Самый знаменитый в мире крейсер едва не наградили собачьей кличкой

40

Ну держись, мировая контра! Легендарный крейсер «Аврора», долгие десятилетия остававшийся на своей «вечной» стоянке на Неве, в воскресенье, 21 сентября, отдает швартовы и отправляется в плавание.

Такой марш-бросок уникального ретрокорабля (хотя и всего-то до Кронштадта) – событие экстраординарное. Оно дает повод еще раз вспомнить о малоизвестных и не самых парадных событиях в жизни «Авроры». В том числе о том, что знаменитейший в мире крейсер при своем рождении вполне мог получить вместо имени Богини утренней звезды совсем другое имя, больше ассоциирующееся с собачьей кличкой.

Почти на 30 лет этот прославленный «корабль революции» застыл «на мертвых якорях» в центре Петербурга, у Петроградской набережной, – именно столько прошло со времени его последнего ремонта. За столь долгий срок некоторые конструкции и агрегаты на крейсере-ветеране износились, обветшали. Сейчас пришла пора провести новый цикл ремонтно-восстановительных работ. Именно поэтому корабль отправляют в плавание до Кронштадта, – в док одного из судостроительных заводов. Старт такого «рейда» намечен на утро воскресенья 21 сентября.

Оказывается, «Аврора» могла и не стать» Авророй». Традиция, согласно которой право давать имя каждому крупному военному кораблю принадлежало исключительно императору, повелась еще со времен Петра I. В мае 1897 года, за несколько дней до торжественной церемонии закладки очередного, третьего по счету бронепалубного крейсера из новой серии, молодому государю Николаю II из Адмиралтейства был представлен список из 11 наименований. Два первых крейсера такого же типа уже строились на петербургских верфях и носили имена богинь – «Диана» и «Паллада», так что их брату-близнецу тоже предполагалось дать «божественное» название. В числе предложенных Его Величеству звучных имен были «Наяда”, “Психея”, “Аврора», “Юнона”, “Нептун”... А еще – “Полкан”. Ведь это “собачье” имя на самом деле принадлежит одному из героев русских былин. “Чудище-Полканище” – получеловек-полуконь.

Вот было бы забавно, если бы царь Николай выбрал именно это имя! В советские годы тогда газеты пестрели бы заголовками: «Исторический выстрел «Полкана», «Полкан» – символ революции!»...Впрочем государь император проявил вкус и остановил свой выбор на имени богини утренней зари Авроры.

Несмотря на утверждения некоторых чересчур патриотично настроенных журналистов (одно из них буквально на днях прозвучало в новом документальном телефильме), новорожденная «Аврора», вступившая в строй летом 1903 года, отнюдь не являлась техническим шедевром своего времени. Многие ее ровесники – русские крейсера заграничного производства, – давали этому кораблю из серии «богинь российского производства» изрядную фору по скорости, по мощности вооружения. Однако судьба тех «иностранцев» не пощадила, – одни погибли в боях, другие были списаны на слом. Зато «Авроре» повезло, и не единожды. Крейсер оказался в нужный момент в нужном месте, громыхнул одним-единственным холостым зарядом из орудия – и прославился на весь мир. Он уцелел в нескольких войнах – Русско-японской, 1-й мировой, Великой Отечественной, – был поставлен на вечную стоянку в центре северной столицы и является на данный момент старейшим в мире сохранившимся кораблем эпохи броненосного парового флота.

Исторический выстрел «авроровской» шестидюймовки по Зимнему дворцу, конечно, сразу же обеспечил кораблю почетное место на страницах учебников истории, но вовсе не гарантировал этому «символу революции» неприкосновенности. Уже через полтора года, в 1919-м, когда белогвардейцы наступали на Красный Питер, «богиню утренней зари» вместе с другими старыми кораблями Балтийского флота вывели в Финский залив и собрались затопить на главном фарватере у Кронштадта, чтобы не пропустить к Петрограду английскую эскадру, поддерживающую войска генерала Юденича. Однако «фартовому» крейсеру опять повезло: ситуация на фронте изменилась, и повторять подвиг моряков-севастопольцев на Балтике не пришлось.

В свои молодые и, скажем так, зрелые годы – вплоть до начала 1930-х, – «Аврора» немало прошла по морям-океанам. Она добралась аж до берегов Японии, не раз бороздила Атлантический океан, Средиземное море, салютовала на рейде Сиамского залива в честь коронации короля Тайланда... Историки подсчитали, что за первые тридцать лет своей жизни крейсер «намотал» в дальних походах около 200 тысяч километров – пять земных экваторов!

Осенью 1933 года состоялось последнее самостоятельное плавание «Авроры» – на судостроительный завод, откуда она вышла хоть и подновленная снаружи, но уже «безногая»: старые паровые котлы отслужили свой срок, а новые поставить не удалось, – из-за угрожающей международной обстановки заводу нужно было срочно заниматься постройкой современных боевых кораблей. Старушку-«Аврору» зачислили на роль несамоходной учебной базы для курсантов военно-морских училищ. Отныне каждую весну буксиры выводили крейсер на кронштадтский рейд и оставляли там маячить вплоть до закрытия навигации в октябре.

16 мая 1941 года Нарком ВМФ адмирал Н. Кузнецов подписал указ о присвоении наименования «Аврора» одному из новых крейсеров, который предполагалось построить в самое ближайшее время. Появление такого документа сулило «символу революции» неминуемую отправку на слом. Однако Фортуна и на сей раз не отвернулась от своей трехтрубной избранницы. Начавшаяся вскоре Великая Отечественная война, как это ни парадоксально, спасла жизнь кораблю-ветерану.

Новой «Авроры» в нашем флоте так и не появилось. Три года спустя зам. Нарокома ВМФ И. Исаков поддержал идею ветеранов-«авроровцев» и предложил установить крейсер на Неве на вечную стоянку, как памятник революции.

Решено было восстановить лишь внешний облик «Авроры», а внутренние помещения приспособить для занятий курсантов-«нахимовцев». Расчищая места для учебных классов, столовой, кинозала, подсобных помещений, на корабле ломали переборки, демонтировали котлы и динамомашины... В общей сложности с крейсера было выгружено и сдано в утиль свыше 1000 тонн его «родных» конструкций. Из 200 с лишним помещений сохранили свой прежний вид лишь 20.

В начале 1980-х годов обследовавшие «Аврору» специалисты дали мрачный прогноз: подводная часть корпуса активно разрушается, нужно принимать срочные меры. Было разработано несколько проектов сохранения старого корабля. Самым логичным был вариант Л. Поленова, признанного знатока истории уникального крейсера. Он предлагал аккуратно снять все поврежденные детали корпуса, заменив их точными копиями, изготовленными из нового металла. Однако поленовский вариант грозил растянуть процесс реставрации чуть ли не на десятилетие. А высшее партийное руководство страны распорядилось, чтобы «Аврора» была отремонтирована к 70-летию революции, до которого оставалось всего 3 года.

В итоге решили действовать «хирургическими» методами. На стапеле Ленинградского судостроительного завода им. Жданова, куда отбуксировали корабль, (символично: старый крейсер тащили по Неве кормой вперед – как покойника на кладбище!), отрезали нижнюю часть «Авроры» на метр выше ватерлинии. Взамен был изготовлен «протез» – точно воспроизводящая прежние обводы «капсула», сваренная из толстой стали высшего качества. Надводную часть крейсера сохранили в целости и, разделив на четыре секции, аккуратнейшим образом соединили с капсулой, воссоздав внешний вид корпуса. Правда уникальную обшивку из тиковых досок и медных листов, которыми было покрыто днище той, старой «Авроры», восстанавливать не стали. Да и винты у нынешнего «крейсера №1» тоже отсутствуют, – на эти «конструктивные нюансы» у судостроителей-реставраторов 1980-х просто не было времени.

Зато по части восстановления исторического наружного вида крейсера тогда постарались. Удалось вернуть кораблю практически все его характерные элементы конструкции, которые он имел к осени 1917 года. Кое-что изготовили заново в виде макетов. У «Авроры» появились «старые» катера и вельботы, дальномеры, машинный телеграф, штурвал... Восстановили один из матросских кубриков, кают-компанию, радиорубку, командирский салон...

Предполагается, что нынешний ремонт мемориального крейсера продлится до 2016 года, после чего «богиня утренней звезды»» вернется на место своей «вечной» стоянки. Увы, о возвращении «Авроре» полностью ее первоначального вида и восстановлении всей подводной части старого крейсера речи не идет. Хотя по мнению некоторых специалистов это вполне реальный, хотя и дорогостоящий, длительный по времени проект.