Кто и как хочет реформировать похоронную отрасль в России?

22

Навести порядок в одной из самых проблемных сфер бизнеса — сфере похоронных услуг, с которой несколько лет подряд мучились чиновники ФАС, обещает теперь Минстрой.

Ведомство собирается положить конец вопиющему «обману на слезах» и «погоне за покойниками», которые устраивают похоронные агенты. Уже к ноябрю Минстрой планирует закончить работу над масштабным законопроектом. Как перекрыть доступ на рынок нечистым на руку агентам? В состоянии ли честные компании и СРО самостоятельно вылечить этот бизнес? Или все же без государственного кулака и лицензий не обойтись? Не обернется ли лицензирование обычной торговлей индульгенциями? Кто будет решать, сколько должны стоить гроб, венок и работа людей с лопатами? Станут ли фамильные склепы и похороны у подножия храмов легальными? О нынешних проблемах похоронной отрасли и путях их решения корреспонденту «МК» рассказал замминистра строительства и ЖКХ Андрей ЧИБИС.

— Андрей Владимирович, говорят, что никто не знает, сколько в нашей огромной стране могил. Может, хотя бы вы знаете?

— На самом деле этого доподлинно никто не знает. По одним данным, тридцать тысяч кладбищ, по другим — семьдесят. Единого реестра кладбищ и тем более захоронений нет. Это при том, что каждый год из жизни уходит около двух миллионов человек. Скажу больше: на официально закрытое кладбище за определенные деньги пускают. И очень часто люди, которые по воле судьбы какое-то время не могли ухаживать за могилой своих близких, могут прийти и обнаружить, что на этом месте уже похоронен кто-то другой.

— Если честно, похоронные агенты уж очень похожи на стервятников. Только умер человек — сразу началась охота...

— Это конкуренция за покойника. Полбеды, если человек уже умер. Вот самый вопиющий сценарий: пациент долго болеет, но еще жив. Врачам понятно: высока вероятность смерти. И они «сливают» эту информацию похоронным агентам, которые при живом еще человеке начинают предлагать свои услуги родственникам. Это этическая, моральная катастрофа.

— Вообще, какой он, рынок похоронных услуг?

— Совершенно дикий рынок. Похоронить близкого человека — это не за хлебушком сходить. Родственники готовы отдать все, лишь бы церемонию провели качественно. Но нет никаких гарантий, что все будет сделано как положено. У родственников не должна болеть голова о том, что посреди церемонии что-то уронят или машина сломается. Они ведь за все это платят немалые деньги. А по факту, когда машина ломается, работники агентства говорят, что это была вообще единственная машина, и они ничего сделать не могут. Представляете, что чувствуют люди, когда им говорят: «Что хотите, то и делайте»?

— А как цены на этом рынке формируются? С потолка?

— Это вообще отдельная проблема. По закону земельный участок под могилу должен быть предоставлен бесплатно. А все остальные услуги: раскопка могилы, захоронение, памятники, цветы, венки, доставка — на коммерческой основе. Но я пока не встретил ни одного человека, который бы понимал, почему это столько стоит.

— Ну а квитанции-то агенты дают в обмен на деньги?

— Люди практически никогда не требуют договор, чек или квитанцию. А стоит потребовать, сразу: «Подождите, какая квитанция? Вы что?» А к кому же мы предъявим претензии, если возникнет какая-то проблема? Но агент, естественно, уверяет, что все будет хорошо. Но вот вам пример из практики. Нанятая похоронная компания заезжает на кладбище, а тамошние работники не пропускают на территорию и копать запрещают. Мол, мы сами тут копаем. И это происходит в тот момент, когда для людей самое главное — это достойно проводить своего близкого.

— Так как же размотать этот змеиный клубок? Созданы уже механизмы?

— Сегодня необходимо детально регламентировать похоронную деятельность. Там же целая цепочка действий: от содержания и управления кладбищами до «сервисного» цикла. Одно только составление бумаг о погребении для родственников — это уже отдельный вид очень важной работы похоронных агентств. И, конечно же, вся эта деятельность должна работать по единому стандарту. Добросовестный агент должен составить все документы, выбрать гроб, венки, памятник, решить вопросы, связанные с погребальной церемонией: от выбора машины до договоренностей о том, кто и как будет копать могилу. Минимальный гарантированный перечень услуг, которые должен оказать участник рынка, должен быть четко прописан, причем на федеральном уровне. Как правильно хоронить и что должны делать агенты — все это нужно будет подвести под жесткий стандарт. Сегодня мы обсуждаем эту идею и с бизнесом, и с региональными властями, и с представителями конфессий.

■ ■ ■

— Нужно ли как-то ограничить доступ на рынок для агентов?

— Здесь может быть только два варианта: либо лицензирование, либо вступление в СРО. Причем мы считаем именно первый путь правильным. Ведь лицензию за нарушения стандартов и правил поведения на рынке можно отобрать.

— А как люди смогут узнать, кто из агентов их обведет вокруг пальца, а кто играет по всем правилам? Ведь далеко не каждому придет в голову в состоянии шока изучать лицензии...

— У людей появится возможность через справочные услуги муниципалитетов, специальные порталы в Интернете и печатные издания получить информацию о том, где находятся ближайшие лицензированные похоронные компании. Только так можно до людей донести информацию о тех, кто способен оказывать качественные услуги и проверен государством.

— Не получится в итоге, что на город останется одна-две компании, и похоронные услуги станут дефицитными?

— Так быть не должно. Но совершенно точно это не могут быть сотни фирм, которые только и делают, что ведут между собой бои за покойника. По цене пусть конкурируют. Но эта борьба будет уже в рамках дополнительных сервисов, за рамками минимальных стандартов, прописанных государством.

— Андрей Владимирович, а ставки на тот самый минимальный перечень услуг будут как-то фиксироваться властями?

— Мы считаем, что это нужно сделать — прописать потолок цен. Делать это будут власти субъектов исходя из экономики и уровня доходов по региону.

■ ■ ■

— Сегодня на воротах большинства публичных кладбищ висят таблички «закрыто для новых захоронений». Через пару десятков лет вообще хоронить будет негде?

— Дело в том, что сегодня за размещение кладбищ отвечают муниципалитеты. Однако мы считаем, что это совершенно не их дело, а дело региональных властей. Ресурсов для размещения кладбищ внутри муниципальных образований чаще всего не существует. Получается глупая ситуация, когда в городе кладбище разместить уже нельзя, а хоронить людей где-то надо. Разрешить оборудовать кладбище в пригороде может уже соседний муниципалитет. В результате постоянно возникают конфликты.

— А за состоянием кладбищ кто должен следить? Местные чиновники или тоже власти региона?

— Это тоже должно стать заботой регионов. Более того, именно они должны определять внешний вид кладбища: дорожки, ограды, вид и габариты памятников. Управлять же кладбищем должно не то унитарное предприятие, которое приглянулось руководителю муниципалитета, а независимые государственные или частные компании, которые будут выбираться специально на конкурсе. Причем в зоне ответственности этих компаний должно быть все: обеспечение безопасности на кладбище, содержание его в достойном состоянии. Чтобы на дорожках не хоронили, чтобы не было одной ограды двухметровой высоты, а другой — в 20 сантиметров от земли. Для людей, приходящих на кладбище, должна быть создана атмосфера размышления о вечности. Это не значит, что все кладбища станут одинаковыми. Но они должны иметь вид исторического памятника.

— Получается, что люди с низкими и средними доходами смогут рассчитывать на достойные, пусть и скромные похороны на публичном кладбище. А что делать тем, кто хочет усопшего похоронить чуть ли не в мавзолее или памятник отгрохать в два человеческих роста? Ну, или принципиально хочет, чтобы его близкий покоился у подножия храма?

— Если говорить о храмах, то для этого мы планируем создать систему вероисповедальных кладбищ. Хотя по факту погосты при церквях и так существуют, правда, нелегально. Так что наша задача — их легализовать. А вот для тех, кто хочет получить какие-то дополнительные услуги, мы рассматриваем возможность создания в стране частных или, правильнее сказать, коммерческих кладбищ. Мы не исключаем, что в России действительно появятся частные кладбища. Лично я не вижу в этом ничего плохого. Это широко развитая международная практика. Так что если люди хотят, чтобы их близкие были захоронены на частном кладбище, эту опцию можно предоставить. Естественно, стандарты на таких кладбищах могут отличаться от стандартов публичных мест захоронения.

— Андрей Владимирович, как открытие частного кладбища может выглядеть на практике? Вот, допустим, есть у меня стартовый капитал. Я смогу купить любой кусок земли и сказать, что здесь будет кладбище?..

— Если в рамках документов территориального планирования предусмотрено, что на этом месте может быть кладбище, то такой вариант вполне возможен. Главное, чтобы статус земельного участка был соблюден. Иначе частные погосты начнут вырастать в Подмосковье на землях сельхозназначения.

— Частные некрополи станут чем-то вроде Рублевки для усопших? Ведь вы сказали, что стандарты услуг там будут отличаться от обычных кладбищ.

— Не совсем так. Те общие минимальные стандарты услуг, о которых я говорил раньше, должны строго соблюдать и владельцы частных кладбищ. И регулирование цен в этом плане будет таким же, как и на публичных. А вот сверх минимума уже можно будет предлагать другие, более дорогие услуги. Например, памятник сделать большой и необычный или участок выделить побольше. Здесь цена будет формироваться уже по правилам свободного рынка. Хотя надо понимать, что и сейчас на публичном кладбище можно взять большой участок земли, но в «черную». А на частных кладбищах за нестандартные запросы будут брать легальную плату.

— К вопросу о повторных захоронениях. Эта проблема не первый год обсуждается, а результата нет. Какие мысли по этому поводу?

— Мы сейчас обсуждаем, возможно ли использование брошенных могил и при каких условиях. На мой взгляд, разрешить такую меру можно при условии обязательного розыска родственников или близких. Кроме того, нужно установить предельный срок, спустя который можно прикасаться к заброшенной могиле.

— Когда Минстрой планирует завершить подготовку поправок в законодательство и внести их в Госдуму?

— По нашим расчетам и указанию Правительства РФ мы должны завершить работу над законопроектом к первому ноября. Надеемся, что Госдума рассмотрит его уже в ходе осенней сессии.

СПРАВКА "МК"

А КАК У НИХ:

Первые коммерческие некрополи в Европе и Америке стали появляться в начале XIX века. Самые знаменитые из них — кладбища «Магической семерки» в Лондоне: семь частных погостов, организованных в позапрошлом столетии в связи с переполнением публичных кладбищ. Среди них наибольшей популярностью у туристов пользуется «Кладбище всех душ», привлекающее любителей старины замысловатой архитектурой памятников. Родственникам усопших разрешалось выбирать способ захоронения. Это могли быть катакомбы, мавзолей, склеп или традиционная земляная могила в обрамлении зеленых насаждений и традиционного английского газона. Кстати, выбор деревьев тоже был огромен: около 800 видов. А чтобы не разориться на газонокосильщиках, по кладбищу пускали коров, которые мирно жевали травку.

Повторные захоронения разрешены в Испании, Франции и Австрии. Для того чтобы использовать заброшенную могилу заново, прах из нее кремируют и помещают на хранение «до востребования». При этом нужно, чтобы за могилой не ухаживали минимум 25 лет.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Павел УЛАНОВ, руководитель программ подготовки кадров Союза похоронных организаций и крематориев:

— В целом предложения Минстроя способны навести порядок в похоронной сфере, которая сегодня является полукриминальной. Однако сомнения вызывает эффективность введения одних только лицензий. Само по себе лицензирование может превратиться в торговлю бумажками. Мы уже видим подобное и в образовании, и в медицине. Чтобы был реальный контроль за рынком, нужен механизм «двойного фильтра»: симбиоза лицензий и корпоративной сертификации. Необходимо создать саморегулируемые организации (СРО), причем их должно быть несколько по стране, иначе вместо независимого корпоративного контролера мы получим что-то вроде негосударственного министерства. Полномочия СРО позволят им создать свои профстандарты для всех работников отрасли: от агентов и менеджеров на телефоне до тех, кто копает могилы и бальзамирует умерших. На базе профстандартов будут создаваться программы образования и этические кодексы. Любая компания, желающая легально работать в «похоронке», должна будет сначала вступить в СРО, которая прогонит претендента через свои фильтры, проверит репутацию и попросту научит, как надо работать. Если фирма адекватная, СРО даст лицензирующему органу рекомендацию на выдачу лицензии. И только после этого компания сможет получить государственное разрешение. Такой механизм будет выгоден всем. СРО будут знать, что их члены добросовестны и отвечают внутренним корпоративным стандартам. Государство будет знать, что лицензию они выдают тем, кто в состоянии нормально работать. А потребитель будет получать услуги только от агентств, прошедших такую «тонкую» фильтрацию. К тому же СРО — это своего рода арбитр и третейский суд на случай споров между агентом и клиентом. СРО будет возмещать вред, причиненный ее членом, из компенсационного фонда. В результате недовольным потребителям не придется обивать пороги судов.

Татьяна Антонова, Московский Комсомолец
Tеги: Россия