Изменение климата принесет нам новые земли и экономию энергоресурсов

63

Уже через 40–50 лет жаркий май никого в нашей стране удивлять не будет. Окончательно останутся в прошлом и холодные, снежные зимы.

Но кроме мягкого климата глобальное потепление принесет и большие проблемы. Известный российский климатолог, член-корреспондент РАН, доктор наук, руководитель лаборатории глобальных проблем энергетики Владимир Клименко рассказал «МК» в Питере» о том, что увеличится количество мощных ливней, а заодно и страшных наводнений.

— 40 лет назад климатологи обещали нам скорое наступление Малого ледникового периода. Однако вместо похолодания у нас в середине мая было плюс 30. Ледниковый период отменяется?

— Действительно, 40 лет назад в ведущих научных журналах мира появлялись статьи, предрекавшие скорое наступление Малого ледникового периода. Но в 70-х годах прошлого века наш выдающийся климатолог Михаил Иванович Будыко предположил, что тенденция к похолоданию, наметившаяся в середине ХХ века, будет обращена вспять. Благодаря парниковому эффекту. Человечество с помощью своей промышленности выпустило в атмосферу слишком много углекислого и других газов. А как известно, чем их больше в атмосфере, тем выше среднеглобальная температура. Михаила Будыко тогда в научном сообществе мало кто поддержал. Но он оказался совершенно прав: парниковыми газами мы отодвинули ледниковый период на несколько тысяч лет.

— Насколько мягок сейчас наш климат по сравнению с предыдущими эпохами?

— Наш климат один из самых теплых за последние как минимум 3,5 тысячи лет.

Если говорить исключительно о России, то за прошедшие 100 лет среднегодовая температура у нас уже поднялась на 1–1,5 градуса. Казалось бы, немного… Но знаете, в конце ХIХ века июньские снегопады были почти нормой для европейской России. Читая Достоевского, я часто обращал внимание, что его герои ходят летом по Петербургу в пальто. Но особенно мне нравится один эпизод у Владимира Гиляровского, где он описывает, как впервые приехал в Москву 19 октября 1876 года. Сошел с поезда на площади трех вокзалов и, направляясь к извозчику, перелез со всеми своими баулами через большой сугроб. И Гиляровский пишет об этом совершенно спокойно: подумаешь, сугробы в октябре.

Могу привести и еще один пример, но уже из ХV века. Я уверен, что вы никогда не видели в ноябре льда на Финском заливе. Так вот, в конце осени 1495 года конница Ивана III штурмовала Выборгскую крепость со стороны моря. И в это время лед на Финском заливе был настолько прочен, что выдерживал тяжесть большой армии! Для сравнения: одна из самых холодных зим ХХ века пришлась на 1939–1940 годы, но даже тогда такого прочного льда на заливе в ноябре не было.

— А с чем была связана такая холодная погода?

— Это был как раз один из пиков похолодания Малого ледникового периода. Как я предполагаю, он начался в ХIV веке и продолжался почти 600 лет, вплоть до второй половины ХIХ века. В это время случалось много удивительных вещей. Например, в исторических хрониках дважды зафиксировано замерзание Нила у Александрии — в 829 и 1011 годах! А 3 ноября 1323 года замерзла вся Северная Адриатика, включая Венецианскую лагуну.

— В чем причина наступления ледниковых периодов на Земле?

— Масштабное изменение климата — будь то потепление или похолодание — происходит в результате совпадения многих факторов. В Малый ледниковый период основными были пониженная солнечная активность и повышенная вулканическая. Интенсивно извергающиеся вулканы создают в атмосфере экран из мельчайших капелек серной кислоты, который препятствует поступлению солнечного излучения. Есть, конечно, и другие факторы, многие из которых довольно сложны для понимания. Можете мне просто поверить на слово: если океан в северной части Атлантики пресный, это означает, что на Земле будет холодно. Если он соленый, стоит ждать потепления. И, кстати, во время эпохи Малого ледникового периода северная часть Атлантического океана была как раз на удивление пресной.

Станет теплее и мокрее

— Итак, вместо ледникового периода у нас глобальное потепление. Какая температура все-таки установится в России и в мире?

— По моим расчетам, в течение ХХI века температура повысится примерно на градус в среднем по глобусу. Но Россия — это уникальное место на Земле. Она является центром глобального потепления. Поэтому в нашей стране температура в среднем повысится на 2,5 градуса. Еще больше потеплеет за Уралом и в центральной части России. А, например, в Петербурге в ближайшие 100 лет температура повысится примерно на 2–2,5 градуса. При этом лето не сделается намного более жарким, оно просто будет начинаться на 2–3 недели раньше, а заканчиваться — позже. Сильнее всего потеплеют январь, февраль и март. И это большая удача для России. Половина всех потребляемых энергоресурсов в нашей стране тратится на отопление. Каждая теплая зима экономит России 80–100 миллионов тонн топлива в условном исчислении. Или примерно 40 миллиардов долларов. Это две сочинские Олимпиады! А до конца ХХI века в результате глобального потепления Россия сэкономит примерно 15 миллиардов тонн топлива. Это, говоря условно, все запасы нефти, которые у нас сейчас есть. Если правильно распорядиться такими дивидендами, можно отстроить новую страну! А заодно обезопасить себя от снижения цен на нефть и газ.

Далеко не всем так повезет. Для некоторых регионов земного шара, в частности для Африки, потепление станет настоящей катастрофой. Там мы будем наблюдать сильнейшие засухи. Их не избежать и Средиземноморью. А вот климат всей северной России, включая Петербург, будет испытывать тенденцию к увлажнению. И скорее всего, большое количество осадков будет выливаться в виде сокрушительных дождей. Получается, станет не только теплее, но и мокрее. А это, в свою очередь, хорошо скажется на сельском хозяйстве. Сейчас на 65 процентах нашей территории никаких культурных растений вырастить нельзя. Но потепление отодвинет северную границу рентабельного земледелия на 100–200 километров. Это значит, что мы получим огромные дополнительные территории, пашни, которые потенциально могут быть введены в сельскохозяйственный оборот.

— А минусы для нашей страны от глобального потепления есть?

— В результате глобального потепления начнется разрушение вечной мерзлоты.

Она постепенно станет превращаться в болото. Это мы видим в Западной Сибири. В течение последних нескольких тысячелетий там происходило как раз разрушение вечной мерзлоты. И сейчас Западная Сибирь — фактически огромное болото. К счастью, человечество имеет опыт существования в условиях постоянно деградирующей вечной мерзлоты. Например, такие территории есть у финнов, норвежцев, канадцев. Если правильно там строить дороги, здания, опоры линий электропередачи, то ничего плохого не произойдет. Впрочем, в разрушении вечной мерзлоты есть и свои плюсы. Сегодня из 17 миллионов квадратных километров общей площади нашей страны почти 11 миллионов — вечная мерзлота. В результате потепления в течение столетия огромная часть территории России — около 4 миллионов квадратных километров — «отморозится» и станет доступной для жизни!

Конечно, вечная мерзлота разрушится далеко не везде. Например, в Якутии и на Таймыре с ней ничего не произойдет. Дело в том, что толщина мерзлых слоев там достигает километров.

— Ну какие же это «минусы»: мы получим новые территории, сельскохозяйственные угодья. Но какие-то проблемы будут?

— Самое неприятное следствие глобального потепления — это повышение уровня Мирового океана. За последние 100 лет он уже поднялся на 15–20 сантиметров. Казалось бы, немного. Но в последнее время скорость подъема уровня океана сильно возросла и достигает больше 3 миллиметров в год. Это значит, что за 100 лет он поднимется еще на 30–40 сантиметров. Почему это вызывает опасения? Дело в том, что земная кора — субстанция весьма подвижная. Есть области земного шара, где она по мере подъема уровня океана уходит вниз, а есть — где лишь чуть-чуть поднимается или остается неизменной. Например, в ближайшую тысячу лет Стокгольм будет как бы выползать из океана. Постепенно «вырастают» и северные берега Финского залива, включая Хельсинки и Выборг. А вот Эстония явно тонет. Наш же Петербург находится в очень пикантной ситуации — он как бы посередине этих двух тенденций. Не исключено, что южная часть города со временем будет тонуть, а северная, наоборот, «выталкиваться».

— Но ведь это будет еще не скоро?

— Ну почему же?! Это постепенно происходит на наших глазах. И еще один важный для Петербурга момент. Смотрите, даже относительно небольшой подъем уровня Мирового океана приводит к серьезному изменению частоты опасных наводнений, которые в Питере возникают при упорных западных ветрах. Как известно, самое значительное и разрушительное наводнение за всю историю города произошло 7 ноября 1824 года. Тогда вода в Неве и ее многочисленных каналах поднялась на 4,14–4,21 метра выше ординара. Такие наводнения случаются, грубо говоря, раз в столетие. Если же уровень океана поднимется на метр, а это, вполне вероятно, случится к концу нынешнего столетия, такие наводнения будут происходить раз в десятилетие.

Впрочем, в глобальном потеплении есть для Северной столицы и свои плюсы. Жители Европы, истомленные жутким зноем и засухой, будут ездить отдыхать на великолепные песчаные пляжи Финского залива. Так же, как мы сейчас ездим на Средиземноморье. Я не шучу. Это все вполне возможно.

Екатерина Кузнецова, Московский Комсомолец