Вырастет из сына псих...

55

«Хелп!! Моего малыша постоянно кусает до отметин другой ребенок в детском саду!

Что делать???»; «Девчонки избили мою дочь за то, что она задела локтем одну из них…»; «Подросток раздолбил палкой лобовое стекло моей машины…» Подобными сообщениями сегодня как никогда пестрит интернет-пространство. И становится жутко — похоже, мир сошел с ума и тотально охвачен эпидемией детской агрессии. Пугает череда самоубийств подростков — а это тоже агрессия, которую дети направляют на самих себя. Разобраться в причинах детской агрессии, а также найти способы избежать плачевных последствий ее проявления «МК» помог детский психотерапевт, старший научный сотрудник ФБГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского» доктор медицинских наук Лев ПЕРЕЖОГИН.

— Давайте сразу определимся, что включает в себя понятие «агрессия», — предвосхищает мои вопросы Лев Олегович. — Агрессия — это действие или бездействие. Самое главное — у агрессии обязательно должен быть объект, и этот объект не хочет, чтобы с ним так поступали. Есть три типа агрессии. Первая — физическая (присуща животным и детям, которые в силу возраста не обременены социальными условностями). Второй тип — вербальная, когда мы выражаем агрессию словами. И третий — косвенная, перенос агрессии на сторонние предметы или на третьих лиц. Еще один вариант развития событий — аутоагрессия. Это агрессия, направленная на самого себя, — суициды, членовредительство, саморазрушающее поведение (алкоголь, наркотики).

— Давайте остановимся на особенностях детской агрессии. Вроде бы детям проще, чем взрослым. Их, как правило, не касаются все жизненные тяжбы, которые лежат на плечах родителей. Откуда же тогда агрессия?

— В первобытные времена статус ребенка был ничтожным. Когда племя переходило с места на место, люди детей бросали. Опирались наши предки на логику, что новых детей можно родить и на новом месте. И ребенок был вынужден конкурировать за свою жизнь со сверстниками и добиваться любой ценой от взрослых, чтобы: а) на него обратили внимание, б) чтобы его покормили, в) чтобы его снабдили родительской любовью, поиграли с ним, научили, г) чтобы ему дали возможность взаимодействовать с себе подобными, то есть с другими детьми. Последние два пункта — важнейшие! Без них ребенку грозило и грозит аномальное развитие.

— Но ведь отношение к детям кардинально поменялось, они теперь что-то вроде «пупа земли» для родителей. Смысл им конкурировать и проявлять агрессию?

— И все же современные дети тоже растут в условиях конкуренции. Ведь по-прежнему пользуются спросом у младшего поколения такие блага, как внимание и любовь родителей, идет непримиримая борьба за игрушки и внимание других детей. Кстати, в детском мире такой же расклад, как и у взрослых: 10% начинают первыми проявлять агрессию, 70% будут отвечать, 20% — уходить от агрессии любой ценой. Самое оптимальное русло, куда родители могут направить своих детей, — это попасть вот в эти 70%. «Тебя обидели — ответь, но сам первым никогда не обижай другого». Это нормальная с биологической точки зрения агрессия.

— Значит, существует ненормальная?

— Да, есть патологическая агрессия, основанием для которой являются психические расстройства разного уровня. Те же укусы сверстников или себя могут свидетельствовать о довольно серьезных психических расстройствах. Кстати, на всю Россию врачей, занимающихся прицельно проблемами детской психики, от силы 150–200. И часты случаи, когда очевиднейшую, грубейшую патологию, на уровне шизофрении и аутизма, доктора-педиатры и неврологи просто не замечают...

— А между тем проблема укусов в детских садах сейчас актуальна как никогда…

— Во-первых, сейчас катастрофически растет число детей, больных расстройствами аутистического спектра, ранней шизофренией. Такие дети агрессивны не потому, что им нужно что-то, а потому, что им нужно, чтобы их оставили в покое. Любую попытку другого ребенка подружиться, вступить в контакт они воспринимают как агрессию. И отвечают на нее, как правило, неадекватно, нелепо, жестоко.

— Родители активных агрессоров в состоянии исправить поведение своих детей?

— Только до определенного возраста, пока не сформировался патологический стереотип. Возьмем ребенка-хулигана: сверстники его боятся и уважают. Учителя, конечно, не в восторге от такого поведения, да и от родителей «прилетает», но для ребенка плюсы перевешивают минусы, и его все устраивает. Так вот такой стереотип у ребенка взрослые в состоянии поменять до пубертата (полового созревания. — Авт.), потом будет поздно. Детская агрессия исправляется при помощи лекарств и психотерапевтической работы. Проблемы — специалистов у нас катастрофически не хватает, и лечение объективно очень дорогое.

— Хотелось бы поговорить о причинах аутоагрессии у детей, а особенно у подростков. Ведь в последнее время частота самоубийств среди 13–16-летней молодежи стала пугать.

— Обратите внимание: сегодня налицо тенденция к обесцениванию человеческой жизни у подростков. Жизнь уже не уникальная ценность, а банальный ресурс, типа вещей и еды. Сегодня непопулярны самоубийства из-за несчастной любви. Потому как любовь не в моде, в моде секс. И если объект интереса отказывает в физическом контакте, проблем и особых эмоций у подростка это не вызывает — найти замену очень легко. Происходит подмена понятий. Общество потребления распространяется не только на вещи, сегодняшние люди научились потреблять друг друга. И особую «благодарность» за такую деградацию общество должно выразить так любимым детьми гаджетам — планшетам, смартфонам, игровым приставкам. Но это другая тема.

— Могут ли родители вычислить суицидального, склонного к аутоагрессии ребенка?

— Недавно была адаптирована на русском языке Калифорнийская шкала суицидального риска. Очень грамотно составленный опросник. Но чтобы ее применить, надо, чтобы родителям было известно о ребенке всё, а это очень сложно, особенно при нынешних взаимоотношениях детей и родителей. Вот один из вопросов теста: «Высказывал ли ребенок идею, что не хочет больше жить?» А если вы с ребенком «не знакомы», то откуда вам знать? Это же настоящий бич современного общества — родители с детьми не разговаривают, многим совершенно все равно, что на душе у собственного ребенка. Откупаются от детей вещами — джинсами, планшетами… Ребенок вроде и счастлив — он занят планшетом, а дистанция с родителями между тем возрастает. Я выше говорил, что ребенку обязательно приходится конкурировать за внимание взрослых, это необходимо для его развития. А в случаях, когда родители «откупаются» от ребенка, они заранее отгораживаются от межличностного контакта — самого главного ресурса ребенок лишен. Отсюда и аномальное развитие, и аномальное поведение ребенка.

— Чем еще родители несознательно вредят детям, способствуя развитию в них агрессии?

— Есть категория родителей, которые одобрительно относятся к проявлению агрессии. Это не только одобрение факта, когда ребенок проявляет агрессию, это и провокация. Вот мама говорит сыну: «Пойдешь в школу, и если Вася начнет отнимать у тебя учебник, ты должен постоять за себя!» А с чего это мама решила, что Вася решит отобрать учебник? Это только ей одной известно. А ребенок, «накрученный» родительницей, теперь только и смотрит, как бы Вася или кто еще не потянулся за его вещью. «Маша ручку решила взять? На, Маша, получай! Это я защищаюсь!» Это агрессия, которую под маской защиты ребенка спровоцировала мать.

— Как родители могут научить своего ребенка справляться с приступами агрессии, чтобы она не нанесла урона ни ему самому, ни окружающим?

— Когда родитель вклинивается в конфликт между детьми посредством агрессии, направленной на обидчика своего ребенка, ничего хорошего из этой ситуации не выйдет. Мне иногда кажется, что взрослый оправдывает свою жестокость тем, что защищает своего ребенка, а на деле это всего лишь повод.

Ребенок жалуется родителям на то, что его обижают в школе или во дворе другие дети? Два важнейших аспекта правильного поведения родителей: во-первых, оказать ребенку моральную поддержку, проанализировать вместе с ним ситуацию и помочь ему найти пути решения конфликта.

Когда приступ уже возник, агрессия уже состоялась — никак. Но можно взрослым предотвращать такие приступы и учить самого ребенка этому. Например, нельзя захваливать ребенка, да еще и без особых к этому предпосылок. Во-первых, у него должен быть стимул к развитию. Лучше не источать восторги при виде кособокого цветка — творения ребенка, а сказать: «Красивый цветок. Но если бы ты нарисовал прямой стебель, это было бы еще лучше...» В излишней похвале ведь еще один минус: захваленный отпрыск вырастет и очень быстро поймет, что он не самый лучший на самом деле. И это открытие может нанести ему сильнейший удар. «Мама с папой говорили, что я читаю лучше всех, а учитель ругает за то, что я читаю до сих пор по слогам. Учительница плохая! Не пойду в школу, меня там не ценят». Агрессия и аутоагрессия у ребенка — это тоже последствия отсутствия объективности родителей к способностям собственного чада. Еще ребенку можно помочь сформировать собственную систему ценностей. К примеру, объяснить, какая вещь ему нужна и за нее стоит побороться; какая не очень, тут по обстоятельствам; какая вообще не нужна и проще махнуть на нее рукой. Чем сложнее вся система человеческих реакций, тем лучше, и этим реакциям ребенка тоже надо учить. Эту систему разнообразного поведения нельзя создать на бумаге, она отрабатывается только в практических жизненных ситуациях. К слову, обычно дети получают эти навыки в процессе взаимодействия с ровесниками и взрослыми. А родители должны одобрять адекватную агрессию и не приветствовать неадекватную, вот и все. Но без взаимодействия родителей с ребенком в любом случае ничего не получится.

Ирина Блинник, Московский Комсомолец