знаком для определенного круга людей.

Таких выдающихся исторических персонажей, чье имя «подняли на знамена», не так много. Из советского периода вспоминаются ленинцы, сталинцы, стахановцы.., ну еще власовцы. А на Западной Украине – бандеровцы. Одно это слово несет в себе емкую характеристику: «упертые» националисты, одержимые ненавистью, готовые на самые жестокие поступки. Такими они были в лихие военные и послевоенные годы, такими они остались и сейчас.

Почему, благодаря каким благодетелям Бандера превратился в «икону» националистически настроенной части населения Украины? Эти вопросы корреспондент «МК» адресовал заместителю директора Института стран СНГ Игорю Шишкину.

– Человек, о котором мы говорим, не случайно стал главным украинским националистом. Он добился этого в результате своих личных качеств, – сумел завоевать авторитет среди сепаратистов, вступил в схватку за лидерство с другим не менее харизматичным вождем ОУН – Мельником... Между ними была упорная борьба за первенство, были трупы с обеих сторон... И в итоге Мельник проиграл.

Впрочем, все эти подробности для нас не имеют значения. Главное, что Бандера был принципиальным врагом России и всего русского, – в том числе и украинской ветви русской нации.

– Но почему именно Бандера, а не кто-то иной стал сейчас националистической украинской «иконой»?

– А кого им еще делать «иконой»? В начале 1990-х на Украине обрели независимость – совершенно для самих себя неожиданно. Ведь никакой реальной национально-освободительной борьбы тогда в этой советской республике не было. Украина отделилась от Союза вовсе не потому, что ее население активно выступало против Центра. Она получила независимость в результате тех процессов, которые происходили внутри России, в Москве, в тогдашней правящей верхушке советского общества. На господина Кравчука, ставшего первым украинским президентом, и его приближенных вдруг «с неба свалилась» огромная республика, полная богатств. Как ее удержать в своих руках? Как сделать процесс обособления необратимым?

Чтобы гарантировать себя от обратной «рокировки» – от воссоединения двух славянских (русских) экс-республик СССР, киевские власти сразу же бросились налаживать контакты с Западом, добиваться внешней защиты своей «незалэжности». Это сопровождалось заявлениями о том, что есть, мол, имперская Москва, которая может опять прибрать Украину к рукам. Но помимо западной опеки новым украинским «верхам», как воздух, нужна была внутренняя опора...

– Некая национальная идея?

– Да. Требовалось четко всем пояснить, почему теперь отдельно от России живет Украина – республика, где большинство населения издавна разговаривало по-русски и никак не отделяло себя от России, имело с соседями самые тесные кровно-родственные связи. Какую идеологию в данной ситуации можно использовать? Кроме бандеровской другой не найти!

– Но ведь были на Украине и иные «выдающиеся персонажи» той же – сепаратистской – «масти»: Петлюра, Мазепа...

– Здесь нужны люди, убежденные в правоте своих сепаратистских устремлений, а эти «национальные герои» были абсолютно беспринципны. Тот же Мазепа – сейчас он служит Петру I, до того служил полякам, завтра от русского царя к шведам перекинется, а послезавтра, глядишь и их предаст... Главная цель – сделать собственный «гешефт». Как говорится, «чистый бизнес и ничего личного!». Петлюра в этом смысле не далеко ушел... Но к началу ХХ века появились настоящие, убежденные сторонники украинского сепаратизма, – и первый среди них Бандера. Им и его «коллегами» изначально двигала ненависть к России.

Именно бандеровские идеи и лозунги оказались после событий 1991 года наиболее пригодны для новых «хозяев» Украины, заботящихся о необратимости процесса ее отделения от России. «Мы, украинцы, отдельная нация! Мы ничего общего не имеем с этими москалями! У нас своя тысячелетняя история, но мы вечная жертва все тех же москалей – оккупантов и колонизаторов...»

Нужны люди, которые во все это верят, люди, которых можно было бы подать, как борцов за «исконную» независимость Украины от Москвы. А где их взять? Только среди кучки бандеровцев.

Илья Муромец – против

– Нам сейчас преподносят УПА, как «третью силу» в той войне: мол, бандеровцы воевали за независимость Украины и с Советами, и с Гитлером. Но реальных фактов бандеровских операций против фашистских войск нет. Если отыскиваются в архивах свидетельства такой партизанской войны, то оказывается, что бои на оккупированной немцами Украине вели отряды советских партизан. А где в это время были «патриоты незалэжности» из УПА? В полицаях, в карательных подразделениях, созданных немцами. И воевали они фактически с мирным населением. На совести этих «героев» жизни стариков, детей, женщин; немецкое командование их посылало организовывать массовую резню евреев, поляков...

– Тут сразу вспоминается «волынская резня»...

– Да это крупнейшая трагедия, когда погибло по одним данным 100 тысяч, по другим – 150 тысяч мирных поляков. Причина ее – серьезная вражда, возникшая между украинцами и поляками. Еще в 1920-е годы, после того, как Польша захватила в результате удачной войны с большевистской Россией часть территории Западной Украины, польские власти попытались взять под свой жесткий контроль вновь присоединенные территории, путем заселения их поляками. Для этого отправили туда колонистов – в основном из числа отставных польских военных. Новоселы, устраивая свои хозяйства, естественно потеснили старожилов-украинцев, что не могло не вызвать у тех неприязненных чувств к «пришельцам». Характерный момент: переселенцы получили прозвище «осадники». То есть они с самого начала оказались в осаде у местных жителей. Бандеровцы воспользовались этим разгоревшимся межнациональным конфликтом – «расширили и углубили», возглавив украинскую сторону, превратив вражду в ненависть. В результате украинцы, поднявшись, вырезали целиком хутора, деревни, где жили польские «осадники». Борьба за «самостийность» против польского засилья на Западной Украине давала Бандере и его сподвижникам дополнительную популярность, дополнительные людские ресурсы: многие приходили в ОУН именно чтобы сражаться с поляками.

Попытки «адвокатов» бандеровцев убеждать в том, что массовая резня на Волынщине случилась «сама собой», без помощи ОУНовского руководства, не состоятельны. Есть убедительный факт: многочисленные польские колонисты были отправлены не только на территорию Западной Украины, но и в присоединенные тогда же к Польше районы Западной Белоруссии. Там, в отсутствие ОУН, дальше локальных стычек дело не зашло, никакой массовой резни «осадников» не случилось.

Но несмотря на такие выпады против поляков бандеровцы всегда были в первую очередь силой антирусской и антисоветской. Этих людей в реальности вдохновляла и вдохновляет не идея самостоятельной Украины, а ненависть к России. Их даже нельзя назвать патриотами. Ведь настоящими патриотами движет любовь к своей нации, а у этих есть лишь ненависть к врагам своей нации. Таковыми они называют русских, поляков, жидов... Любить-то бандеровцам нечего! Посмотрите, что они провозглашают: что вся история – чужая. Ведь если, согласно их утверждениям, русские это отдельная от украинцев нация, то оказывается, что собственно украинской-то истории и нет.

– А древний Киев?

– Извините! Хоть один киевский князь был украинцем?.. Говорить, конечно, можно что угодно. Но вот вам очередной факт. Всем известны имена Ильи Муромца, Алеши Поповича, Владимира – Красно Солнышко... – героев богатырского эпоса киевского периода. А знаете, где этот эпос сохранился с древности, где он в позднейшие времена был найден и записан? – На Русском Севере, в глухих деревнях Олонецкой губернии людская память сберегла те древние сказания. Стали бы в русской «глубинке» передавать из поколения в поколение чужие, «зарубежные» былины? А вот на территории нынешней Украины – не только Западной, но даже Центральной, – ничего подобного не найдено: поляки в свое время постарались – вытравили Илью Муромца из памяти народной...

– Еще один националистический козырь – украинские казаки.

– Приходилось неоднократно слышать про некую «казачью державу». Однако всякий сведущий в истории специалист знает, что это была часть оккупированных Речью Посполитой юго-западных русских земель, на которой возникло казачество. – Западная ветвь русской нации выработала новое воинское сословие после того, как местное боярство и дворянство предало свой народ и отказалось от дедовской веры, перейдя в католичество. Никакой «казачьей державы» не существовало! И гетманщина никогда не была самостоятельным государством, – это хорошо известно.

То есть бандеровцы, одну ложь громоздят на другую. Но, главное, господа, у вас не остается «своих» корней. Вы предлагаете нации только одно: рассказы о том, что ее все всегда уничтожали, гнобили. И это можно любить?! Нет, на этом можно лишь воспитывать комплекс ущербности.

На днях показывали репортаж с какого-то митинга на Украине, и в кадре некий юнец истерично кричит: «Мы не хохлы, мы – бандеровцы!» Какой же комплекс неполноценности нужно в человека вогнать, чтобы он совершенно заурядные вещи так утрировал! Все народы делятся на этносы, субэтносы, между ними существуют, естественно, внутренние не антагонистические противоречия. Между пруссаками и баварцами, например... Они друг друга не очень «симпатично» называют в обиходе, потому что по законам этнологии идет борьба за первенство: баварец считает, что он самый лучший немец, пруссак то же самое думает о себе... Великороссы называли когда-то малороссов хохлами, а те их в ответ – кацапами, москалями, ну и что? Нормальный наш соотечественник будет страдать комплексом неполноценности, если его назвали кацапом? – Вряд ли. А тут настоящая истерика.

Все потому, что вбит в умы комплекс неполноценности. Истории своей – нет, литературы своей – нет (Гоголь уже «чужой», приходится апологетам самостийности что-то такое «свое» делать из шевченковского «Кобзаря»). Вот и приходится последователям Бандеры сплачивать людей на одной только ненависти. Но на подобной основе созидать нельзя, можно только разрушать.

Бандеровцы даже полвека спустя, даже после отделения Украины от России, как питались ненавистью, так и питаются ею. Самое яркое подтверждение тому – все эти шествия с воплями «Москалей на ножи!» сейчас, после 23 лет независимости! Ну ладно бы еще подобное происходило в разгар национально-освободительной войны. Такое хоть как-то было бы объяснимо.

Лев Гумилев ввел понятие – антисистема: объединение людей с отрицательным мироощущением. Когда они сплачиваются не во имя чего-то созидательного, а исключительно во имя ненависти, когда главным побудительным мотивом их деятельности является неприятие либо всего окружающего мира, либо каких-то конкретных вещей. Исповедуемая бандеровцами «западэнщина» на сто процентов укладывается в понятие антисистемы.

Проект австрийского императора

– Украинское националистическое движение («освященное» потом именем Бандеры) создавалось еще в позапрошлом веке Австро-Венгрией как антироссийский проект. Его цели? Во-первых, не допустить объединения тех русских земель, которые вошли в состав империи Габсбургов после раздела Польши, а во-вторых, при малейшей возможности отобрать у России другие земли, населенные малороссами. Именно тогда и прозвучали эти «постулаты»: вы – не русские, а украинцы; здесь, на Западной Украине – корень украинской нации; но там, за границей, тоже живут ваши соплеменники, которых угнетают эти гнусные москали!

– Проект «спецов» австрийского императора оказался живучим! Австро-Венгрии уж давно нет на карте, а бандеровцы...

– Заказчиков много оказалось на их услуги. В любом народе, даже не многонациональном, всегда можно найти сторонников сепаратизма. Это как в человеческом организме, – даже если он здоров, в нем присутствует некоторое количество болезнетворных бактерий. Когда появляются внешние условия, способствующие активному развитию этих бактерий, может случиться серьезная болезнь, опасная для всего организма, – раковая опухоль, например.

Бандеровщина была искусственно создана. Искусственно поддерживалась все эти десятилетия. А сейчас она уже превращается в раковую опухоль. И для этого нарочито создается питательная среда.

– Тут ведь не обошлось без «господ из дальних стран»?

– Тот же Бандера, как известно, сотрудничал первоначально с нацистами, потом нашел поддержку в США, в странах НАТО... Опекала бандеровцев и Польша, хотя они вроде бы воевали с поляками, а сам Бандера «отличился», совершив покушение на польского министра... Однако в дальнейшем поляки активно использовали украинских сепаратистов в своих целях. Да и сейчас: разве Польша выступает против разгула бандеровщины на Украине, разве вспоминает жертвы Волыни? Нет, они не видят в нынешних лидерах «Правого сектора», выступающих под знаменами Бандеры, своего врага: главное – оторвать окончательно эту территорию от России, а когда процесс отрыва успешно завершится, мы со всей этой разгулявшейся вольницей разберемся. Националисты-бандеровцы оказались очень нужны и олигархам независимой Украины...

– То есть «хозяева» «незалэжной» все 23 года ее «незалэжности» держали бандеровцев где-то там – в потайных дальних комнатах, подкармливали, «выгуливали», приберегая их на случай надобности?

– Не только приберегали. Бандеровцы же это носители той идеологии, которая после отделения Украины стала преобладающей на ее территории. Именно она была положена в основу школьного образования,системы пропаганды: на наших землях 300 лет существовало москальское иго. И украинские националисты очень хорошо вписались в эту политическую доктрину... К слову сказать, президент Ющенко присвоил Бандере звание Героя Украины. Но когда на смену ему пришел Янукович – выходец с Востока, русскоязычный, казалось бы, он должен был отменить этот вопиющий указ. Ан, нет! Не отменил, не выступил открыто против «иконы» националистов, а сделал так, что суд признал его юридически недействительным. Зато Янукович принял другой указ – о Знамени Победы, однако когда в очередной праздник 9 мая по Западной Украине прокатилась волна надругательств над этим самым Знаменем – «наследники» Бандеры его срывали, топтали.., – президент разве что-то попытался сделать? Ни-че-го! Потому что нельзя идти против этих людей, таковы «правила игры»: если есть независимая Украина, то вот они – истинные носители независимости.

Роль бандеровцев в современном украинском государстве – быть эталоном патриотизма, а на крайний случай – и боевиками, защитниками «незалэжности». Именно это мы и видим в последние месяцы в Киеве, Львове и других местах. Партия разыграна очень грамотно, и расхлебывать последствия случившегося у наших соседей мы будем долго. А расхлебывать придется, потому что позволить, чтобы на территории западных русских земель образовалась украинская Антироссия, чтобы там была сплошная бандеровщина, нельзя! Если мы смиримся с происходящим на «незалэжной», то через некоторое время и на востоке Украины будут маршировать толпы молодых людей с портретами своих «идолов» – Бандеры, гауптштурмфюрера СС Шухевича... Толпы тех, чьи прадеды в годы войны всю эту погань уничтожали, порою ценой собственной жизни.

– Можно ли было заранее предполагать, что в условиях возникшей украинской «заварухи» бандеровщина попрет как на дрожжах?

– То, что она столь резко усилит свои позиции, было трудно ожидать. Но что этих молодчиков готовили, что за годы украинской «самостийности» там воспитали на идеях Бандеры целое поколение, – это было совершенно очевидно. Мы видим сейчас на улицах и площадях украинских городов толпы юнцов, действительно готовых жизнь свою положить за то, чему их учили. «Москаляку – на гиляку!» – для них это не просто красное словцо. Они искренно считают себя героями...

– А как же память поколений? Как же их отцы-матери, нормально жившие в «едином и неделимом» Советском Союзе?

– Этим ребятам их воспитатели-националисты внушают: ваши папы-мамы, дедушки-бабушки заблуждались, служили оккупантам-москалям, они погубили нашу великую украинскую державу, зато вам открыта истина, вы будете действовать правильно и спасете Украину! – То есть внушается комплекс избранности, а это очень действенный прием.

– Реально ли полностью искоренить бандеровщину?

– Я не говорю, что проблему бандеровцев можно каким-то образом решить сразу. Просто у нас борьбой с этим злом никто всерьез за последние несколько десятилетий не занимался. Национальная идея по природе своей более концентрирована, более доступна, увлекательна для среднестатистического человека. Во времена СССР этому воинствующему бандеровскому национализму, поддерживаемому из-за границы, противопоставляли лишь малоубедительные тезисы о какой-то совершенно аморфной общности под названием «советский народ», сюсюкали про отмирание наций... В постсоветское время с бандеровской пропагандой на Украине вообще никак не боролись, – фактически поколение нынешней украинской молодежи было отдано на откуп ОУНовцам.

Бандеровщина – это своего рода искусственно созданный вирус, которым попытались заразить наш общерусский организм. Пока он внедрился, скажем так, только в руку, но если не обращать на это внимания... Само собой выздоровление не наступит, нужно проводить лечение. И чем раньше начать, тем лучше.

Александр Добровольский , Московский Комсомолец
Tеги: Украина