Самой главной награде СССР исполняется 80 лет

62

Герои в России были во все времена. Но люди, официально признанные достойными называться этим громким словом, появились лишь весной 1934 года.

Тогда, 80 лет назад, в СССР было учреждено звание Герой Советского Союза. «МК» публикует некоторые малоизвестные, забытые факты, касающиеся медали «Золотая Звезда» и ее кавалеров.

Они не были первыми

Начать все-таки необходимо с «классики» данной темы.

«Восхищены вашей героической работой по спасению челюскинцев... Входим с ходатайством в Центральный исполнительный комитет СССР:

  1. Об установлении высшей степени отличия, связанного с проявлением геройского подвига, — звания Героя Советского Союза.

  2. О присвоении летчикам Ляпидевскому, Леваневскому, Молокову, Каманину, Слепневу, Водопьянову, Доронину, непосредственно участвовавшим в спасении челюскинцев, звания Героев Советского Союза... И.Сталин, В.Молотов, К.Ворошилов, В.Куйбышев, А.Жданов».

Эту правительственную телеграмму 14 апреля 1934 года получили пилоты — участники только что завершившейся операции по спасению со льдины экипажа и пассажиров раздавленного льдами парохода «Челюскин». Через два дня, 16-го числа, было опубликовано постановление ЦИК об учреждении звания Герой Советского Союза, а 20 апреля в Кремле подписан указ о присвоении этого звания семерым летчикам — «главным действующим лицам» челюскинской эпопеи.

Вот статистика результатов работы полярных авиаторов по эвакуации челюскинцев: А.Ляпидевский совершил 1 рейс на льдину и вывез 12 человек; В.Молоков за 9 рейсов вывез 39 челюскинцев; Н.Каманин — 34 человека за 9 рейсов; М.Водопьянов — 10 человек за 3 рейса; М.Слепнев — 5 человек (1 рейс); И.Доронин — 2 человека (1 рейс); М.Бабушкин — 1 человек (1 рейс).

Как видим, в списке летчиков-спасателей и в списке первых Героев есть одна «нестыковка». Человека со льдины вывез Бабушкин, а почетное звание получил Леваневский. Загадку эту пытались разгадать многие.

Сигизмунд Леваневский не вывез из ледового лагеря ни единого человека. Группе летчиков, в которую он входил, поручили пробиваться к челюскинцам со стороны Аляски, на специально купленных у американцев самолетах. Уже на последнем перелете к селению Ванкарем, где находился штаб спасательной операции и был устроен аэродром, «Флейстер» Леваневского потерпел аварию в Колючинской губе. До Ванкарема летчик добрался на собачьей упряжке и в эвакуации челюскинцев со льдины участия принять не смог. Тогда как же его фамилия оказалась в списке награжденных?

Некоторые исследователи челюскинской эпопеи полагают, что причина в случайном стечении обстоятельств. Сразу же после эвакуации со льдины последних «арктических робинзонов» в Кремль ушла телеграмма-рапорт за подписями всех пилотов, побывавших в ледовом лагере участников рейда «Челюскина». По справедливости в их числе должен был поставить автограф и Михаил Бабушкин — пилот маленького самолета-разведчика, который везли на «Челюскине» и сумели перетащить с палубы гибнущего парохода на лед. Позднее Михаил Сергеевич умудрился с помощью подручных средств починить поврежденную машину, взлететь, взяв на борт еще и своего механика, и добраться на этой «стрекозе» до Ванкарема. Но в то время, когда отправляли торжественную телеграмму в Кремль, Бабушкин был в отъезде. Каманин, на правах военного руководивший подготовкой «исторического» документа, предложил подписаться Леваневскому, как раз оказавшемуся в штабе спасательной операции. Кремлевские верхи не стали особо докапываться до истины: раз подписал телеграмму, значит, летал на льдину. А потому — получай высокое звание.

Было бы справедливо, если бы первым звание Героя Советского Союза получил человек, вообще не летавший к челюскинцам. Такого мнения впоследствии не скрывал обладатель «Золотой Звезды» №1 Анатолий Ляпидевский. И об этом факте упомянуто в стихотворении близко его знавшего поэта Феликса Чуева.

«...И когда про него прозвучали стаканы,

«Каюсь, хлопцы, не я, — он вздохнул тяжело. —

Самым первым Героем был Федя Куканов.

Должен был. И не стал. Просто не повезло…»

(Феликс Чуев. «Ляпидевский». 1965)

Полярный летчик Федор Куканов почти за полгода до прогремевшей на весь мир челюскинской эпопеи сумел совершить подобный подвиг — причем в еще больших масштабах и в еще более трудных условиях.

Поздней осенью 1933-го в «глухом арктическом углу», у мыса Биллингса, вынуждены были остаться зимовать затертые льдами несколько пароходов, перевозивших «контингент» для одного из «островов архипелага ГУЛАГ» — колымской экспедиции печально известного «Дальстроя». Среди людей началась цинга, и наверху было решено организовать их эвакуацию. Заниматься этим поручили экипажу Куканова, который летал на трехмоторном пассажирском «Юнкерсе». В течение октября–ноября кукановский самолет совершил 13 рейсов и вывез с кораблей на мыс Северный 93 человека (по другим сведениям, 96). Однако Куканов не получил тогда вообще никакой награды, о подвиге его промолчали газеты. Причина сугубо политическая: как объяснить в официально обнародованных документах, кого именно спасали наши замечательные авиаторы — зэков из «Дальстроя»? В итоге о совершенной Кукановым уникальной спасательной операции было известно лишь в узком кругу летчиков и полярников.

...И грамота в придачу

Поначалу Героев награждали «в материальном смысле» весьма скромно. Постановлением ЦИК СССР об учреждении звания Герой Советского Союза предусматривалось, что этим людям будут вручать лишь именные грамоты о присвоении такого почетного звания.

Правда, первая семерка летчиков-«челюскинцев» получила в качестве дополнения к «геройским» грамотам еще и ордена Ленина, но это было фактически двойное награждение.

Лишь позднее, 29 июля 1936 года, когда было учреждено официальное положение о звании Героя Советского Союза, в нем узаконили вручение вместе с грамотой еще и высшего ордена Страны Советов. (А чтобы знаменитые наши летчики Громов, Чкалов, Беляков и Байдуков, уже ставшие к тому времени Героями Советского Союза, не остались «обделенными», им тоже вручили ордена Ленина — задним числом.)

Прошло еще несколько лет, прежде чем появилась специальная «геройская» медаль. 1 августа 1939-го вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «О дополнительных знаках отличия для Героев Советского Союза»: «...В целях особого отличия граждан, удостоенных звания Героя Советского Союза, учреждается медаль «Герой Советского Союза», которая вручается одновременно с присвоением звания Героя Советского Союза...» а еще через пару месяцев, указом 16 октября 1939 года, эту медаль переименовали, и отныне она называлась «Золотая Звезда».

Новый знак отличия ввели, когда в стране уже было 122 Героя Советского Союза. В соответствии с постановлением Верховного Совета всем им тоже полагалось получить «Золотую Звезду».

Кого лишали звания Героя

Из 12 с лишним тысяч человек, удостоенных звания Героя Советского Союза за все время существования этой награды, некоторые были впоследствии лишены «Золотой Звезды». Указы о таком разжаловании Президиум ВС издавал около 150 раз. Кто-то пострадал невинно во время разгула сталинских репрессий и в дальнейшем, после реабилитации, получил заслуженную «звездочку» назад. Однако до сих пор в списках значатся более 70 человек, которым «героя» так и не вернули, признав их преступниками.

Такая метаморфоза произошла, например, с одним из легендарных 28 панфиловцев, сержантом Иваном Добробабиным. Сперва был опубликован указ, в котором он вместе с другими бойцами посмертно получил «Золотую Звезду». На родине ему даже поставили памятник. А потом выяснилось, что Добробабин в том бою не погиб, а раненым попал в плен и в 1942 году добровольно поступил на службу в немецкую полицию. Впоследствии экс-панфиловец вновь оказался в рядах Советской Армии, а когда наши органы уже после войны докопались до истории со службой Ивана в немецкой полиции, Добробабина арестовали. Естественно, лишился он и звания Героя.

В истории зафиксирован даже случай, когда ловкачу удалось легально сделаться Героем Советского Союза «по собственному желанию». В опубликованных официальных документах он назван Владимиром Пургиным, однако в действительности фамилия и имя у этого человека были иные: Валентин Голубенко — вор-рецидивист, мошенник. В 1937 году, бежав из лагеря на строительстве канала Москва–Волга, он украл чужой паспорт и, поменяв там фотографию, превратился во Владимира Пургина. В столице аферист поступил работать в редакцию газеты. Пургин в течение нескольких лет изготавливал поддельные бумаги-поручения, согласно которым он якобы направлялся по линии наркомата обороны на «спецзадания». А после окончания советско-финской войны мошенник отправил в наркомат отлично сработанный фальшивый наградной лист на бланке 39-й дивизии. В бумаге значилось, что за героизм и отвагу, проявленные в боях с белофиннами, младший командир и одновременно корреспондент газеты Пургин представляется к званию Героя Советского Союза. Поддельное представление благополучно ушло вместе с другими, подлинными, в Президиум ВС СССР, где был в апреле 1940 г. подписан указ о награждении. В списке из пятнадцати фамилий фигурировал и Пургин. Преступника погубило собственное тщеславие: он сумел протолкнуть в «Комсомолке» большую статью о своих суперподвигах. В итоге слишком героический молодой человек привлек внимание органов. Стоило лишь чуть копнуть эту историю, тут же был выявлен обман, всплыла и настоящая фамилия лжегероя. Пургин-Голубенко был арестован. А Президиуму ВС пришлось отменять свое предыдущее решение о присвоении звания Героя ловкому мошеннику.

Трижды награжденные

Указом Верховного Совета, изданным 1 августа 1939 года, были внесены изменения, которые позволяли отныне присваивать звание Героя Советского Союза дважды и даже трижды. Кроме того, было предусмотрено еще одно нововведение: в честь каждого, кто награжден двумя медалями «Золотая Звезда», должен быть сооружен бронзовый бюст на родине Героя.

Еще более высокое поощрение указ предусмотрел для трижды Героев Советского Союза. Бронзовый бюст каждого из них должен быть установлен на постаменте в виде колонны и размещен перед зданием Дворца Советов в Москве. Это грандиозное здание, правда, в итоге так и не построили, и потому позднее в партийных верхах зашла речь о том, чтобы ставить памятники обладателям трех «Золотых Звезд» на территории Кремля. Впрочем, и этот проект остался нереализованным. А иначе... чьи изображения мы увидели бы на этой аллее героев?

Первый трижды Герой появился в стране лишь ближе к концу Великой Отечественной войны. 19 августа 1944 года им стал знаменитый летчик-истребитель А.Покрышкин. Еще одному советскому воздушному асу, И.Кожедубу, вручили третью «Золотую Звезду» в августе 1945-го: за самое большое количество сбитых вражеских самолетов. Впоследствии список этот пополнил легендарный советский маршал С.Буденный. Впрочем, все три его награждения этим высоким званием случились уже в мирное время — в 1958, 1963 и 1968 гг. — и были приурочены к очередным юбилеям «главного кавалериста страны».

Больше трех «Золотых Звезд» на одну грудь не навешивать! Позднее это правило, установленное указом 1939 года, все-таки было нарушено. Исключение сделали для Георгия Жукова. В 1956 году «народному маршалу» вручили — по личному распоряжению Хрущева — четвертую звезду Героя (формально в связи с 60-летием, а на самом деле — за подавление недавнего восстания в Венгрии).

Был в нашей истории еще один четырежды Герой — генсек Брежнев. Чтобы вручить «дорогому Леониду Ильичу» четвертую «звездочку» Героя, пришлось Президиуму Верховного Совета СССР даже издавать летом 1980 года новый указ, отменяющий прежние ограничения.

Героями Советского Союза были и предшественники Брежнева на посту генсека.

Хрущеву это звание присвоили в 1964 году, к его 70-летию. А Сталина наградили 27 июня 1945 года. Впрочем, сам «хозяин» отнесся к подобной инициативе своих кремлевских соратников более чем прохладно. «Геройские» знаки отличия он согласился принять лишь пять лет спустя, но и после этого практически не носил «Золотую Звезду», предпочитая ей «Серп и Молот» Героя Социалистического Труда, полученного еще в довоенном 1940 году.

Александр Добровольский, Московский Комсомолец